Статьи

Сравнение состава тела, статуса питания, функционального статуса и качества

 Коллектив авторов: Берилл Догу (Beril Dogu) , Гулия Сирзай (Hulya Sirzai), Ахмет Узен (Ahmet Usen), Фиген Джулмаз (Figen Yilmaz), Бану Куран (Banu Kuran).

Название статьи: «Сравнение состава тела, статуса питания, функционального статуса и качества жизни у женщин, больных остеопорозом и остеопенией, в период постменопаузы».

Ссылка на первоисточник здесь: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1010660X15000464

Аннотация: Результаты проведенных исследований. Есть ли различия между остеопорозом и остеопенией у женщин в период постменопаузы (климакса)? Какие существуют различия по составу тела, питанию, функциональным состояниям и качеством жизни между остеопорозом и остеопенией у женщин в период постменопаузы (климакса)? Показатели массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы ткани («LTM»), содержания минеральных веществ в костях («BMC»), минеральная плотность костной ткани («МПКТ» — «BMD»), сравнение по этим показателям уровни и качеств жизни у женщин, больных остеопорозом, и у женщин, больных остеопенией. В подготовке и написании данной научной статьи принимали участие ученые из Департамента биохимии и молекулярной биологии Вильнюсского университета, Литва (Department of Biochemistry and Molecular Biology, Vilnius University, Vilnius, Lithuania). Также в исследовании активное участие принимали специалисты отделения физической медицины и реабилитации, Sisli Etfal образования и исследований больницы, Стамбул, Турция (Department of Physical Medicine and Rehabilitation, Sisli Etfal Education and Research Hospital, Istanbul, Turkey) и больницы физической медицины и реабилитации образования и исследований в Анкаре, Турция (Ankara Physical Medicine and Rehabilitation Education and Research Hospital, Ankara, Turkey).

  1. Аннотация к данной научной статье-исследованию

 1.1. Предпосылки и цели проводимого исследования

 Остеопорозом является то особенное состояние, которое влияет на состав тела, физическую активность и психологическое состояние больного им человека. В своем научном исследовании мы стремились изучить различия между остеопорозом и остеопенией у женщин в период постменопаузы (климакса), больше всего нас интересовали различия между составом тела, питанием, функциональным состоянием и качеством жизни у таких женщин в период постменопаузы (климакса).

 1.2. Материалы и методы данного научного исследования

 В данном научном исследовании принимало участие две группы людей. Первая группа была остеопеническая. В нее вошли 102 женщины, больные остеопенией. Вторая группа была – остеопорозическая. В нее вошло 100 женщин, больные остеопорозом. Масса жировой ткани («FTM»), мышечная масса ткани («LTM»), содержание минеральных веществ в костях («BMC»), минеральная плотность костной ткани («МПКТ» — «BMD») – все это в данном научном исследовании было оценено с использованием двойной энергии рентгеновских лучей «absorbtiometry». Состояние питания и пищевой статус исследуемых больных женщин-пациенток мы оценивали с помощью шкалы мини пищевого оценивания («MNA»), функционального состояния по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни масштаба («NEADL») и оценивания здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений с оцениванием связанных со здоровьем качеством жизни таких людей при забоелвании остеопорозом («ЭКОС-16»- («ECOS 16»).

1.3. Результаты, полученные в ходе проведенного данного научного исследования 

Во второй группе исследуемых женщин, больных остеопорозом, был значительно ниже уровень массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы ткани («LTM») и мини пищевой оценки («MNA»), чем аналогичные показатели в первой, остеопенической, группе (P < 0,05). Показатели по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL») и по оцениванию здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») не отличались между двумя исследуемыми группами – больных остеопенией и остеопорозом (P > 0,05) . Значительная корреляционная связь была установлена между показателями по шкале мини пищевого оценивания («MNA») и массой жировой ткани («FTM»), мышечной массой тканей («LTM»), содержанием минеральных веществ в костях («BMC») и минеральной плотностью костной ткани («МПКТ» — «BMD») — (P < 0,05). В то время, как оценка функционального состояния показала значительную положительную корреляционную связь с минеральной плотностью костной ткани («МПКТ» — «BMD») и значительную отрицательную корреляционную связь с возрастом (Р < 0,05). А вот значительной корреляционной связи, наоборот, не было установлено между функциональным состоянием и составом тела исследуемых больных женщин-пациенток (P > 0,05).

 1.4. Выводы и результаты проводимого научного исследования

 В своем научном исследовании мы установили более низкий показатель массы жировой ткани («FTM») и ценность мышечной массы тканей («LTM»), определили более бедное, скудное питание у исследуемых нами женщин-пациенток, больных остеопорозом, по сравнению остеопенической, первой, исследуемой группой. Пищевой статус коррелирует с составом тела и минеральной плотностью костной ткани («МПКТ» — «BMD»), а функциональное состояние коррелирует с возрастом и минеральной плотностью костной ткани («МПКТ» — «BMD»).

 Ключевые слова: состав тела; функциональное состояние; питание; остеопороз; качество жизни; остеопения; менопауза, Индекс массы тела (ИМТ); масса жировой ткани («FTM»); мини пищевое оценивание («MNA»); мышечная масса тканей («LTM»); содержание минеральных веществ в костях («BMC»); шкала Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL»); оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений; измерения минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD»).

 

  1. Введение к данной научной статье

 Остеопорозом является заболевание, которое характеризуется снижением минеральной плотности костной ткани («МПКТ» — «BMD»), скелетным ослаблением и повышенным риском переломов [1], [2] и [3]. Из-за старения населения во всем мире, она представляет собой достаточно серьезную проблему для общественного здравоохранения, что приводит к увеличению смертности, инвалидности и массовой заболеваемости среди людей [2] и [4].

