Неонатология и педиатрия

Современный взгляд на рыбий жир

Физиологическая роль витаминов A и D, омега-3 жирных кислот у детей.

Колупаева Е.А., Беляева Л.М., Белорусская медицинская академия последипломного образования, Минск

Резюме. Рыбий жир содержит витамины A и D, омега-3 жирные кислоты.   В статье представлена физиологическая роль данных нутриентов у детей.

Ключевые слова: рыбий жир, витамины A и D, омега-3 жирные кислоты, дети.

О пользе рыбьего жира известно давно. Более 150 лет назад в Норвегии его стали использовать для лечебных и профилактических целей. В середине XIX в. фармацевт Петер Мѐллер обнаружил, что жители западного побережья Норвегии, которые постоянно употребляли в пищу масло печени трески,  отличались  более  крепким  здоровьем.  Многие  годы  он  посвятил  изучению  лечебных свойств этого уникального продукта и производству его с улучшенными вкусовыми характеристиками и сохранением качества. Петер Мѐллер разработал метод производства масла из свежей печени норвежской трески. Для норвежцев рыбий жир был просто пищевой добавкой, которая положительно влияла на их здоровье.

Впоследствии рыбий жир стали использовать во всем мире.

Сегодня ученые снова заговорили о полезных свойствах рыбьего жира, подтверждением этому являются современные исследования и публикации в научных медицинских журналах.

Рыбий жир содержит необходимые человеку витамины A и D, а также омега-3 жирные кислоты. Витамин А является противоинфекционным витамином [11, 18]. Он необходим для поддержания целостности и функционирования эпителия. Витамин A нужен нашему организму для сохранения хорошего зрения, поддержания здоровья волос, кожи, слизистых оболочек респираторного тракта и пищеварительной системы, оказывает положительное действие на процессы роста костной ткани и зубной эмали, а также обладает антиоксидантными свойствами.

Дефицит витамина А приводит к метаплазии, при которой эпителий бронхов и мочевого пузыря может трансформироваться в многослойный плоский эпителий. Витамин А незаменим для зрения. Даже при слабом дефиците витамина может наступать ухудшение функции эпителия [11, 25]. Значительный дефицит этого витамина может привести к слепоте; в ряде развивающихся стран показатели внутригоспитальной смертности среди детей со слепотой вследствие дефицита витамина А достигают 15–25% [11, 21]. Умеренный дефицит витамина А вызывает куриную слепоту (гемералопию) и образование ксеротических бляшек (бляшек Искерского–Бито).

Витамин D принимает активное участие в поддержании минерального гомеостаза в организме: регулирует фосфорно-кальциевый обмен, способствует проникновению фосфора и кальция в клетки организма, сохраняет и поддерживает оптимальную структуру костей и зубов; предотвращает повышенную нервную возбудимость и судорожные подергивания в мышцах ног. Ведущей функцией витамина D является обеспечение нормального роста костной ткани – адекватная ее минерализация. Он укрепляет иммунную систему. От присутствия в организме витамина D зависит восприимчивость к кожным заболеваниям и болезням сердца. Кроме того, он участвует в метаболизме липидов, регуляции артериального давления и др. [8, 11].

В недавних публикациях сообщалось о том, что витамин D является незаменимым для выработки эндогенных противомикробных пептидов [11, 23]. Согласно обзору, выполненному Holick, в исследованиях in vitro было продемонстрировано, что при снижении сывороточных уровней 25(OH) D ниже 20 нг/мл (50 нмоль/л) моноциты и макрофаги не способны реализовывать неспецифические врожденные иммунные реакции в отношении Mycobacterium tuberculosis [8, 11]. Полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) в организме человека не вырабатываются, поэтому их единственным источником является пища, особенно жирная рыба. К эссенциальным жирным кислотам относятся линолевая кислота (омега-6) и альфа-линоленовая кислота (омега-3). омега-6 и омега-3 длинноцепочечные ПНЖК (ДЦ-ПНЖК) – структурные и функциональные компоненты клеточных мембран. Кроме того, ДЦ-ПНЖК являются предшественниками эйкозаноидов, которые регулируют гормональную и иммунную активность организма.

