Говорят врачи Статьи

Страху вопреки…

Ответы на вопросы - «Почему пациент не идет к врачу? О чем он думает, что он видит и слышит, чего он хочет, чего боится?»

Недавно на одном из тренингов, куда я заглянула в поисках себя и ответа на некоторые неясные для меня моменты, прозвучал вопрос: «Почему пациент не идет к врачу? О чем он думает, что он видит и слышит, чего он хочет, чего боится?»

Ответов оказалось неожиданно много, доска всё покрывалась и покрывалась разноцветными листочками с вариантами из зала — в какой-то момент она сама по себе стала казаться инсталляцией, произведением искусства. И это тоже было своего рода ответом.

Один из выделенных страхов пробудил к жизни новый вопрос. Пациент не идет к врачу, потому как боится, что врач обязательно что-то найдет. Что-то, о чем он пока даже не догадывается. Что-то такое, с чем справиться будет очень и очень сложно.

Что сказать такому, как сделать так, чтобы пришел? Да потом еще и не сбежал, а остался лечиться.

Одним из подходов, по праву ставших классическим, является «пациента следует напугать». Не скрою, вполне разделяю такой взгляд на вещи. В умеренных количествах, соответственно ситуации. Но как быть с тем, кто и так напуган?

«К вам только попадешь — обязательно что-то найдете!» Как часто мы это слышим? Часто. Еще и сами подливаем масла в огонь, соглашаясь: «Нет здоровых, есть не дообследованные…» А человек, тем временем, до последнего готов цепляться за иллюзию, что с ним все хорошо.

…Пациент, 34 года, богатырского телосложения, очень волнуется. 116 кг живой массы, спорт (штанга и прочее в таком же духе), питание с упором на белок («жирного не ем, даже желтки из яиц выбрасываю»), спортивные витамины, семейный анамнез не отягощен. Изо всех сил старается убедить, что несколько эпизодов давления 160/100 в течение последних шести лет — это тогда, когда его меряли — конечно, случайность. «По лестнице прошел быстро». «А штанга?» «А что — штанга? Штанга — это отлично! Я вообще хорошо себя чувствую, только вот этой штуки — кивает на тонометр — уже боюсь». Случайностью он полагает и глюкозу крови натощак на уровне 6,0 где-то с полгода назад. «Перепроверяли?» «Зачем?!» — ужас в глазах…

Общаемся около часа. Объясняю, что да, любой врач имеет право выставить диагноз «артериальная гипертензия» единожды увидев цифры 160/100 мм рт. ст. Что в таких случаях положено для начала поискать причину — и вот так выглядит список обследований — а потом уже подберем лечение, но кое-что можно начать делать прямо сейчас.

Хороший, адекватный пациент. Задает вопросы, много, и все — по делу. И все равно он ужасно боится. «И что, это все, конец?» «Почему — конец?!» — речь всего-то о гипертонии. «Подберем лечение, снизим давление — все будет хорошо». «Да, но я — все равно уже все, болен. И таким больным и буду. Какие у меня перспективы?» «Хорошие перспективы, хорошие! При условии, что будете заниматься их созданием, то есть не станете откладывать старт лечения еще на несколько лет, оправдывая это тем, что чувствуете себя хорошо. И не бросите затем начатое». Он кивает, но вот эта обреченность в глазах никуда не уходит.

Куда такого пугать? Он и так от страха сам не свой. И я вовсе не уверена, что он вернется, на самом деле. Надо было ему еще сказать и это, и вот это…

Ведущий на тренинге говорил, что каждый сам должен найти ответ. Придумать, что он будет говорить пациенту, парируя вот это «вы обязательно что-то найдете».

К сожалению, мы можем найти только то, что уже и так есть. Оно есть независимо от того, знаете ли вы об этом. Независимо от того, ищем ли мы. А если находим — так хотя бы появляется шанс, что можно что-то сделать.

Пожалуйста, дайте нам — и себе — возможность, чтобы это было вовремя. 

Читать все статьи Натальи Бондаренко

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook