Неврология

Сексуальная сфера женщин репродуктивного возраста, страдающих невротическими расстройствами

Результаты исследования сексуальной функции 102 замужних женщин репродуктивного возраста (35.3± 4,1-лет), проходившие лечение в РНПЦ пси­хического здоровья в связи с невротическими расстройствами (Р40-Р45 МКБ-10).

Н.А.Березовская Белорусский государственный медицинский университет

В статье приводятся результаты исследования сексуальной функции 102 замужних женщин репродуктивного возраста (35.3± 4,1-лет), проходившие лечение в РНПЦ пси­хического здоровья в связи с невротическими расстройствами (Р40-Р45 МКБ-10). При сексологическом обследовании у 67 из 102 женщин (65.7 %) были обнаружены сексу­альные дисфункции (Р52). Таким образом, практически у 2/3 белорусских женщин ре­продуктивного возраста, страдающих невротическими расстройствами, наблюдаются сексуальные дисфункции, что говорит о высокой коморбидности этих расстройств. Бы­ло обнаружено, что невротические и сексуальные нарушения имеют тенденцию к вза­имному усилению друг друга. Так называемый «порочный круг» негативно влияет на течение невротического расстройства и на удовлетворенность супружескими отноше­ниями.

В течение XX столетия средневзвешенный среднегодовой показатель распространенности всех психических и поведенческих расстройств в мире вы­рос в 10 раз [6]. В большинстве стран мира к началу XXI века 5-7% населения страдало психотическими и 15-23% — пограничными психическими расстрой­ствами [6, 8]. Причем если количество психозов уве­личилось с 1900 года в 3,8 раза, то число неврозов и различных невротических расстройств возросло в 61,7 раза! [6]. В их число входят и сексуальные дисфункции, не обусловленные органическим рас­стройством или заболеванием, которые согласно МКБ-10 отнесены к психическим и поведенческим расстройствам [5]. Причем психогенные половые дисфункции нередко сочетаются с другими психо­патологическими нарушениями невротического реги­стра. По мнению З. Старовича (1985), связи между психопатологией и половыми дисфункциями могут быть троякими: сексуальные нарушения как след­ствие, как причина или как один из симптомов психи­ческого заболевания [13]. Это в полной мере отно­сится к невротическим и сексуальным расстройствам у женщин. Проблемы в интимной жизни являются од­ной из частых причин конфликтов между партнерами и их невротизации [3, 4]. Кроме того, известно, что неврозы облегчают возникновение половых дис­функций и связанных с ними проблем в сексуальных отношениях [2, 10, 11]. Все это негативно влияет не только на удовлетворенность женщин своим супру­жеством, но нередко, приводит к общей пессимисти­ческой оценке перспектив брачного союза и способ­ствуют формированию у женщин отрицательных ре­продуктивных установок. Поэтому изучение особен­ностей половой функции женщин с невротическими расстройствами является важной научно­практической задачей. Исследование по данной те­матике является первым в Республике Беларусь.

Цель настоящего исследования всесторон­няя оценка психического состояния и сексуальной сферы женщин репродуктивного возраста, страдаю­щих невротическими расстройствами.

Объект исследования: женщины репродуктив­ного возраста с невротическими расстройствами, про­ходящие лечение в условиях стационара.

Предмет исследования: психологические особенности и психический статус, а также половая функция у женщин с невротическими расстрой­ствами в возрасте 18-45 лет; взаимовлияние сексу­альных и невротических расстройств.

Критерии включения в исследование:

  • женщины в возрасте 18-45 лет, состоя­щие в браке;
  • наличие невротического расстройства, отно­сящегося к рубрикам Р40 Р45 МКБ-10 (для основной группы);
  • информированное согласие на участие в исследовании;
  • отсутствие выраженной соматоневрологической и гинекологической патологии.

Выборка исследования: 102 женщины 18-45 лет с невротическими расстройствами (Р40 Р45), находившиеся на стационарном лечении в ГУ «Республиканская клиническая психиатрическая больница» (основная группа) и 67 женщин без какой либо невротической симптоматики (контрольная группа).