Остеопороз может привести к ограничению повседневной деятельности, вызывая боль и ограничивая физическую подвижность человека. Женщины, которые думают, что у них есть большой риск и предрасположенность к остеопорозу, стремятся уменьшить риск травмы костей, ограничивая свою физическую деятельность и двигательную активность [1] и [4]. Но эти же ограничения приводят прямо к другим условиям негативным состояним, таким, как, например, потеря социальных ролей, социальная изоляция, одиночество, депрессия, тревога, отчаяние, утрата ценностей и психологические последствия [1].

Мясо, жиры и костная масса являются основными компонентами массы тела. На мышечную массу тканей («LTM») и массу жировой ткани («FTM») приходится более 95 процентов массы тела [5]. Состав женского тела зависит от многих факторов, наиболее важными из которых являются старение и состояние менопаузы, климакса [4], [6] и [7]. Масса жировой ткани («FTM»), как правило, увеличивается у здоровых женщин. Но мышечная масса тканей («LTM») и масса костной ткани уменьшается после наступления менопаузы (климакса). Информация может быть собрана о мышечной силе, мышечном тонусе, посредством измерения мышечной массы тканей («LTM»). Это важно, потому что мышечная сила и тонус мышц прямо воздействует на прочность костной массы и структуры [7]. Масса жировой ткани («FTM») является метаболически активной частью, которая оказывает влияние на несущий эффект через гормональный метаболизм адипоцитов (особых клеток, из которой, в основном, состоит жировая ткань; адипоциты участвуют в жировом обмене, обладают способностью накапливать жиры, которые в дальнейшем используется организмом для выработки энергии. – Примечание переводчика.) — [5]. Мы провели наше научное исследование для того, чтобы определить, как эти факторы — масса жировой ткани («FTM»), мышечная масса тканей («LTM») — влияют на структуру костей. На выходе, у нас получились достаточно противоречивые результаты. Некоторые другие научные исследователи утверждали, что мышечная масса тканей («LTM») является основным фактором, определяющим минеральную плотность костной ткани («МПКТ – BMD»), в то время как другие научные исследователи обнаружили, что масса жировой ткани («FTM») является основным определяющим фактором в этом плане. А еще одна группа научных исследователей свидетельствуют о равнозначном влиянии, одинаковом эффекте от этих двух параметров — массы жировой ткани («FTM») и мышечной массы тканей («LTM») [8] и [9]. Эти изменения приводят к возникновению или же к прогрессированию нетрудоспособности в пожилом, преклонном возрасте среди женщин [10].

Питание является важным фактором, касающимся состояния здоровья у пожилых людей, точно также, как и недоедание является очень важным фактором риска развития остеопороза [11] и [12]. Кроме того, низкая масса тела, по-видимому, напрямую связана с риском развития остеопороза [11]. Оценивание состояния питания и пищевого статуса, коррекции и исправление «питательных» привычек в личном питании может привести к снижению хрупкости костей и повышению, улучшению качества своей жизни [12].

В этом научном исследовании мы рассмотрели различия между остеопорозом и остеопенией в период климакса-постменопаузы у женщин, по отношению к составу их тела. Все измерения проводились с использованием двойной энергией рентгеновской абсорбциометрии («DXA»), также учитывалось состояние питания, функциональное состояние и качество жизни. Кроме того, была исследована взаимосвязь между этими переменными.

  1. Материалы и методы, используемые в данном научном исследовании

 3.1. Участники данного научного исследования В исследуемых нами группах были женщины, больные остеопорозом и остепенией, которые нуждались в лечении именно от этих заболеваний на амбулаторной основе. Это проходило два раза в неделю, лечение начиналось по команде врачей. В этом разделе будет дана форма оценки, содержащая подробную информацию о демографических характеристиках, о состоянии здоровья, о состоянии и медицинских расстройствах у исследуемых нами больных женщин-пациенток. Изначально все эти пункты заполнялись самими исследуемыми нами больными женщинами-пациентками, которые были поставлены под наблюдения после того, как все формы были заполнены.

В наше проспективное кросс-секционное исследование были включены именно те больные женщины-пациентки, которые поступили в нашу группу исследуемых больных остеопорозом и остеопенией со следующими основными характеристиками. Им был поставлен врачами диагноз «остеопении» или же «остеопороза» в соответствии с баллами, полученными в течение трех месяцев по специальной шкале для подсчета минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD»). Они равнялись позвоночникам «L1 — L4». Или же (а в некоторых случаях это было параллельно) бедра женщин в возрасте 45-80 лет (шейка бедренной кости и / или общая бедренная кость) оставались в хорошем, здоровом физическом состоянии. Сами же женщины были достаточно физически активными и развитыми. Вдобавок ко всему, у них также не было металлических протезов. В общей сложности в исследуемую нами группу вошли 202 кавказские женщины-добровольца, которую прошли период постменопаузы (климакса) и ранее не были госпитализированы. Все больные женщины-пациентки, которые подходили под перечисленные выше критерии, были нами исследованы, соответственно. Из группы исследуемых больных пациенток-женщин впоследствии были исключены те больные пациентки, у которых присутствовали следующие заболевания: почечная недостаточность; ревматологические, онкологические и кардиологические заболевания; цереброваскулярные заболевания; использование хронических глюкокортикоидных препаратов (они обладают разносторонним действием на организм, высокой биологической активностью); легкая или тяжелая форма когнитивных нарушений; метаболическое заболевание костей. Также из группы исследуемых нами больных пациенток-женщин пришлось исключить и тех больных пациенток, которых нельзя было мобилизовать в одиночку. Ни одна из этих больных исследуемых пациенток-женщин ранее не проходила любую форму терапии при остеопорозе. Оценка наличия переломов – нами в данном научном исследовании не рассматривалась.

Все отобранные для нашего научного исследования больные пациентки-женщины  были разделены на две основные группы. На исследуемую группу остеопеническую (группа первая, N = 102) и на исследуемую группу остеопорозическую (группа вторая, N = 100). Возраст, продолжительность менопаузы и климакса, рост и вес каждой исследуемой больной пациентки-женщины был определен и записан. Это исследование было одобрено нашим местным медицинским комитетом по этике. 3.2. Измерения состава минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») содержания минеральных веществ в костях («BMC») Определение, подсчеты и измерения минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») в граммах на сантиметры квадратные (г / см2), содержания минеральных веществ в костях («BMC») в граммах (г), определение мышечной масса тканей («LTM») в килограммах (кг), масса жировой ткани («FTM») в килограммах (кг) — проводились с использованием методики «DXA» — двойной энергии рентгеновской абсорбциометрии («Lunar Prodigy Advance»; GE, Мэдисон, Висконсин, США (GE, Madison, WI, USA)).

Измерения минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») проводились по трем позвонках в поясничном отделе позвоночника (позвоночники L1-L4, переднезадние) и в бедренной кости (перелом шейки бедра и общей бедренной кости). Диагностика остеопороза и остеопении была проведена, в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (остеопения — T-Оценка между −1 и −2.5 стандартными отклонениями [SD] ниже; остеопороз — T-Оценка до −2.5 SD или еще ниже ее).

Индекс массы тела (ИМТ) был рассчитан, как масса тела (килограммы), разделенные на рост тела (на метры квадратные) – итого, получается (кг / м2).

3.3. Питание

 Шкала мини пищевого оценивания («MNA») была использована нами для оценивания статуса и состояния питания больных женщин-пациенток. Состав между 0 и 30, этот инструмент состоит из четырех частей: антропометрических измерений, глобального оценивания, диетического оценивания, субъективного оценивания. Полученная оценка меньше 17 указывала на недоедание. Оценка в пределах между 17 и 23,5 — означает риск недоедания. Оценка же выше, чем 23,5, — указывает на достаточное питание [11] и [12].

3.4 . Функциональное состояние Шкалой Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL»), как правило, пользуются для проведения оценивания уровня активности больных пациентов. Эта шкала состоит из 22 вопросов и четырех дополнительных шкал: мобильности и подвижности, кухни, внутренних, бытовых и досуга с развлекательными мероприятиями. Ответы по этой шкале оцениваются между единицей и четверкой (не на всех = ноль, с помощью = единица, на мои собственные сложности = двойка, на мой собственный = тройка) [13].

3.5 . Качество жизни и оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») Качество жизни исследуемых больных женщин-пациенток оценивалась по оценке здоровья-качества жизни, связанной со здоровьем и полноценной жизнью при диагнозе «остеопороза» («ECOS 16») 16 значение анкеты.  Что представляет собой оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значение? В первую очередь, то специальная анкета. Она состоит из 16 вопросов, специально разработанных для оценивания здоровья-качества жизни женщины при остеопорозе в период постменопаузы и климакса. Оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значение имеет четыре основных измерения: боль, физическое функционирование, страх заболевания и страх психологического функционирования. Общая оценка колеблется между единицей и пятеркой. Оценка «единица» указывает на хорошее, полноценное и здоровое качество жизни. А вот оценка «пятерка» показывает, наоборот, на низкое, неполноценное и нездоровое качество жизни [14].

3.6. Статистический анализ

 В нашем научном исследовании статистический анализ был проведен с использованием количества «Кранчер» («Cruncher») статистической системы («НСООС» — «NCSS») статистического программного обеспечения (Юта, США) за 2007 год. Помимо описательных статистических методов в ходе проведения статистических анализов в рамках нашего научного исследования, нами были также использован «MANCOVA» и для межгруппового сравнения и корреляционного тестирования Пирсона («the Pearson correlation test»), и для определения отношения переменных друг с другом (в частности, был проведен расчет коэффициента корреляции Пирсона). Различия были рассмотрены и  считались статистически значимыми на уровне значимости < 0,05.

 4. Полученные результатыВозраст и средняя продолжительность менопаузы (климакса) были значительно ниже, а средний показатель Индекса массы тела (ИМТ) был значительно выше в первой группе, остеопенической, чем во второй, где исследовались женщины-пациентки, больные остеопорозом (P < 0,05) — (более детальная информация изложена в таблице первой).

Таблица первая

 Сравнение первой группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопенией, и второй группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопорозом, по отношению к возрасту, продолжительности менопаузы (климакса), высоты роста, массы тела (веса) и Индекса массы тела (ИМТ).

 Группа первая — остеопеническая.Группа вторая — остеопрозическая.tP
Возраст, года.58.67 ± 8.3562 ± 8.4−2.830.005
Продолжительность менопаузы, годы.10.93 ± 8.1215.34 ± 9.89−3.450.001
Высота, рост (сантиметры).155.71 ± 7154.63 ± 15.190.650.516
Вес, масса тела (килограммы).68.25 ± 10.7663.85 ± 10.352.950.004
Индекс массы тела (ИМТ), килограммы на метры квадратные (кг / м2).27.75 ± 4.7225.96 ± 4.292.800.006

Все указанные данные – это средние показатели ± стандартно допустимый процент погрешности и отклонения, если не указан другой процент погрешности или же отклонения.

«BMI» — Индекс массы тела (ИМТ), килограммы на метры квадратные (кг / м2).

Значения массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы тканей («LTM»), содержание минеральных веществ в костях («BMC») были значительно выше у больных исследуемых женщин пациенток из первой, остеопенической, группы по сравнению со значениями аналогичных показателей у больных исследуемых пациенток со второй группы – остеопорозической (Р < 0,05). Поскольку показатели значения массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы тканей («LTM»), содержание минеральных веществ в костях («BMC») находились «под влиянием» значительных различий между первой исследуемой группой (остеопенической) и второй исследуемой группой (остеопорозической) относительно возрастной категории и продолжительности менопаузы (климакса), то эти параметры были пересмотрены с использованием возраста и продолжительности менопаузы (климакса) в качестве ковариатов (в логистической регрессии ковариатами принято называть независимые переменные, предикторы. – Примечание переводчика.) факторов и регрессоров, а значения показателя содержания минеральных веществ в костях («BMC») были статистически одинаковыми и схожими в обеих исследуемых группах – что у исследуемых пациенток-женщин, больных остеопорозом, что у исследуемых пациенток-женщин, больных остеопенией (Р > 0,05) — (об этом более подробно говорится во второй таблице ниже).

Таблица вторая

Сравнение первой группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопенией, и второй группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопорозом, по отношению к жировой массе тканей («FTM»), мышечной массе тканей («LTM») и содержанию минеральных веществ в костях («BMC»).

 Группа первая — остеопеническая.Группа вторая — остеопрозическая.P* Возраст. * Продолжительность менопаузы.

 

Масса жировой ткани («FTM»), килограммы (кг).29.72 ± 7.5526.11 ± 7.290.0010.0001
Мышечная масса тканей («LTM»), килограммы (кг)37.46 ± 4.5836.21 ± 3.810.0420.017
Содержание минеральных веществ в костях («BMC»), граммы (г).2080 ± 2201830 ± 2600.00010.248

Все указанные данные – это средние показатели ± стандартно допустимый процент погрешности и отклонения, если не указан другой процент погрешности или же отклонения.

«FTM» — масса жировой ткани; «LTM» — мышечная масса тканей; «BMC» — содержание минеральных веществ в костях.

Значения шкалы мини пищевого оценивания («MNA»), подгруппы шкалы Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни масштаба («NEADL») и общего оценивания были значительно выше в первой исследуемой группе — у пациенток-женщин, больных остеопенией, чем во второй исследуемой группе — у пациенток-женщин, больных остеопорозом (P < 0,05). Но никаких существенных различий не было найдено между обеими исследуемыми группами по значению оценивания здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16»). (P > 0,05). Оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16»), подгруппа шкалы Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL») и общая оценка не отличались между двумя исследуемыми группами, когда возраст и продолжительность менопаузы были приняты в качестве регрессоров-ковариатов (P > 0,05). Межгрупповые различия для шкалы мини пищевого оценивания («MNA») значений поддерживаются статистической значимостью (P < 0,05) — (более подробная информация об этом изложена в таблице третьей).

Таблица третья

 

Сравнение первой группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопенией, и второй группы исследуемых женщин-пациенток, больных остеопорозом, в отношении показаний по шкале мини пищевого оценивания («MNA»), по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL»), по оцениванию здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений.

 Группа первая — остеопеническая.Группа вторая — остеопрозическая.P* Возраст. * Продолжительность менопаузы.

 

 Группа первая — остеопеническая.Группа вторая — остеопрозическая.P* Возраст. * Продолжительность менопаузы.

 

 
Шкала мини пищевого оценивание

(«MNA»).

25.7 ± 2.9224.18 ± 3.30.0020.025 
Шкала Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни

(«NEADL»).

     
Мобильность и подвижность.15.92 ± 4.2814.69 ± 4.020.0360.344 
Кухня.14.65 ± 1.3913.88 ± 2.60.0090.726 
Внутренние, бытовые.9.67 ± 2.798.46 ± 3.360.0060.856 
Развлекательные мероприятия, досуг.12.46 ± 4.079.57 ± 5.050.00010.842 
Итого.52.7 ± 9.4346.6 ± 12.780.00010.845 
Оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16»).2.44 ± 0.762.62 ± 0.750.0980.286 

Все указанные данные – это средние показатели ± стандартно допустимый процент погрешности и отклонения, если не указан другой процент погрешности или же отклонения.

«MNA» — шкала мини пищевого оценивания; «NEADL» — шкала Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни; «ECOS 16» — Оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе.

Значительные положительные корреляции были нами определены в ходе проводимого научного исследования между значениями по шкале мини пищевого оценивания («MNA») и показателями по позвоночникам «L1-L4», шейкой бедренной кости и всей бедренной костью, значениями массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы тканей («LTM»), содержанием минеральных веществ в костях («BMC»), измерениями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») — (P < 0,05) — (подробнее об этом говорится в четвертой таблице).

Таблица четвертая.Взаимосвязь между параметрами оценки и минеральной плотностью костной ткани, составом тела, индексом массы тела и возрастом.

  Мини пищевое оценивани («MNA»).Мобильность и подвижность.Кухня.Внутренние, бытовые.Развлекательные мероприятия, досуг.Итого общего Шкала Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни

(«Total NEADL»).

Оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений.
Позвоночники«L1-L4». Минеральная плотность костной ткани («BMD»), граммы на сантиметры в квадрате (g/cm2).r0.2340.1150.1240.220.2790.239−0.044
P0.0010.1030.0790.0020.00010.0010.534
Перелом шейки бедра, минеральная плотность костной ткани («BMD»), граммы на сантиметры в квадрате (g/cm2).r0.1560.1080.1790.1480.2120.199−0.018
P0.0260.1250.0110.0350.0020.0040.794
Перелом всего бедра, минеральная плотность костной ткани («BMD»), граммы на сантиметры в квадрате (g/cm2).r0.1560.0890.1550.1620.210.1910.031
P0.0260.2070.0280.0220.0030.0070.666
Масса жировой ткани («FTM»), килограммы (кг).r0.223−0.0730.028−0.112−0.04−0.0680.152
P0.0020.3150.6980.120.5830.3460.034
Мышечная масса тканей («LTM»), килограммы (кг).r0.174−0.0390.034−0.097−0.12−0.0840.028
P0.0160.5870.6420.180.0970.2480.697
Мышечная масса тканей («LTM»), килограммы (кг).r0.2060.1170.0930.0450.1340.1260.044
P0.0040.1050.1990.5320.0640.080.546
Индекс массы тела (ИМТ), килограммы на метры квадратные (кг / м2).r0.197−0.0740.061−0.141−0.072−0.0840.156
P0.0050.2970.3910.0460.3130.2360.027
Возраст, года.r0.109−0.196−0.054−0.238−0.215−0.2340.068
P0.1240.0050.4430.0010.0020.0010.338

Все указанные данные – это средние показатели ± стандартно допустимый процент погрешности и отклонения, если не указан другой процент погрешности или же отклонения.

