Организация здравоохранения

Вам «корочки» или людей лечить?

Как поднять престиж украинской медицины в мире и улучшить качество предоставляемой помощи пациентам? Говорят, что нас спасет реформирование последипломного образования. Далее - более подробно об этом

Улучшить качество помощи пациентам и повысить престиж украинской медицины можно только реформировав последипломное образование. Но руководство отрасли не спешит равняться на развитые страны.

12—13 мая на базе Тернопольского государственного медуниверситета им. Горбачевского пройдет международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы медицинского образования». И там снова будут говорить о реформе последипломного образования.  А вот когда от разговоров перейдут к делу — большой вопрос, который нужно адресовать Министерству образования.

Реформаторы оказались не лучше «папередников»

Нынешний порядок подготовки врачей, доставшийся нам в наследство с советских времен в практически неизменном виде, давно уже не соответствует ни уровню развития мировой медицинской науки, ни тем требованиям, которые предъявляют к медикам пациенты.  Почему эту проблему не решали при предыдущем руководстве страны — вопрос риторический.  Однако нынешнее руководство Минздрава, с которым связывалось столько надежд,  то ли некомпетентно и не может сломить сопротивление среды, то ли попросту не заинтересовано в реальных переменах, которые потревожат почивших на лаврах корифеев и лишат функционеров всех выгод, связанных с ручным распределением выпускников по различным направлениям специализации.

А ведь предпосылки для прогресса наработаны: многие медвузы, в том числе, тернопольский, изучают зарубежный опыт и предлагают алгоритмы его внедрения. Но в Минздраве предпочитают эту тему лишь бесконечно обсуждать — как видим, даже конференции по этому поводу устраиваются. Но врачей так и продолжают готовить по старинке.

В 2014 году вступило в силу положение Закона Украины «О высшем образовании» о новой форме последипломного образования — резидентуре. Однако, как отмечают в Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика, законодательная база для обеспечения образовательного процесса во врачебной резидентуре еще недостаточно отработана. Грубо говоря, в Минздраве так и не озаботились тем, чтобы четко определиться — где, как и чему именно нужно учить будущих врачей.

В Украине первичная специализация проходит в форме интернатуры. Для этой формы обучения законодательная база отработана за десятилетия, но двух—трех лет для овладения специальностью и самостоятельной работы врача недостаточно. При этом условия для узкой специализации оказываются неравными для бюджетников и контрактников.

Умного отправляют в село, а богатый выбирает кабинет гинеколога

Конечно, речь не идет о том, чтобы готовить врачей по 18 лет, как это делают в Германии, где уровень медицины таков, что туда едут лечиться со всех просторов бывшего Союза и не только. Нам хотя бы опыт Польши перенять, где врачей после вузов готовят 6 лет, а специализацию выпускники выбирают в зависимости от результатов специального экзамена — чем больше у тебя баллов, тем более сложную, ответственную (и прибыльную) специальность ты можешь выбрать. Пока же ты не набрал определенного количества баллов — то работа в медицине тебе вообще не светит.

У нас же система последипломного образования не только устарелая, но и несправедливая: она, по сути, обеспечивает отрицательный отбор.

  • При государственном распределении нет равных возможностей для

последипломного образования и выбора специализации выпускников медвузов, которые учились на бюджете и по контракту, — признает ректор НМАПО им. П.Л. Шупика Юрий Вороненко.

То есть, те, кто был в состоянии платить за обучение, могут выбрать самые престижные, а попросту говоря — самые доходные специальности и получать дивиденды от «вложений» в диплом. Тогда как те, кто окончил медвуз в первую очередь благодаря знаниям и усердию, должны отрабатывать, куда пошлют, а посылают на периферию, где нет никаких возможностей для профессионального развития.

«Не все врачи смогут пройти переаттестацию»

По мнению заведующего кафедрой нейрохирургии НМАПО им. П.Л. Шупика, профессора Николая Полищука, реформировать систему подготовки врачей нужно безотлагательно.

— Я давно говорю, что последипломное образование в том виде, в котором оно у нас есть, не дает достаточно подготовленных специалистов! Все тонкости работы нужно осваивать на практике, а как при нынешнем уровне технологий и требований можно стать, к примеру, нейрохирургом за пару лет? Когда я был министром здравоохранения, мы увеличили продолжительность подготовки с полутора до трех лет. Но и этого мало. В нейрохирургии подготовка должна быть вдвое дольше — только наработав большой практический опыт, молодой врач может самостоятельно работать с пациентами, — уверен Полищук.

Недостатки последипломного образования — одна из причин низкого общего уровня профессионализма украинских медиков, считает экс-министр.