Гипотеза исследования: предполагается, что наличие невротических расстройств негативно влияет на супружеские (партнерские) и сексуаль­ные отношения большинства женщин детородного возраста. В свою очередь, имеющиеся сексуальные проблемы у женщин, могут способствовать возник­новению либо усугублению невротической симп­томатики. По-видимому, психические и сексу­альные расстройства имеют тенденцию к взаим­ному усилению с формированием «порочного кру­
га», что оказывает дополнительное негативное влияние на качество жизни таких женщин, ставит под сомнение перспективу полноценных супруже­ских отношений и может ограничивать реализацию женской репродуктивной функции.

Материалы и методы

Всего нами обследовано 169 женщин. Ос­новную группу из 102 человек составили замужние женщины репродуктивного возраста, страдающие невротическими, связанными со стрессом, а также диссоциативными и соматоформными расстрой­ствами, проходившие стационарное лечение в ГУ «РКПБ» в 2007-08 гг.

Контрольную группу составили 67 замужних женщин детородного возраста без каких-либо невро­тических расстройств. Основная и контрольная группа достоверно не различались по среднему возрасту 33,5 ± 8,2 лет и 32,9 ± 7,6 лет и другим социодемографическим показателям.

В зависимости от преобладающей невро­тической симптоматики и наличия либо отсутствия сексуальной патологии основная группа была разде­лена на 4 подгруппы:
1-я женщины с тревожными, адаптацион­ными расстройствами и сексуальными дисфункци­ями;
2-я женщины с тревожными, адаптацион­ными расстройствами без сексуальных дисфункций;
3-я женщины с диссоциативными, соматоформными расстройствами и сексуальными дис­функциями;
4-я женщины с диссоциативными, соматоформными расстройствами без сексуальных дис­функций.

Контрольная группа в ходе исследования была разделена на 2 подгруппы в зависимости от наличия либо отсутствия секуальной патологии: 5-я женщины без сексуальных дисфункций, 6-я жен­щины с сексуальными дисфункциями.

Методы исследования: клинико­психопатологический, клинико-сексологический, экспериментально-психологический и статистиче­ский с использованием пакета программ БРЭв 11,5. При клинико-сексологическом обследовании ис­пользовались карта сексологического обследо­вания (по Г.С. Васильченко, 1977), опросник СФЖ, методика диагностики кроссполоролевых акцентуа­ций полоролевого поведения Б. Е. Алексеева. Для определения степени удовлетворенно­сти/неудовлетворенности браком использовался опросник В. В. Столина, Т. Л. Романовой, Г. П. Бу­тенко. Проводились оценка ситуационной и лич­ностной тревожности (опросник СпилбергераХанина), оценка уровня депрессии (опросник Бе­ка), оценка астении (опросник МР1-20). Исследова­ние структуры личности проведено при помощи пя­тифакторного опросника личности (5 РРО) Х.

Тсуйи в адаптации А. Б. Хромова. Для опре­деления типа акцентуаций личности применялся опросник Шмишека-Леонгарда.

Результаты и их обсуждение

У всех женщин основной группы отмеча­лись психопатологические нарушения невротиче­ского спектра: тревожные, тревожно-фобические и адаптационные расстройства, а также диссоциа­тивные (конверсионные) и соматоформные рас­стройства. Наиболее широко были представлены: смешанные тревожные и депрессивные расстрой­ства (17%), расстройства адаптации (14%), соматоформная вегетативная дисфункция (12%), диссо­циативные расстройства моторики и ощущений (11 %), недифференцированные соматоформные (7%) и панические расстройства (5%).

Согласно формализованным критериям МКБ-10 у 67 из 102 женщин основной группы (65,7%) следующие половые дисфункции: потеря полового влечения (26,9 %), сексуальное отвра­щение (10,4%), недостаточность генитальной реакции (11,9%), оргазмическая дисфункция (43,3%), диспареуния неорганической природы (7,5%).