«BMD» — минеральная плотность костной ткани; «FTM» — масса жировой ткани; «LTM» — мышечная масса тканей; «BMC» — содержание минеральных веществ в костях; «BMI» — Индекс массы тела (ИМТ), килограммы на метры квадратные; «MNA» — шкала мини пищевого оценивания; «NEADL» — шкала Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни; «ECOS 16» — оценивание здоровья-качества жизни при остеопорозе.

Общая оценка по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни

(«NEADL») имела значимую положительную корреляцию с позвоночников «L1 — L4», шейки бедренной кости и всей бедренной кости, определение их минеральной плотности костной тканей (BMD). Но, в соотношении с возрастом, она имела значительную отрицательную корреляцию (Р < 0,05). Эта переменная не была в значительной корреляции со значениями массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы тканей («LTM»), содержанием минеральных веществ в костях («BMC»), измерениями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») и Индексом массы тела (ИМТ) — (более подробнее об этом было расписано в четвертой таблице). Несмотря на то, что значения массы жировой ткани («FTM») и Индекса массы тела (ИМТ)  имели значительную положительную корреляцию с оцениванием здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений — (Р <0,05), тем не менее, значительные корреляции не могут быть установлены между возрастом и состоянием позвоночников «L1 — L4№, шейкой бедренной кости, общими измерениями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») бедренной кости, мышечной массой тканей («LTM»), содержанием минеральных веществ в костях («BMC») — (Р > 0,05 ) — (более подробнее об этом было расписано в четвертой таблице).

5. Дискуссия и обсуждения 

5.1. Состав тела и телосложениеПроведенное нами научное исследование показало, что исследуемые нами больные женщины-пациентки, страдающие остеопорозом, были более старшего возраста, у них был более продолжительный период менопаузы. Вместе с тем, у них был более низкий Индекс массы тела (ИМТ), чем у исследуемых остеопенических больных пациенток-женщин.  У исследуемых нами больных женщин из остеопенической группы были значительно более высокими показатели массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы ткани («LTM»), показатели по шкале мини пищевого оценивания(«MNA»), содержание минеральных веществ в костях («BMC») и значения по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL») по сравнению с аналогичными параметрами у исследуемых пациенток-женщин, больных остеопорозом, из параллельной исследуемой группы. По оцениванию здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значение полученные результаты в обеих исследуемых (остеопенической и остеопорозической) группах больных женщин-пациенток не отличались. Поскольку, отсутствовала значительная разница между двумя исследуемыми нами группами пациенток-женщин по возрасту и продолжительности менопаузы (климакса), возможно, все же именно это повлияло на полученные нами результаты. Вот почему мы решили пересмотреть переменные, используя категории возраста и продолжительности менопаузы (климакса), как факторы ковариации и регрессоров. В результате этого, значения показателей массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы ткани («LTM»), показаний по шкале мини пищевого оценивания («MNA») были повторно подтверждены, как статически значимые. Полученные значения по шкале мини пищевого оценивания («MNA») были соотнесены с измерениями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD»), взятые с бедренной кости, с массой жировой ткани («FTM»), с мышечной массой ткани («LTM»), Индексом массы тела (ИМТ) и содержанием минеральных веществ в костях («BMC»).

Функциональное состояние больных женщин-пациенток оценивалось по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни (NEADL), как положительно коррелированное, с измерениями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD»), и отрицательно коррелированное, с возрастными показателями. Оценивание по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни (NEADL) не было коррелированным с составом тела и телосложением исследуемых больных женщин-пациенток. Показатели Индекса массы тела (ИМТ) и массы жировой ткани («FTM») были коррелированными с оцениванием здоровья-качества жизни при остеопорозе («ECOS 16») 16 значений.

Масса тела достигает своего максимума на отметке с пятой по шестую декаду, и потеря веса начинает постепенно происходить на седьмой декаде, и далее продолжается в течение оставшейся жизни человека [15]. Многие методы были разработаны для оценивания этих изменений в составе тела, одним из которых является методика «DXA» с использованием двойной энергией рентгеновской абсорбциометрии, одна из наиболее надежных неинвазивных методик в современной клинической практике. Методика «DXA» — это широко распространенный воспроизводимый способ, связанный с низким уровнем радиационного излучения, что является, по сути, большим преимуществом, поскольку это позволяет быстрее провести нужное оценивание [16] и [17].

С помощью использования методики «DXA» с применением двойной энергией рентгеновской абсорбциометрии, Андреолли (Andreoli) и другие научные исследователи [17] смогли установить увеличение жировой массы в теле и присутствие процента жира в организме без изменения общего жирового процента в теле человека при старении. За время пятилетнего продольного исследования они смогли сообщить о значительно более меньшей массе тела, без учета жировой доли, и о значительном меньшем количестве присутствующей в организме воды. Также они заявили о и снижение мышечной силы, особенно в самом туловище и в нижних мышцах во всех конечностях. Такая «картина» наблюдается у представителей обоих полов в возрасте от 75-80 лет.

Помимо потери костной массы, менопауза (климакс) также приводит к потере мышечной массы тканей («LTM»). Кроме того, менопауза (климакс) характеризуется повышенной частотой потери мышечной массы тканей («LTM») [19].