— Назрела не только реформа образования, но и переаттестация врачей, подобная той, что проводится в полиции, только строже. Я уверен, что очень многие не смогут ее выдержать. И всем этим людям нужно будет дать шанс повысить квалификацию, пройти не только теоретическую, а в первую очередь — практическую переподготовку. Это большая работа, и сопротивление врачебной среды ее будет тормозить и осложнять, но без нее не обойтись, если мы хотим, чтобы в Украине была качественная медицина, — говорит Полищук.

По его словам, все необходимые документы для реформы подготовлены специалистами НМАПО и переданы в Минздрав. И находятся они там уже не первый месяц. Теперь все зависит от руководства отрасли, а оно не спешит менять устаревший, но привычный медицинскому сообществу порядок вещей.

В резидентуру — по конкурсу

Что же именно лежит на рассмотрении в Минздраве?

— Специалисты НМАПО предложили такой порядок: после завершения 1-3 летней обязательной интернатуры по одной из базовых врачебных специальностей предусматривается возможность конкурсного поступления на резидентуру для освоения узкой субспециальности — неонатолог, кардиолог, кардиохирург, гастроэнтеролог и так далее, — рассказал ректор НМАПО Юрий Вороненко.

Не это ли, ключевое для реформы, положение о конкурсном отборе, который исключает коррупционные возможности, так пугает наш Минздрав?

Конкурс — именно то, что нужно чтобы самыми сложными проблемами со здоровьем занимались самые знающие медики. Но помимо продолжительности подготовки и принципов отбора, в последипломном образовании есть и еще одна проблема. В перечне узких специализаций у нас до сих пор нет некоторых позиций, которые стали ведущими в медицине Европы и США.

«Берите пример со стран з низкой смертностью»

Ориентиром в реформировании медобразования должна стать подготовка врачей тех специальностей, которые соответствуют передовому опыту организации здравоохранения и современному состоянию медицинской науки. Такое мнение высказал заведующий отделом интервенционной кардиологи Национального научного центра «Институт кардиологии им. Н.Д. Стражеско» НАМН Украины профессор Юрий Соколов. В пример он привел ситуацию в своей отрасли.

— Не нужно ничего изобретать: возьмите за образец систему организации медпомощи и подготовки врачей в странах, где меньше всего смертность от самых распространенных и наиболее опасных заболеваний. А это — инфаркты миокарда и заболевания сердечно-сосудистой системы. Именно это этих патологий умирает больше всего людей, а не от СПИДа и не от рака, как многие привыкли считать. Мы давно добиваемся выделения отдельной субспециальности — инвазивной кардиологии. Потому что только применение инвазивных методов реперфузии сосудов миокарда способно уменьшить показатели инфарктной смертности, которые у нас не меняются уже 60 лет! Я обращался почти ко всем нашим министрами здравоохранения, они слушали, говорили «да», и ничего не делали — приказ об утверждении такой субспециальности до сих пор не подписан, — говорит Соколов.

Казалось бы — что в этом сложного? На самом же деле выделение новой субспециализации потребует и новых квалификационных требований, в которых определяется, чем конкретно должны заниматься врачи. У нас же эти требования не менялись давно — несмотря на появление новых возможностей и даже целых отраслей медицины. Кстати говоря, Минздрав не выделяет не только инвазивную кардиологию — у нас до сих пор нет специализаций по протезированию и реабилитации — и это в стране, где сотни раненых военных нуждаются в этой специфической помощи.

Соколов отмечает, что сложность подготовки инвазивных кардиологов еще и в том, что все кардиологи сначала проходят интернатуру в терапии, и только потом уже получают возможность специализироваться «на сердце». А инвазивная кардиология находится, по сути, на стыке терапии и хирургии — здесь нужен особый подход.

— Я думаю, что узкие специалисты должны воспитываться такими же узкими специалистами уже в интернатуре. В первую очередь это касается врачей тех специальностей, от которых зависят жизни пациентов. А сколько времени должна длиться подготовка — трудно сказать, развиваться и учиться врач должен всю жизнь, — уверен Юрий Соколов.

Будут ли врачи это делать — зависит не только от их желания и сознательности, но и от наличия возможностей, создавать которые наши власти не спешат. А значит, в обозримом будущем украинцы по-прежнему будут вынуждены всем миром собирать деньги, чтобы отправить тяжелобольного ребенка или нуждающегося в сложном лечении участника АТО в те страны, где врачам не просто корочки выдают, а учат их по—настоящему лечить людей.

Автор: Анастасия Сиверко

Комментировать

Нажмите для комментария