В контрольной группе половые дисфункции выявлены лишь у 15 из 67 женщин (22,4%). В их числе: отсутствие или потеря полового влечения (10,4%), недостаточность генитальной реакции (3%), оргазмическая дисфункция (9%), причем большинство женщин заявили, что не считают их серьезной проблемой, требующей обращения к специалисту.
В зависимости от наличия или отсутствия сексуальных дисфункций основная и контрольная группы были разбиты на две подгруппы каждая. Во всех подгруппах определены типовой профиль СФЖ, показатели Кг, Ка, Ка/Кг, средняя шкальная оценка М-Ф измерения и полоролевого поведения (М-Ф), а также степень удовлетворенности браком, уровни реактивной (РТ) и личностной (ЛТ) тревоги, депрессии, выраженные в баллах, а также уровень астенизации в подгруппах в % от их общей чис­ленности (см. табл. 1).Анализ типового профиля СФЖ, отражающего наиболее важные показатели женской сексуальности, позволил выявить вполне предсказуемые различия в общих (прог­ностических) показателях СФЖ в подгруппах ос­новной и контрольной групп с сексологическими нарушениями и без таковых. Так у больных с тре­вожными и адаптационными расстройствами в подгруппе с сексуальными дисфункциями общий показатель СФЖ составлял 20,7, а в подгруппе без сексуальных дисфункций достигал норма-тивных значений 29,9 (р < 0,001). У женщин, страдаю­щих диссоциативными и соматоформными рас­стройствами, эти различия были столь же велики: 29, 2 в подгруппе без сексуальных дисфункций, а при их наличии всего 18,2 (р < 0,001). В подгруп­пе женщин с диссоциативными и соматоформными расстройствами общий показатель СФЖ наиболее
низкий, однако он достоверно не отличается от та­кового в подгруппе больных тревожными и адап­тационными расстройствами (р > 0,05). В группе контроля подгруппы женщин без сексуальных на­рушений и имеющих половые дисфункции также раз-личались между собой по общему показателю СФЖ: 29,3 и 19,6 соответственно (р < 0,001). Ана­лиз типового профиля СФЖ показал, что в подгруп­пе женщин, страдающих диссоциативными либо соматоформными расстройствами, регистрируются самые низкие значения 2-го показателя, что указы­вает на негативное либо индифферентное отно­шение большей части из них к половой активно­сти. В этой же подгруппе отмечаются наиболее низкая способность к сексуальному возбуждению, индикатором которого является выделение влага­лищной слизи к началу полового акта (3-й показа­тель) и наибольшие проблемы с достижением ор­газма (4-й показатель).

Таблица 1

10

Примечание: * — различия достоверны в подгруппах внутри каждой из двух групп, ** — различия достоверны между подгруппами основной и контрольной групп

Среди женщин с невротическими рас­стройствами в обеих подгруппах преобладали сла­бая и ослабленный вариант средней половой кон­ституции (средние значения Кг располагались в диапазоне от 2,9 до 3.9). Напротив, в обоих под­группах контрольной группы показатели Кг у жен­щин были выше и в своем большинстве соответство­вали варианту средней половой конституции. Полу­ченные нами данные свидетельствуют в пользу гипотезы о том, что конституционально ослаблен­ный преморбид может снижать адаптационные воз­можности организма и предрасполагает к невроти­ческому реагированию [4, 7]. В подгруппе женщин с тревожными, адаптационными расстройствами и сексуальными дисфункциями уровень сексуальной активности (Ка) оказался наименьшим среди всех подгрупп основной и контрольной группы, а пока­затель Ка/Кг = 0, 68 ± 0,22 был значительно ниже, чем в подгруппе женщин с диссоциативными, соматоформными расстройствами и сексуальными дисфункциями Ка/ Кг = 1,21 ± 0,24 (р < 0,01). Таким образом, в первом случае низкая половая актив­ность блокирует конституциональные (потенциаль­ные) сексуальные возможности женщин и это несо­ответствие находит свое отражение в наиболее низ­ком отношении Ка/Кг. Во втором случае имеет место обратная ситуация, которую отражает соотношение Ка/Кг превышающее 1,0. Это означает, что жен­щины с низкими конституциональными параметрами имеют сексуальные контакты значительно чаще, чем у них возникает потребность в половой близо­сти. В обеих подгруппах женщин с невротическими и сексуальными расстройствами подобное несоот­ветствие (особенно существующее длительно) мо­жет приводить к возникновению и нарастанию пси­хоэмоционального дискомфорта в связи с нарас­танием сексуальной неудовлетворенности либо нежелательными, тягостными для женщин половы­ми контактами.