К аналогичным научным выводам и результатам, подобно нашим, пришел Ласауит (Lasaite) и другие научные исследователи [1], которые обнаружили снижение Индекса массы тела (ИМТ), массы жировой тканей («FTM») и мышечная массы тканей («LTM») у 31 литовской женщины в период постменопаузы (климакса), по сравнению с возрастом и пола из контрольной группы. Гнуди (Gnudi) и другие научные исследователи [9], в своем научном исследовании, исследовали набранную группу из 770 женщин в период постменопаузы (климакса). Они заявили, что больные остеопорозом исследуемые женщины-пациентки были более старшего возраста, они были тоньше и ниже по росту, чем женщины, у которых не было остеопороза. Кроме того, больные остеопорозом исследуемые ими женщины-пациентки имели более низкие показатели Индекса массы тела (ИМТ) и содержания минеральных веществ в костях («BMC»). У них была меньшей и масса мяса, масса жировой тканей («FTM») и мышечная масса тканей («LTM»), чем у женщин, у которых не было остеопороза. Тем не менее, оценивание этих изменений в процентном соотношении показало разные результаты. Лиу (Liu) и другие научные исследователи [6] в своих научных работах по изучению пожилых женщин в период постменопаузы (климакса), у которых присутствовал и отсутствовал остеопороз, показали, что женщины, у которых было заболевание остеопорозом, были, во-первых, намного старше. Во-вторых, у них была большая продолжительность менопаузы (климакса). В-третьих, у них было более низкое соотношение всего тела, массы жировой ткани («FTM») и мышечной массы тканей («LTM»). Напротив, масса жировой ткани («FTM») у исследуемых женщин, больных остеопорозом, была ниже, чем у женщин, которые не болели остеопорозом. А вот показатели мышечной массы тканей («LTM») в процентном соотношении не отличались между обеими исследуемыми группами. Рикконен (Rikkonen) и другие научные исследователи [20] сообщили о значительно более низких пропорциях Индекса массы тела (ИМТ), мышечной массы тканей («LTM») и массы жировой тканей («FTM») у женщин, больных остеопорозом, по сравнению с остеопеническими и абсолютно здоровыми женщинами.

5.2. Питание

Полноценное питание является очень важным фактором состояния здоровья, а вот недоедание, как известно, прямо влияет на метаболизм костной ткани [21]. Недостаточное количество употребляемой пищи, особенно недостаточное количество употребляемой белковой пищи, напрямую связано с сокращением скелетных мышц и костной массы у пожилых людей [22]. Оптимальные показатели измерения минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») и содержания минеральных веществ в костях («BMC») были связаны с питанием [17]. Шкала мини пищевого оценивания («MNA») была специально разработана для обнаружения дефицита питательных даже у нормальной и здоровой популяции [11]. Потеря массы тела, психологический стресс и сокращение потребления пищи были сильно скоррелированны с общим расчетом и оцениваем Индекса массы тела (ИМТ). Все эти факторы сопровождаются уменьшением подвижности и мобильности, снижением Индекса массы тела (ИМТ) и сокращением количества приемов пищи [21].

Салминен и другие научные исследователи [11] определили в два раза больше увеличенных факторов риска развития остеопороза в шейке бедренной кости и / или по всей бедренной кости (общих областей бедра) при условии, что показатель по шкале мини пищевого оценивания («MNA») был равен ниже среднему счету (показатель 27 — для этого научного исследования). Другое исследование показало, что состояние питания, высчитанное по шкале мини пищевого оценивания («MNA»), напрямую влияло на показатели измерения минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD»), и что женщины, больные остеопорозом, имеют более высокий риск недоедания, чем при более высоких показателях, высчитанных по шкале мини пищевого оценивания («MNA») — [12]. Мы также обнаружили более низкие показатели по шкале мини пищевого оценивания («MNA») у исследуемых нами больных пациенток-женщин, больных остеопорозом, по сравнению с показателями у исследуемых остеопенических женщин. И это различие было последовательно значительным, когда такие показатели, как возрастная категория и продолжительность менопаузы (климакса), были использованы в качестве фактороа ковариации и регрессоров.

В соответствии со специализированной научной медицинской литературой, в своем научном исследовании мы показали положительную корреляцию между показателями по шкале мини пищевого оценивания («MNA») и содержанием минеральных веществ в костях («BMC») [12] и [21]. Тем не менее, наш поиск специализированной медицинской литературы по этой теме состоял не в том, чтобы получить информацию о проводимых каких-либо смежных исследованиях, в которых также изучалась взаимосвязь между компонентами состава всего человеческого тела и покаателями по шкале мини пищевого оценивания («MNA») у остеопенических и / или пациентов, больных остеопорозом. В ходе проведения нашего научного исследования, мы смогли найти значительную взаимосвязь между компонентами общего состава человеческого тела и показателями по шкале мини пищевого оценивания («MNA»). Если сравнивать с результатами, полученными в ходе другого научного исследования, во время которого изучались пациенты, больные хронической обструктивной болезнью легких, то аналогичным образом была продемонстрирована положительная корреляция между компонентами состава всего человеческого тела и показателями по шкале мини пищевого оценивания («MNA»), количеством массы жировой ткани («FTM») и мышечной массой тканей («LTM»)[23].  Кроме того, результаты, полученные в ходе еще одного научного исследования, во время которого ученые изучали 41 пациента-мужчину в возрасте 62-91 лет, показали значительно более низкий Индекс массы тела (ИМТ), количество массы жировой ткани («FTM»), мышечной массы тканей («LTM») и количество массы тела без жиров в группе, где мужчины недоедали, по сравнению с группой эвтрофных исследуемых пациентов-мужчин [24].

Стоит отметить, что помимо питания и пищевых привычек, социально-экономические и психологические факторы, острые и хронические расстройства, качество зубов, использование нескольких лекарств, наркотических средств, потребление продуктов питания, процесс пищеварения и поглощения пищи, также  приводят к недостаточному уровню питания, поскольку все выше перечисленные факторы также могут оказывать существенное влияние на него [12] и [21].

5.3. Функциональное состояние

 

Все люди склоны к тому, чтобы терять мышечную массу тканей («LTM») с возрастом. Когда человек начинает стареть, у него также ослабевают и все мышечные функции в организме. Такие потери способны себя «проявить» даже у элитных, профессиональных спортсменов, у которых куда более высокий уровень физической активности и производительности, чем у сидячего, среднестатического взрослого человека [19].

