Интервью специалиста Статьи

Е. Денисенко: Я верю, что я на своем месте

Я видела некоторых пациентов с онкопатологией гораздо более позитивно расположенных к жизни, нежели некоторых совершенно здоровых людей. Стоит серьезно задуматься, где находится стержень нашего благополучия.

В гостях у Медпросвиты Денисенко Е.С. Врач-онколог химиотерапевт, г.Херсон.

МП. Когда, или после чего вы захотели стать врачом? Может какое-то событие сыграло ключевую роль в выборе профессии?

ЕД. Ну, наверное, все началось с любви к такому предмету, как биология. Но это скорее предрасполагающий фактор. Моя старшая сестра тоже врач. Когда я была в 8-м классе, на каникулах, я поехала к ней в гости. Она тогда как раз училась в медицинской академии. У меня вызвало огромный интерес то, что я увидела и услышала (а я побывала и на лекциях, и на практических занятиях, в «анатомке»). При чем знаете, если большинство говорит, что все началось с сумасшедшего желания помогать людям, то у меня было немножко иначе. Я была восхищена медициной, как наукой. Восхищена организацией человеческого организма. Не может не изумлять тот факт, что тысячи элементарных, и тысячи сложнейших процессов единой структуры (тело человека), могут обеспечивать работу самого универсального и загадочного механизма в мире. Причем «согласно инструкции».

Именно тогда я уже все для себя решила, хотя звучали некоторые мнения, что это дело неблагодарное, и так далее. Начала скрупулезно готовиться к поступлению в медицинский лицей, а там и в академию. Совершенно точно могу сказать, что мой выбор был сознательным.

МП. Были ли моменты, когда вы жалели о выборе своей специальности или даже профессии в целом? (подробно: почему, после чего, и при каком мнении осталась в итоге).

ЕД. Моменты были, конечно. В основном, именно моменты: кратковременные, быстро проходящие. Чаще всего они возникают после общения с «трудными» пациентами и/или их родственниками. В моей специальности не бывает простых случаев, но все еще гораздо сложнее, когда люди не хотят принимать заболевание как очевидный факт: ищут причины, виноватых, пытаются доказать, что болезни нет, что врач, наверняка, некомпетентен, а белое – черное. Куда же без недоверия к врачу? Все знают, как относятся к гонцу, принесшему плохую весть.

А еще в таких случаях,  когда физическая и моральная нагрузка достигает максимума. Ты просто не можешь охватить все аспекты, которые для тебя самого крайне важны. Приходится пускать в ход все возможные и невозможные резервы, в том числе и многочисленные клетки нервной системы. Невольно задумываешься «Стоит ли оно того? Исчерпываться настолько?».

Все мы понимаем, что все это рано или поздно также «волшебным образом» превращается в наши собственные диагнозы…

Но, я  — человек,  проходит тяжелая смена – уходят и мысли о «стоит-не-стоит». Все же я верю, что я на своем месте.

МП. Дайте ответ на вопрос: Если бы я не был врачом, я бы стал…

ЕД. Сложно сказать. Если честно, редко задумывалась над этим вопросом. Слишком долгий путь пройден для того, чтобы вдаваться в подобные размышления.

Очень люблю путешествовать: совершенно иное восприятие жизни, когда меняется «картинка». Возможно могла бы выбрать какую-то профессию, связанную именно с этим приятным и полезным занятием.

МП. Что именно вы считаете особенным в своей специальности? Почему она приглянулась вам больше других?

ЕД. Онкология уже много лет диктует одни из наиболее актуальных вопросов, проблем, которые стремятся решить медицинские ученые всех стран мира. Ресурсы, средства, силы, стремление людей, нацеленных на новые открытия во благо человеческого благополучия. Ощущаешь какую-то причастность к этому важному поиску. Когда вся планета пытается найти новые ответы в огромном онкологическом кроссворде, твоя специальность не может быть «неособенной», второстепенной, рядовой, если можно так выразиться.

МП. Что самое сложное в вашей профессии?

ЕД. Для меня лично, самое сложное – общение с пациентами и родными. В нашей стране, в том числе не развита психологическая помощь онкобольным. Не то, что на должном уровне, а вообще никак не развита. То есть, врач-онколог должен выполнять сразу несколько функций, становиться многофункциональным специалистом. Прежде всего, необходимо объяснить человеку много «необъяснимого», точнее, того, чего он еще не способен понять в виду естественной подсознательной реакции — отрицания. Озвучить диагноз, поговорить о его чувствах, аккуратно подвести к тому, что ситуация требует определенного долгосрочного лечения.

Хотя, практически во всем мире такие больные попадают, в первую очередь, к психотерапевту, где справляются с чувствами, эмоциями и наконец-то могут принять заболевание как факт. А уже потом приходят к лечащему врачу, максимально подготовленные к лечению. Таким образом лечащий врач не «выгорает» так быстро, каждый раз разрешая себе, пусть даже поверхностно, проживать чувства больных, и ,что еще более важно, может потратить это время на других больных. Время «останавливается» для каждого отдельного пациента, не осознавшего свою проблему, но уж никак не для десятков других – по-прежнему нуждающихся в помощи, участии лечащего врача.

Но, не проявив эмоций, понимания, сочувствия – никогда не сформируются доверительные отношения между врачом и пациентом. А без доверия нет продуктивной терапии, без которой, в свою очередь, нет положительных результатов.

МП. Что бы вы хотели посоветовать/пожелать читателям нашего сайта? Возможно существует какой-то действенный метод профилактики онкологии, или эликсир счастья? (может что-то для тех, чьи семьи столкнулись с онко?)

ЕД. Наше здоровье и благополучие зависит от целого комплекса факторов. Мне кажется, помимо наследственности и образа жизни, играет роль и состояние нервной системы, и индивидуальная стрессоустойчивость и в общем-то взгляд на жизнь. К примеру, имея достоверные данные о том, что курение способно провоцировать возникновение около 10-ти видов онкологических заболеваний, человек совершенно сознательно выбирает путь высочайшего риска, покупая очередную пачку сигарет.

Положительные эмоции, активный образ жизни, правильный режим труда и отдыха. Это то, на что мы можем влиять. Запрограммировать гены мы к сожалению не можем, но более гибких к воздействию факторов снижения рисков по развитию онкопатологии гораздо больше, стоит об этом помнить!

Я видела некоторых пациентов с онкопатологией гораздо более позитивно расположенных к жизни, нежели некоторых совершенно здоровых людей. Стоит серьезно задуматься, где находится стержень нашего благополучия.

Всем крепкого здоровья!

Ваш врач,
Е. Денисенко

Комментировать

Нажмите для комментария

Мы на Facebook