На заметку

Украинское общество ждет кардинальных изменений в сфере здравоохранения

Аналитическая статья Ольги Скрыпник об изменениях и реформах в системе здравоохранения Украины.

Автор: Ольга Скрипник

Украина, наконец, получила стратегию развития до 2020 года. Ее одобрил Национальный совет реформ и соответствующим указом утвердил президент Украины Петр Порошенко. Авторы документа убеждены, что реализация намеченного поможет достичь европейских стандартов жизни и обеспечит Украине достойное место в мире. В целом Стратегия-2020 предлагает более 60 новаций, восемь из которых – приоритетные. На третьем месте в ней (после реформ системы нацбезопасности и обороны и государственного управления) – система здравоохранения.

Отрадная новость, не так ли? Наконец-то отрасль, проблемы которой болезненно ощущает едва ли не каждая украинская семья, не отодвинули в хвост очереди, куда обычно не доходят ни руки, ни средства, а поставили в первую тройку. Однако многие эксперты, с которыми довелось общаться в последнее время, сдержанно реагируют на эту новость, поскольку не видят оснований для оптимизма. Реформу системы здравоохранения включили в число первоочередных не потому, что у правительства уже есть четкая программа действий, не потому, что проанализированы ошибки и успехи в четырех пилотных регионах, на которые потрачены миллионы бюджетных средств, а скорее потому, что эта тема очень уж болезненна. Времени на тщательную подготовку и расчеты нет. Зато есть интересный проект, который уже несколько месяцев пиарят на сайте Министерства здравоохранения. Название его довольно амбициозное – «Национальная стратегия построения новой системы здравоохранения в Украине на период 2015–2025 гг.»

Как отмечают авторы, «этот документ был написан Стратегической совещательной группой по вопросам реформирования системы здравоохранения в Украине (ССГ по здравоохранению), созданной приказом Минздрава №522 от 24.07. 2014 г. Созыв ССГ был результатом совместной инициативы гражданского общества, правительства Украины и Международного фонда «Відродження». В министерстве говорят, что для участия в подготовке документа приглашали всех желающих. Поступило более сотни резюме, из которых выбрали всего 12. В число экспертов, как известно, попал и Александр Квиташвили, который через несколько месяцев стал министром здравоохранения Украины. Радует то, что для разработки стратегии пригласили не только отечественных, но и международных экспертов, а также представителей пациентской организации. Однако медицинское сообщество обеспокоено тем, что среди 12 авторов нет ни одного специалиста, имеющего успешный опыт практической работы в медицине, научные достижения, знающего систему здравоохранения от сельской больницы до современного медицинского центра и т.п.

С тех пор как было объявлено о всенародном обсуждении стратегии, менеджеры проекта провели несколько встреч в столице, до конца января планируются аналогичные мероприятия в нескольких областных центрах. Киевские врачи, работающие в бюджетной сфере, почему-то выпали из поля зрения – встречи проводились прежде всего с представителями частных медицинских учреждений, фармбизнеса, частных страховых компаний. Не дождавшись приглашения, медики столицы вместе с профсоюзными, общественными и пациентскими организациями проводят обсуждение проекта стратегии, готовят свои предложения по изменениям в системе здравоохранения. «За последние десять лет я перечитал множество разных проектов, дорожных карт и программ реформирования, – говорит кандидат медицинских наук, глава Международного фонда помощи больным Олег Виноградов. – В тексте стратегии новой медицины на каждом шагу наталкиваешься на фразы из старых документов, которые много нам обещали, но мало изменили.

Общество ждет кардинальных изменений в сфере здравоохранения, которая для большинства наших соотечественников стала недоступной. Во времена Майдана я много общался с людьми, записал более ста интервью, которые вошли в мою книгу, посвященную тем событиям. Среди трех главных причин, вынудивших людей выйти на Майдан, как правило, называли и кризисную ситуацию в медицине. Кто-то это ставил на первое место — потому что не может обеспечить лечение и операцию своему ребенку или маме, кто-то сначала называл коррупцию, продажность судов, а уже потом жаловался на медицину. Медики тоже прекрасно понимают, что происходит. Как может мой коллега, травматолог-ортопед, оказывать квалифицированную помощь, если на его рабочем месте нет ни нужного инструментария, ни лекарств, даже гипс не всегда есть. Кому доступна медпомощь, если за протез нужно заплатить 60 тысяч?..