Возрастные изменения качества мышц, помимо изменений в количестве скелетных мышц, могут также способствовать потере и снижению мышечной функции у человека в преклонном возрасте [18]. Снижение мышечного тонуса, мышечной силы, — является главной причиной повышенной уровня инвалидности [15]. При обнаружении изменяемые прогностических факторов-предикторов, ведущих к обнаружению функциональных ограничений, успешное протекание процесса старения может быть повышено, улучшено с увеличением продолжительности жизни [25].

Проведенное нами научное исследование показало, что лучший уровень физической активности присутствовал все же в остеопенической исследуемой группе больных пациенток-женщин, чем в группе больных остеопорозом. Однако, это существенное различие было не таким очевидным, когда возраст и продолжительность менопаузы (климакса) были использованы в качестве факторов ковариации и регрессоров. Кроме того, функциональное состояние оценивается по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL»), определяется, как оно коррелирует с показателями по шкале мини пищевого оценивания и возрастом, и результаты оценивания по шкале Ноттингем расширенных мероприятий повседневной жизни («NEADL») не представляется возможным хоть как-то соотносить с составом тела.

Уменьшение массы тела без жира со старением может быть не таким интенсивным, как того ожидалось, в общей мышечной массе, потому что вес внутренних, висцеральных органов может поддерживаться, как раз за счет массы скелетных мышц. Таким образом, мы готовы заявить, что другие мышечные ткани могут быть более полезными при оценивании физической функции [18].

Снижение тонуса мышц, мышечной силы и массы, как ожидается, приводит к прогрессирующему снижению физической активности и сидячему образу жизни [18]. На основе этого результата Блейн (Blain) и другие научные исследователи указывают на то, что прочность и тонус мышцы, мышечная сила могут быть более важными для снижения производительности конечности, чем мышечные ткани и мышечная масса тканей («LTM»). Они также подчеркивают и то, что прочность и тонус мышцы, мышечная сила могли бы способствовать поддержанию минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») шейки бедра. Оценка мышечной силы, а не мышечной массы тканей («LTM»), для того, чтобы обнаружить и установить взаимосвязь между физической двигательной деятельностью. И даже простое выполнение отдельных комплексов упражнений для поддержания функциональности нижних и верхних конечностей (рук и ног) может быть более полезным для того, чтобы воздействовать и влиять на физическую активность человека.

Способность заниматься физической деятельностью также зависит от различных факторов, таких как, например, общий статус, Индекс массы тела (ИМТ), курение и социально-экономический статус [3]. Функциональные ограничения могут также присутствовать из-за хронических заболеваний. Эти болезненные состояния способны привести к увеличению массы тела, что, в свою очередь, вызывает ограничение подвижности, увеличение напряжения и повышенную деформацию в мышцах и суставах [25]. Все эти события могут завершиться «порочным кругом», что серьезно ограничивает  физическую и социальную деятельность человека, приводит к дальнейшему продолжению увеличения массы его тела и к серьезным функциональным ограничениям.

Увеличение показателей Индекса массы тела (ИМТ) позволяет уменьшить вероятность и снизить риски заболевания остеопорозом. Но это никоим образом не уменьшает вероятность и риски заболевания остеопенией [4]. Более высокий показатель Индекса массы тела (ИМТ), как ученые полагают, связан с более высокой степенью инвалидности, чем при среднем показателе Индекса массы тела (ИМТ). Научные исследователи смогли выявить взаимосвязь между показателем Индекса массы тела (ИМТ) ниже нормального и снижением мобильности, подвижности и двигательной активности человека. Аналогичным образом Дэвидсон (Davidson) и другие научные исследователи [25] сообщали о взаимосвязи между более высокими показателями Индекса массы тела (ИМТ) и высокими функциональными ограничениями у мужчин и женщин. Тем не менее, мы в ходе проведения нашего научного исследования, не наблюдали подобной взаимосвязи между Индексом массы тела (ИМТ) и функциональными состояниями. Возможно, что это происходило потому, что все участники нашего научного исследования были достаточно мобильными, подвижными и функционально активными людьми.

Падения – вот одни из самых частых и общих причин для людей преклонных лет, ведь именно падения так легко могут привести к переломам, особенно у людей старшего возраста, больных остеопорозом. Полученные травмы при падании – это все же вторичное, первичны именно сами падения, которые могут привести к появлению постепенно прогрессирующего роста страхов перед ходьбой, прогулками и другими видами физических нагрузок [15]. Остеопороз может привести к ограниченному уровню  физической активности, к изменениям в составе тела. Также остеопороз может увеличить риски ухудшения общего состояния здоровья человека [1]. Это явление свидетельствует о том, что пожилые пациенты, благодаря своему преклонному возрасту и повышенным риском падений, возможно, могли бы избежать тех конкретных действий, тех конкретных мероприятий, которые могли бы привести у них к появлению взаимосвязей между уровнем физической активности и уровнем минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») в нашем исследовании населения.

5.4. Качество жизни

 

Изменения в составе тела с более страшим возрастом и с процессом старения отрицательно влияют на качества жизни человека[17]. Качество жизни охватывает все аспекты состояния здоровья, окружающей среды, финансового состояния и человеческих истин. Связанное со здоровьем качество жизни или состояние здоровья – все это является подгруппой качества жизни. Это связано с уровнем физического, эмоционального и социального благосостояния и благополучия человека [28]. Женщины, страдающие от остеопороза, как правило, имеют много недостатков в отношении физических, психологических и социальных аспектов качества своей жизни. И эти их недостатки приводят к уже другим недостаткам — в социальных и развлекательных мероприятиях. Эти недостатки приводят женщин к неадекватности социальных событий и препроведению своего досуга, кульминацией чего становятся «колебания» в эмоциональном состоянии женщины [1]. Оценка этих расстройств и их использование в качестве исходов в научных исследованиях несет все более возрастающее и важное значение [2].