Степень удовлетворенности браком у женщин с невротическими и сексуальными рас­стройствами основной группы достоверно отлича­ются от показателей у женщин без сексуальных дисфункций и от показателей в обеих подгруппах женщин контрольной групп. Так средний пока­затель в подгруппе с тревожными, адаптацион­ными расстройствами и сексуальными дисфункци­ями равен 22,0 ± 6,6, а в подгруппе женщин с дис­социативными, соматоформными расстройствами и сексуальными дисфункциями еще ниже 21,2 ± 5,7. Полученные данные указывают на то, что в обеих подгруппах у женщин имеется значитель­ная неудовлетворенность брачными отноше­ниями. В подгруппах основной группы с отсут­ствием сексуальных дисфункций эти показатели были достоверно выше (р<0,01), составляя соот­ветственно 32,8 ± 9,5 (скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность) и 34,1 ± 7,4 (значи­тельная удовлетворенность) и свидетельствуя о том, что эти женщины вполне удовлетворены своим браком. В обеих подгруппах контрольной группы эти показатели несколько различаются между собой: при наличии сексуальных дисфункций женщины ско­рее удовлетворены браком, чем нет 31,2 ± 5,9; а при их отсутствии наблюдается значительная удо­влетворенность браком -34,3 ± 6,6.

Таким образом, женщины с сочетанными невротическими расстройствами и сексуальными дисфункциями выражают наибольшее недоволь­ство существующими супружескими отношениями, что, несомненно, является для них дополнитель­ным источником хронической психотравматизации и, возможно, препятствием для обращения за сексологической помощью (многие из них за­являют, что не верят в возможность улучшения ин­тимных отношений в существующем браке). С дру­гой стороны более высокая степень удовлетво­ренности браком женщин с невротическими рас­стройствами, но без сексуальных проблем, указы­вает на то, что хорошие супружеские отношения даже при наличии невротической симптоматики способствуют более гармоничным интимным от­ношениям, а сексуальная удовлетворенность ча­ще сопряжена с положительной оценкой брака в целом.

У женщин без каких либо невротических рас­стройств (контрольная группа) отсутствовали зна­чимые различия в отношение к браку в зависимо­сти от наличия или отсутствия у них сексуальных дисфункций. Объяснить это обстоятельство можно тем, что у женщин контрольной группы нарушения сексуальной функции регистрировались на осно­вании формальных критериев МКБ-10. Однако в своем большинстве выявленные сексуальные дис­функции их не тяготили и не являлись источником конфликтов на сексуальной почве, в силу чего они вряд ли могли оказывать существенное влияние на супружеские отношения либо приводить жен­щин к невротизации. Полученные данные вполне соответствуют позиции Междисциплинарного со­вета по согласованию терминов, который, осно­вываясь на классификационных системах МКБ-10 и DSM-IV, предложил ряд изменений в трактовке нарушений половой функции у женщин. В частно­сти, те или иные отклонения в сексуальном функ­ционировании считаются расстройством только в том случае, если они вызывают стресс у женщины [9, 12, 14].

Средние показатели шкальных оценок МФ измерения и полоролевого поведения во всех подгруппах основной группы женщин составляют от 0,415 до 0,432 и достоверно не различаются между собой (табл.1). Полученные показатели соответствует средним значениям шкальных оце­нок М-Ф измерения характерных для скрытой крос­споловой акцентуации 0,402 при р < 0,05 [1]. В подгруппах контроля независимо от наличия или отсутствия у женщин сексуальных дисфункций эти показатели оказались достоверно ниже (р < 0,01), чем в каждой из подгрупп основной группы — 0,231 и 0,225 соответственно, что свидетельствует об отсутствии у них кроссполоролевых акцентуа­ций. Все это позволяет предположить, что кроссполоролевые акцентуации у женщин являются од­ним из факторов, предрасполагающих к формиро­ванию невротических расстройств. Вместе с тем нет оснований считать, что они способствуют воз­никновению женских половых дисфункций.