Может ли обсуждаемый сейчас документ изменить к лучшему ситуацию в медицине? Боюсь, что нет. Ведь в проекте нет ни стратегии, ни тактики. В четырех пилотных регионах проводилась реформа, которую постепенно распространили на другие области, многое разрушили, потратили сотни миллионов гривен. Почему в стратегии нет ни слова о ее результатах? Будут продолжать курс на семейную медицину и открывать амбулатории или откажутся от них? Каждая строка проекта имеет порядковый номер, но это не помогает лучше понять текст, где на каждом шагу если не стилистические, то профессиональные ошибки и неточности, например: «минимизировать страдания, которых можно избежать», «будут чистыми и прозрачно внедряться».

Не верится, но в экспертной среде ходят слухи, что каждая строка проекта обошлась заказчику в три тысячи гривен. Шутят, что по этой причине отдельные абзацы вставили в текст дважды. Меня удивляет другое: сначала говорили, что этот проект – просто заявление о намерениях, а теперь его преподносят как программу действий на ближайшие годы?»

Врачи не понимают, что ждет их в 2015 г., не говоря уже о следующем десятилетии. Бюджет на медицину урезан до минимума, надбавки за напряженную работу, ночные дежурства и т.д. отменены, перспектив развития лечебных учреждений при таких условиях – никаких. Вызывают тревогу заявления со стороны Минздрава о значительном сокращении коечного фонда и намерении передать медицинские учреждения в частные руки. Как прикажете понимать следующий пункт стратегии: «В Украине есть массивная сеть разных типов специалистов, таких как кардиологи, хирурги-ортопеды, офтальмологи, урологи, задействованных в 8300 поликлиниках, которые находятся в районах и крупных городах/городских больницах и специализированных диспансерах»? Эти «типы специалистов» уже должны готовиться к увольнению? «В проекте стратегии невозможно найти ответы на ключевые вопросы, которые сегодня очень беспокоят медицинское сообщество, – нарекает глава Киевского профсоюза медицинских работников Лариса Канаровская. – Когда начинаешь какую-либо реформу, необходимо выяснить, а что у нас с кадрами? Кто и как будет реализовать стратегию и тактику, если в столице такой большой дефицит кадров не только на первичном уровне — среди семейных врачей, участковых терапевтов, педиатров, но и среди фтизиатров, инфекционистов и т.п. В учреждениях, подчиненных департаменту здравоохранения КГГА, не хватает более 3500 врачей и 5500 медсестер. Из бюджета столицы потратили более 100 миллионов гривен на открытие амбулаторий семейной медицины, разрушили систему поликлиник. Теперь убедились, что путь был ошибочным, от этого не выиграли ни медики, ни пациенты. Стратегия ориентирована на переход к частной медицине. Но, к сожалению, мы там не видим просчитанных позитивов и негативов. Неизвестно, какие риски возникнут, как это повлияет на доступность медпомощи в столице, которая к тому же приняла десятки тысяч вынужденных беженцев из Крыма и Донбасса».

То, что готовилось как некое «видение перспектив медицины», не может быть основой для стратегии развития социально важной отрасли на целое десятилетие. В этом убеждены представители общественных организаций, которые отстаивают права пациентов и активно предоставляют помощь раненным участникам АТО. «Авторы проекта не проанализировали, как именно повлияют предложенные реформы на все составляющие системы здравоохранения, которые включают очень многие аспекты, в том числе подготовку и повышение квалификации кадров, – комментирует президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк. – Почти десять месяцев в нашей стране проводится АТО, сотни людей погибли, были ранены, стали инвалидами. Мы вместе с волонтерскими организациями помогаем бойцам в зоне АТО – отправили туда не только лекарства и перевязочные материалы, но и мобильный госпиталь, укомплектованный необходимым оборудованием. Почему в проекте стратегии не учтены потребности системы здравоохранения и вызовы, возникшие перед ней в связи с военными действиями на Донбассе? Ни единого слова о медпомощи мирным жителям, проживающим в зоне АТО на территориях, подконтрольных Украине. Без внимания остались здоровье матери и ребенка, приоритетное развитие интенсивной, неотложной помощи и реабилитации, нет данных о развитии военной медицины, что чрезвычайно важно в условиях военного противостояния».