В процессе эволюции человека соотношение омега-6-жирных кислот к омега-3 в пищевом рационе составляло примерно 1:1. Физиологическое состояние клетки оптимально при соотношении 3:1 между омега-6 и омега-3 жирными кислотами. Однако в настоящее время у жителей европейских стран данное отношение увеличилось до 10:1 и даже до 20:1. Установлено, что омега-6-жирные кислоты повышают уровень провоспалительных молекул в организме, в то время как омега-3-жирные кислоты вызывают повышение противовоспалительных молекул в организме. Поэтому пищевой рацион современных жителей западных стран можно рассматривать как диету, вероятно, способствующую развитию и поддержанию ряда воспалительных реакций в организме [11, 19].

Организм человека не способен осуществлять конверсию омега-6-жирных кислот в омега-3-жирные кислоты и наоборот [2, 3, 11].

Особый интерес вызывают свойства длинноцепочечных омега-3-жирных кислот эйкозапентаеновой (ЭПК) и докозагексаеновой (ДГК). В частности, были установлены сосудисто-протективные свойства длинноцепочечных омега-3-жирных кислот. ЭПК и ДГК оказывают влияние на метаболизм липидов, сосудистый тонус и свертывание крови [5, 6]. Благодаря своим противовоспалительным эффектам они оказывают позитивное влияние на течение воспалительного процесса при ряде системных заболеваний соединительной ткани, в том числе при ревматоидном артрите [7].

Установлено, что омега-3-жирные кислоты играют ведущую роль в функционировании центральной нервной системы на протяжении всей жизни человека [15, 24]. Влияние омега-3 и омега-6-жирных кислот на развитие и функцию нервной ткани происходит благодаря их вовлечению в многочисленные процессы, в том числе генную транскрипцию регуляции эффектов в процессе клеточной передачи сигналов, а также на эффекты проницаемости мембран.

Недостаток омега-3-жирных кислот или дисбаланс между омега-3 и омега-6-жирными кислотами ассоциированы с многочисленными поведенческими отклонениями особенно у детей, в том числе и психическими расстройствами. Многочисленные клинические исследования демонстрируют связь между нарушениями нервно-психического развития детей и дисбалансом омега-6 и омега-3-жирных кислот. Нейрокогнитивные нарушения, такие как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), дислексия, диспраксия и аутизм, часто связаны с недостатком омега-3-жирных кислот [4,16, 17].

ДГК – главный структурный компонент фосфоглицеридов, образующих клеточные мембраны в фоторецепторах сетчатки и, следовательно, влияющих на развитие зрения. Нормальное развитие зрения и когнитивной функции зависит от уровня ДГК в синапсах и фоторецепторах [2, 3, 9, 20, 22]. Дети, получавшие от матерей ДГК в течение беременности, имели существенно лучшее развитие зрительной активности в возрасте 4–6 месяцев [10].