Нами изучена динамика шкальной оценки акцентуации М-Ф измерения и полоролевого по­ведения во всех подгруппах основной и контроль­ной групп. Как следует из данных методики Б. Е. Алексеева (2006), представленных на рис.1, некото­рые черты маскулинности в подгруппах женщин с невротическими и сексуальными расстройствами наблюдались с раннего возраста.

9

Рис.1 Динамика шкальной оценки акцентуации М–Ф измерения и полоролевого поведения

До 13 лет происходило постепенное сни­жение выраженности скрытой кроссполовой ак­центуации, а после 13 лет ее проявления начали очень медленно нарастать (рис. 1). В обеих под­группах женщин с невротическими расстройства­ми, но без сексуальных дисфункций проявления скрытой кроссполовой акцентуации, отмечались уже с раннего возраста и практически не претер­певали изменений до 18 лет. Затем наметилась тен­денция к снижению средней шкальной оценки ак­центуации М-Ф измерения, что говорит о некото­ром снижении у них с возрастом маскулинных черт характера и поведения. Можно допустить, что по­следнее обстоятельство играет позитивную роль в их сексуальном функционировании.

Обследование по методике ШмишекаЛеонгарда. Позволило выявить эмотивную акценту­ацию у 41,7% женщин страдающих тревожными и адаптационными расстройствами и сексуальными дисфункциями. Как известно, эмотивная акцентуация обуславливает наличие таких качеств, как чувстви­тельность, впечатлительность, отзывчивость, ко­торые традиционно ценятся и являются «жела­тельными» для женщин. Они готовы жертвовать своими интересами, включая чувственную удовле­творенность, во благо партнера. Однако нараста­ющий внутренний дискомфорт из-за частого по­давления собственной сексуальности во имя под­держания видимости супружеского благополучия, в конце концов, приводит к возникновению невротиче­ской симптоматики. При этом фокус внимания сме­щается на плохое самочувствие, а эмоциональные нарушения и многочисленные телесные сенсации быстро оттесняют нереализуемые в должной ме­ре сексуальные потребности на второй план. Лю­бопытно, что эмотивная акцентуация чаще всего встречается и в подгруппе женщин с диссоциа­тивными и соматоформными расстройствами и сексуальными дисфункциями (29,4 %). Однако в по­следнем случае она может усиливать невроти­ческую симптоматику из-за нарастающего внутрен­него конфликта связанного с малой привлекательно­стью половой жизни и, в то же время, необходимо­стью «исполнять супружеский долг». Вероятно, эмотивная акцентуация характера также в целом об­легчает невротическое реагирование в неблаго­приятных жизненных ситуациях.

В группе больных с тревожными и адапта­ционными расстройствами уровни реактивной (РТ) и личностной (ЛТ) тревожности были достоверно выше в подгруппе больных и сексуальными дис­функциями, чем в подгруппе без таковых, что в од­них случаях было связано с усилением тревожно­го радикала на фоне половой дисфункции, а в других нарушения сексуальной функции, во многом были обусловлены нарастанием тревожной симп­томатики. В группе больных с соматоформными и диссоциативными расстройствами достоверные различия в подгруппах прослеживались только по уровню ЛТ, которая была выше в подгруппе боль­ных с сексуальными дисфункциями (табл. 1). Ве­роятно, в данном случае более высокая ЛТ являлась дополнительным фактором, способствующим воз­никновению у них нарушений в половой сфере.

По опроснику Бека уровень депрессии в основной группе был несколько выше в подгруп­пах больных с сексуальными дисфункциями (со­ответствовал умеренно выраженной депрессии), а у больных без половых нарушений свидетель­ствовал о субдепрессии (табл. 1). Известно, что усиление депрессивных проявлений приводит к снижению либидо и полового удовлетворения.