В бюджете этого года урезано финансирование государственных программ, которые обеспечивали лечение больным тяжелыми заболеваниями – такими как сахарный диабет, рак, гемофилия, вирусные гепатиты, туберкулез, орфанные заболевания и т.п. Доступность медпомощи для таких людей – вопрос жизни и смерти. После бесед в кабинетах Министерства здравоохранения складывается впечатление, что государство вскоре совсем откажется от финансирования целевых программ. К этому вынуждает сложная экономическая ситуация, а также новые приоритеты, изложенные в стратегии. «Система, – указано в проекте, – будет базироваться на доверии, диалоге и взаимном уважении всех участников, и эффективность всей системы в конечном виде будет зависеть от качества их взаимодействия».

Впишутся ли в эти гармоничные отношения пациенты, которые рассчитывают на помощь и поддержку государства? «В одном из аналитических обзоров ВОЗ отмечается, что многие реформы в области здравоохранения не могут осуществиться из-за плохой разработки или реализации, – предостерегает глава Союзы защиты прав пациентов «Здоровье нации» Валентина Очеретенко. – О поддержке проекта стратегии можно говорить лишь при условии кардинальной доработки этого документа. Правительство должно не только написать на бумаге об усилении социальной справедливости, повышении устойчивости системы здравоохранения к внешним влияниям, но и подготовить такой план действий, который хотя бы в отдаленной перспективе позволит их достичь. Ключевой проблемой была и остается доступность медпомощи для каждого гражданина. Определение общего доступа включает три соответствующих цели: справедливость в доступе к медицинским услугам – услуги должны получать все нуждающиеся люди, а не только те, кто может заплатить за них; качество медицинских услуг – оно должно быть достаточным для улучшения здоровья людей, получающих эти услуги; защита от финансового риска – должна быть гарантия, что стоимость медицинских услуг не будет создавать финансовых трудностей для людей. К сожалению, в проекте отсутствует четкое экономическое и научное обоснование мер, которые будут определять стратегию развития медицины на десятилетии»».

Текст стратегии содержит много положений, требующих детального обсуждения. Интересно было бы узнать мнение экспертов об одном из выводов авторов проекта: «Несмотря на бесчисленное количество официально разрешенных, унаследованных и новых медицинских учреждений, общественное здоровье в Украине живет в магматическом, несфокусированном хаосе: например, разные регуляторные и технические документы произвольно описывают сферу мониторинга состояния здоровья населения».

По мнению юристов, в «несфокусированном хаосе» оказалось право человека на медпомощь вообще. «Из проекта стратегии следует, что статья 49 Конституции Украины будет изменена или совсем изъята, – подчеркнула эксперт по медицинскому праву Ольга Скорина. – При этом непонятно, каким тогда образом будет вводиться медицинское страхование, ведь статья 49 как раз и предусматривает развитие страхования в здравоохранении. Но этого никто не учитывает. При подготовке проекта стратегии авторы не учли ряд международных обязательств Украины в сфере защиты прав человека и международных стандартов, а также заключений Европейского комитета по социальным правам 2009 и 2014 гг. К сожалению, у стратегии в предлагаемом варианте мало общего с реализацией права на жизнь, закрепленного в ст. 2 Европейской конвенции прав человека и права на охрану здоровья, закрепленного в ст. 11 Европейской социальной хартии».

Станет ли проект стратегии отправной точкой для кардинальных изменений в сфере здравоохранения? В кулуарах министерства говорят, что стратегию поддерживает не только руководство страны – указ подписан, пора уже что-то реформировать. В этом заинтересованы представители фармбизнеса, частных страховых компаний и, наконец, высокие должностные лица, от подписи которых будет зависеть, останется ли медицинское учреждение коммунальным или перейдет в хорошие руки. По мнению чиновников, единственное, что мешает стратегии, – ст. 49 Конституции. Но разве долго ее отменить?..

Комментировать

Нажмите для комментария

Мы на Facebook