Остеопороз является не всегда клинически очевидным лишь потому, что низкий уровень минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») остается бессимптомным, и пациенты, с незначительными и небольшими переломами или же переломами без разрушения кости, могут быть просто не осведомлены относительно этого своего болезненного состояния. Напротив, снижение уровня минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») иногда может приводить к снижению качества жизни из-за опасений и страхов получить потенциальные новые переломы костей [29]. Клинический эффект остеопороза определяется переломами и связанными с ними заболеваниями [2]. Основная заболеваемость, связанная с остеопорозом, происходит от таза, позвоночника и переломов дистального отдела (например, лучевой кости,  плечевой кости, бедренной кости) [28]. Ромагнолли (Romagnoli) и другие научные исследователи [29] сообщают об отсутствии существенных различий в боли, физической функции, социальной функции. И общий Европейский фонд остеопороза (European Foundation for Osteoporosis — QUALEFFO) называет среди трех групп, обозначенных как «остеопороз», еще и остеопению, и определяет точно вид заболевания, полагаясь на результаты методики с использованием двойной энергией рентгеновской абсорбциометрии — DXA.

 Тем не менее, классификация пациентов с остеопорозом и остеопенией с переломами костей и без переломов костей выявляет существенные различия между пациентами, страдающими от остеопороза с переломами костей и без переломов костей в отношении их физического состояния, социальной функции, общего восприятия здоровья и общего оценивания, сделанного специалистами Европейского фонда остеопороза (European Foundation for Osteoporosis — QUALEFFO), в то время, как состояния пациентов, больных остеопенией, не различаются между собой, независимо от того, есть у них переломы костей, или же у них отсутствуют переломы костей. Аналогичным образом, в другом проведенном научном исследовании было показано, что пациенты, больные остеопорозом, и имеющие переломы костей, имели более высокие баллы, поставленные специалистами Европейского фонда остеопороза (European Foundation for Osteoporosis — QUALEFFO), чем те пациенты, у которых при заболеваемости остеопорозом не было переломов костей. А также увеличение числа переломов костей шло параллельно с выставленными специалистами Европейского фонда остеопороза (European Foundation for Osteoporosis — QUALEFFO) баллами [30]. В еще одном научном исследование ученые показали, что качество жизни, оцененное в 41 балл специалистами Европейского фонда остеопороза (European Foundation for Osteoporosis — QUALEFFO), было лучшим у остеопенических больных пациентов, чем у больных остеопорозом пациентов без переломов костей. Но они не отличалась в оценке на короткие формы — 36 баллов(Short Form-36). Авторы этого научного исследования объясняют полученные ими результаты и сделанные выводы тем, что пациенты заболели остеопорозом задолго до наступления преклонного возраста и старости. В представленных ими анкетах было зафиксировано много пунктов, которые заметно повлияли на качество жизни пациентов, больных остеопорозом, и имеющих переломы костей. Тем не менее, это же научное исследование показало, что при оценивании боли по визуальной-аналоговой шкале оценки боли у взрослых, боли у пациентов при остеопорозе с переломами костей являются не менее интенсивными, чем у пациентов, страдающих от остеопороза, но не имеющих переломов костей [21].

В исследуемой нами группе больных пациенток-женщин, мы не нашли никакой существенной разницы в качестве жизни между пациентками, больными остеопенией, и пациентками, больными остеопорозом. Тем не менее, мы смогли обнаружить положительную корреляцию между качеством жизни, массой жировой ткани («FTM») и Индексом массы тела (ИМТ), скорее всего, потому, что мы не оценивали наличие или отсутствие переломов костей, что является, конечно же, ограничением для проведения нашего научного исследования. Качество жизни человека зависит от переломов, особенно от самых последних, если человеку в течение жизни случалось неоднократно себе ломать «руки-ноги». Другим ограничением нашего научного исследования является то, что мы не измеряли содержание уровня витамина D в костях. Остеомаляция (размягчение костей, является системным заболеванием, характеризующимся нарушением минерального обмена с преимущественным поражением костной ткани, заключающемся в размягчении и деформации костей вследствие обеднения  организма солями кальция, фосфорной кислоты и витаминами. – Примечание переводчика) является еще одной существенно важной причиной уменьшения прочности мышц, снижения мышечного тонуса и ощущаемых болей в теле, которые приводят к изменению качества жизни и физического состояния у людей. 6. Сделанные выводы. В заключение, хочется сказать, что у исследуемых нами женщин-пациенток, страдающих от остеопороза, были более низкими показатели уровня массы жировой ткани (FTM) и мышечной масса тканей («LTM») по сравнению с исследуемыми женщинами-пациентками, страдающими от остеопении. Общее состояние исследуемых женщин-пациенток, страдающих от остеопороза, было более плачевным, оно было хуже, если сравнивать с общим состоянием исследуемых нами женщин-пациенток, страдающим от остеопении. Пищевой статус и состояние питания коррелируется и соотносится напрямую с поясничной и минеральной плотностью бедренной костной ткани («МПКТ – BMD»), содержанием минеральных веществ в костях («BMC»), массой жировой ткани («FTM»), мышечной массой тканей («LTM»), Индексом массы тела (ИМТ). Функциональное состояние исследуемых нами больных женщин-пациенток было напрямую взаимосвязано с показателями минеральной плотности костной ткани («МПКТ – BMD») и возрастом, но никак не с составом тела, как было ошибочно принято считать раньше. Никакой разницы в ходе проводимого нами научного исследования мы не обнаружено между этими двумя группами – группой женщин, больных остеопорозом и группой женщин, больных остеопенией, по качеству их жизни.

Конфликт интересов. Авторы отмечают отсутствие конфликта интересов.

Комментировать

Нажмите для комментария

Медична виставка ГалМЕД

Мы на Facebook