Явления общей астении достоверно чаще встречались у больных с тревожными и адаптаци­онными расстройствами в подгруппе больных с сексуальными дисфункциями, чем без таковых (табл. 1). Выраженная астенизация, вероятно, также способствовала у них снижению половой активности и дезактуализации сексуальной сферы. В под­группах больных с диссоциативными и соматоформными расстройствами достоверных различий выявлено не было.

Отметим, что жалобы сексологического ха­рактера активно предъявляли лишь 12 из 67 жен­щин (19,7%), с невротическими расстройствами и нарушениями половой функции. Проведенный анализ показал, что 10 из них страдали сексуаль­ной аверсией или диспареунией, т.е. теми сексу­альными дисфункциями, которые создают наи­больший эмоциональный и телесный дискомфорт, вынуждая больных обращаться за помощью. Остальные избегали обсуждения сексуальных затруднений с лечащим врачом. Во многом это было связано с тем, что у большинства больных с тревожными и адаптационными расстройствами на фоне усиления психических и сомато-вегетативных проявлений тревоги произошла дезак­туализация сексуальной сферы, т. е. утратился интерес к половой жизни. Сходная картина отме­чалась у больных с соматоформными расстрой­ствами: многочисленные и весьма неприятные телесные сенсации и нарастающая астенизация, оттесняли мысли и желания сексуального ха­рактера на задний план. Женщины с диссоциатив­ными расстройствами, чаще не имели истинного сексуального влечения, обнаруживая задержки пси­хосексуального развития на стадии формирования эротического либидо. Многие из них тяготились необходимостью вступать в половой акт, который часто являлся для них лишь обременительным способом манипулирования партнером. На фоне возникновения или усугубления конверсионной симптоматики, они охотно ограничивали до мини­мума сексуальные контакты, мотивируя это пло­хим самочувствием. Такого рода «вторичная вы­года» невротической симптоматики, несомненно, затрудняла ее эффективную коррекцию.

Среди 67 женщин основной группы, име­ющих сексуальные дисфункции у 9 женщин с рас­стройствами адаптации, 8 женщин с тревожными расстройствами и 6 женщин с соматоформными расстройствами возникновению массивной невро­тической симптоматики, дезактуализирующей сексуальную сферу, непосредственно предше­ствовали сексуальные нарушения (вторичная аноргазмия, аверсия, диспареуния), которые приве­ли к нарастанию сексуальной неудовлетворенно­сти и супружеским конфликтам. Таким образом, существующие сексуальные дисфункции и свя­занные с ними проблемы в супружестве, у 34,3 % женщин явились важным фактором формирования невротических расстройств, клиническая симпто­матика которых оттесняла на второй план дли­тельно фрустрированные сексуальные потребно­сти, чем достигалась своеобразная «вторичная выгода»: фиксация на имеющихся болезненных проявлениях невроза, как альтернатива нарастаю­щим супружеским конфликтам на почве неудовле­творенных сексуальных потребностей.

У 29 больных (43,3 %) прослежена вре­менная взаимосвязь между возникновением или нарастанием массивной невротической симптома­тики и развитием сексуальных дисфункций, которые фактически выступали как одно из проявлений имеющегося невротического расстройства. У 15 женщин (22,4%) зрелая сексуальность вообще не пробудилась, а половые дисфункции (алибидемия, аноргазмия), которые они отмечали с начала половой жизни и никогда не считали их серьезной проблемой, на фоне невротического расстройства не претерпели существенных изменений.

Выводы

При обследовании основной группы из 102 женщин детородного возраста с невротическими расстройствами в 65,7% случаев были выявлены те или иные половые дисфункции. В контрольной группе из 67 женщин без каких-либо невротиче­ских расстройств, сексуальные дисфункции реги­стрировались в 3 раза реже (22,4%). Полученных данные указывают на высокую коморбидность невротических расстройств и сексуальных дис­функций, что необходимо учитывать при прове­дении терапии.