В ряде рандомизированных контролируемых исследований представлены данные об отставании в развитии ментальной активности (согласно детским шкалам IQ) и визуальной функции (т.е. визуальная активность и стереоактивность) у младенцев из-за недостатка поступления с пищей ДГК [1]. В этом периоде быстрого роста мозг очень чувствителен к недостатку нутриентов. Адекватное поступление ?-3-жирных кислот, особенно ДГК, необходимо для становления ментального здоровья [13]. СДВГ –  наиболее  распространенное  нейрокогнитивное  расстройство  у  детей.  По  данным  G. Polancyk и соавт. [14], в мире СДВГ диагностируется у 5–8% всех школьников и продолжается более чем у 70% из них в их взрослой жизни. Нарушения СДВГ сопровождаются дислексией (нарушения чтения и письма), диспраксией (координация и нарушения развития, когда проблематичны мотивационная координация и действия), поведенческими нарушениями и нарушенным социальным поведением, у пациентов отмечаются боязнь и нарушения в виде тиков. Три первичных симптомаСДВГ – невнимательность (патологически повышенная отвлекаемость, низкая концентрация), гиперактивность и импульсивность. Дети с СДВГ могут характеризоваться беспокойством, имеют проблемы с выполнением заданий, требующих длительной саморегуляции, они часто слабо организованы функционально и страдают из-за заниженной самооценки. Эти дети имеют различные проблемы в школе и сложности в разрешении рутинных вопросов. Все это может привести к напряжению в семье и оказывает негативное влияние на их отношения со сверстниками и учителями. Этиология и патогенетические механизмы развития СДВГ могут быть самыми разнообразными. Высока вероятность изменений метаболизма ПНЖК, ведущая к нарушению фосфолипидного метаболизма, что, в свою очередь, связано с некоторыми нарушениями развития центральной нервной системы [15].

Незаменимые ?-3-жирные кислоты обладают целым рядом положительных свойств:

– значительно снижают свертываемость крови;

– способствуют нормализации артериального давления;

– уменьшают нагрузку на сердечно-сосудистую систему;

– способствуют наиболее эффективной работе головного мозга;

– помогают сжигать насыщенные жиры в организме, тем самым способствуя похудению;

– подавляют выделение гормонов стресса в организме;

– участвуют в выработке простагландинов – веществ, обладающих особыми противовоспалительными свойствами (помогают избавиться от отеков и болей).

Учитывая вышеизложенное, для полноценного физического и психического развития ребенка рекомендуется назначать рыбий жир как здоровым детям, так и включать в программу реабилитации при ряде заболеваний.

Благодаря уникальному составу рыбий жир:

– способствует формированию и полноценному развитию тканей мозга и стимулирует умственное развитие ребенка;

– закладывает основу хорошего зрения;

– устраняет симптомы синдрома дефицита внимания (гиперактивность, импульсивность и невозможность сосредоточиться, беспокойство и нарушение сна);

– укрепляет иммунитет ребенка, особенно полезен для часто болеющих детей;

– улучшает структуру костной системы;

– способствует улучшению состояния здоровья при многих острых и хронических заболеваниях (бронхолегочных, сердечно-сосудистых и других).

Проведенные в Великобритании, Германии и США рандомизированные двойные слепые плацебоконтролируемые исследования показали эффективность использования рыбьего жира в комплексе лечения пациентов с СДВГ и часто болеющих инфекциями верхних дыхательных путей [1, 11, 12,15]. Согласно результатам анализа выборки всех рандомизированных пациентов, в группе детей, принимавших рыбий жир, было отмечено статистически достоверное снижение среднего числа визитов к педиатру по поводу инфекций верхних дыхательных путей в зимний и ранний весенний периоды, а также уменьшение длительности приема антибактериальных препаратов [11, 12]. В другом исследовании показано, что средний показатель количества визитов совершенных одним пациентом в месяц снизился на 36%–58%. Включение в комплекс реабилитации рыбьего жира детям с СДВГ в течение 4 месяцев позволило статистически снизить симптоматику данных расстройств[15].

Рыбий жир (Мёллер, Норвегия) выпускается в бутылках по 250 и 500 мл с этикеткой и крышкой зеленого или желтого цвета.

Состав рыбьего жира Мѐллер (5 мл): витамин А – 250 мкг; витамин D – 10 мкг (400 МЕ); витамин Е –10 мг; омега-3-жирные кислоты – 1,2 г; ЭПК – 0,4 г; ДГК – 0,6 г.

Рыбий жир (Мѐллер) назначается детям старше 3 лет по 2,5 мл (0,5 ч. л.) один раз в день, курс до 3 мес. Детям рекомендуется назначать 2–3 курса в год независимо от времени года.

В заключение хотелось бы отметить, что рыбий жир – это проверенное временем и надежное средство, которое помогает восстановлению и укреплению здоровья, правильному физическому и нервно-психическому развитию ребенка.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Birch E.E., Hoffman D.R., Castaneda Y.S. // Am. J. Clin. Nutr. – 2002. – Vol. 75, N 3. – Р. 570–580.

2. Brenna J.T. // Curr. Jhin. Clin. Nutr. Metab. Care. – 2002. – Vol. 5, N 2. – Р. 127–132.

3. Burdge G.C., Calder P.C. // Repod. Nutr. Dev. – 2005. – Vol. 45. – Р. 581–597.

4. Freeman M.P., Hibbeln J.R., Wisner K.L. et al. // J. Clin. Psychiatry. – 2006. – Vol. 67, N 12. – Р. 1954–1967.

5. Hahn A., Strцhle A. // Chem. Unserer Zeit. – 2004. – Bd. 38. – Р. 310–318.

6.  Hahn A., Strцhle A., Wolters M.  Ernдhrung –  Physiologische  Grundlagen, Prдvention, Therapie. –Auflage 2. – Stuttgart: Wissenschaftliche Verlagsgesellschaft mbH, 2006.

7. Hahn A., Strцhle A., Wolters M. // Medizinische Monatsschrift fьr Pharmazeuten. – 2007. – Bd. 30. – Р.138–146.

8. Holick M.F. // N. Engl. J. Med. – 2007. – Vol. 357. – Р. 266–281.

9. Innis S.M. // Placenta. – 2005. – Vol. 26. – Р. 70–75.

10. Judge M.P., Harel O., Lammi-Keefe C.J. // Lipids. – 2007. – Vol. 42, N 2. – Р. 117–122.

11. Linday L. // J. Am. College of Nutrition. – 2010. – Vol. 29, N 6. – Р. 559–562.

12. Linday L. A., Dolitsky J.N., Shindledecker R.D. // Ann. Otol. Rhinol. Laryngol. – 2004. – Vol. 114, N11. – Р. 891–901.

13.Pett M., Stokes C. // Drugs. – 2005. – Vol. 65, N 8. – Р. 1051–1059.

14. Polancyk G., de Lima M., Horta B et al. // Am. J. Psychiatry. – 2007. – Vol. 164, N 6. – Р. 942–948.

15. Richardson A.J., Montgomery P. // Pediatrics. – 2005. – Vol. 115, N 5. – Р. 1360–1366.

16. Richardson A.J., Ross B.K. // Prostaglandins Leukot. Essent. Fatty Acids. – 2000. – Vol. 63, N 1–2. – Р. 1–9.

17. Richardson A.J., Ross B.K. // Prostaglandins Leukot. Essent. Fatty Acids. – 2000. – Vol. 63, N 1–2. –Р. 79–87.

18. Semba R.D. // J. Nutr. – 1999. – Vol. 129. – Р. 783–791.

19. Simopoulos A.P. // Biomed. Pharmacother. – 2002. – Vol. 56. – Р. 365–379.

20. Sinn N., Bryan J. // J. Dev. Behav. Pediatrics. – 2007. – Vol. 28. – Р. 82–91.

21. Sommer A., Tarwotjo I., Hussaini G., Susanto D. // Lancet. – 1983. – N 2. – Р. 585–588.

22. Stillwell Wassall S.R. // Chem. Phys. Lipids. – 2003. – Vol. 126, N 1. – Р. 1–27.

23. Tavera-Mendoza L.E., White J.H. // Sci. Am. – 2007. – Vol. 297. – Р. 62–65, 68–70, 72.

24. Uauy R., Dangour A.D. // Nutr. Rev. – 2006. – Vol. 64, N 5, Pt. 2. – Р. 24–33.

25. Zile M.H., Bunge E.C., DeLuca H.F. // J. Nutr. – 1981. – Vol. 111. – Р. 777–788.

Медицинские новости. – 2013. – №10. – С. 40-42.

Комментировать

Нажмите для комментария

Медична виставка ГалМЕД

Мы на Facebook