Установлена низкая степень удовлетворен­ности браком у женщин с тревожными, адаптацион­ными расстройствами, диссоциативными, соматоформными расстройствами и сексуальными дис­функциями, о чем свидетельствуют показатели опросника Столина, которые достоверно отличают­ся от показателей в подгруппах у женщин, стра­дающих невротическими расстройствами без сек­суальных дисфункций и от показателей в обеих подгруппах женщин контрольной групп.

Преобладание более выраженной тре­вожно-депрессивной симптоматики и астении в подгруппах больных с невротическими расстрой­ствами и сексуальными дисфункциями свидетель­ствуют как о большей тяжести психопатологиче­ских проявлений, негативно влияющих на половую сферу, так и об усилении в ряде случаев невроти­ческой симптоматики на фоне нарастающей сек­суальной дезадаптации.

Установлено, что сексуальные дисфунк­ции у женщин с невротическими расстройствами, могут выступать в качестве ведущего фактора их развития (34,3 %), впервые возникать как одно из его проявлений (43,3%) либо сопутствовать невротическим расстройствам, обусловленных иными психогениями (22.4%). Более чем у половины женщин с невротическими расстройствами психопа­тологические и субъективно значимые сексуаль­ные нарушения имеют тенденцию к взаимному усилению с формированием «порочного круга», что в целом негативно влияет как на течение невроти­ческих расстройств, так и на удовлетворенность интимными отношениями и браком в целом, по­рождая пессимистическое видение перспектив брачного союза.

Литература

  1. Алексеев, Б. Е. Полоролевое поведение и его акцентуации / Б. Е. Алексеев. СПб.: Речь, 2006. 144с.
  2. Имелинский, К. Сексология и сексопатоло­гия: пер. с польск. / К. Имелинский. М.: Медицина, 1986. 423 с.
  3. Либих, С. С. Сексуальные дисгармонии. / С. С. Либих, В. И. Фридкин. Ташкент: Медицина, 1990. 142 с.
  4. Липгарт, Н. К. Невротические расстройства у мужчин и женщин при сексуальной дезадаптации супружеской пары. / Неврозы и сексуальные рас­стройства / Н. К. Липгарт, С. Т. Агарков, Т. Е. Агар­кова. Воронеж, 1985. С. 48-83.
  5. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и по­веденческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. СПб.: Адис, 1994. 304 с.
  6. Петраков, Б. Д. Основные закономерно­сти распространения психических болезней в со­временном мире и в Российской Федерации / Б. Д. Петраков // XII съезд психиатров России: материалы XII съезда психиатров России. М., 1995. С. 98-99.
  7. Сексопатология: справ. / под ред. Г. С. Ва­сильченко. М.: Медицина, 1990. 576 с.
  8. Юрьева, Л. Н. Динамика распростране­ния психических и поведенческих расстройств в мире и в Украине / Л. Н. Юрьева // Медицинские ис­следования. 2001. Т. 1, вып. 1. С. 32-33.
  9. Basson, R. Androgen ‘deficiency’ in wom­en is problematic / R. Basson, G. Bourgeois-Law, J. Fourcroy [et al.] // Med Aspects Hum Sex. 2001. Sep; 1 (6). 41-3p.
  10. Garcia, S. Prevalence of Sexual Dysfunc­tion in Female Outpatients and Personnel at a Co­lombian Hospital: Correlation with Hormonal Profile / S. Garcia, S. Moreno, H. Aponte // The J Sex Med. 2008; 5: P. 1209-1214.
  11. Kaplan, H. Disorders of sexual desire and other new concepts and techniques in sex therapy / H. Kaplan. New York: Brunner/Mazel, 1987. 248 p.
  12. Rosen, R. Case studies in sex therapy / R. Rosen, S. Leiblum // New York: Guilford Press, 1995. 324 p.
  13. Starowicz, Z. Terapia seksualna i malzenska w zaburzeniach psychicznych / Z. Starowicz. War­szawa: PZWL, 1985. 158 s.
  14. Woody, J. Theating sexual distress / J. Woody // Newbury Park, CA: Sage Publictions. 1992. 302 р.

Комментировать

Нажмите для комментария

Мы на Facebook