Есть мнение Статьи

Профессор А.Никоненко: «Мои неоднократные попытки развивать транспланологию ни к чему не привели»

Каждый год в Украине обсуждают проблему отсутствия пересадок органов, которые могли бы спасать тысячи жизней. Но дальше обсуждений дело не продвигается. В этом году появилась надежда на то, что этот процесс наконец запустится.

Как известно, вокруг темы пересадки органов в современном украинском обществе есть масса стереотипов и неверных домыслов, поэтому Медпросвита также решила привлечь внимание к этой проблеме.

Редакция начинает цикл публикаций о проблеме пересадки органов в Украине: специально для Медпросвиты известные украинские врачи-трансплантологи и кардиохирурги рассказывают о том, что из себя представляет украинская трансплантология сейчас и как ее можно развивать в будущем.

В первой статье Александр Никоненко, ректор Запорожской медицинской академии последипломного образования, директор Центра трансплантации, доктор медицинских наук, профессор разъясняет, где в Украине выполняются пересадки почки и объясняет, почему пересадок у нас не проводят комплексно.

«Все заканчивалось обещаниями, никакого движения не было»

«Известно, что на сегодняшний день пересадки почек выполняют в пяти специализированных центрах: во Львове, в Харькове, Одессе, Киеве и в Запорожье. Для харьковского центра в Запорожье подготовили специалистов. Но, к сожалению, в Харькове сейчас выполняют только родственные трансплантации. Мои неоднократные попытки развивать там трансплантацию ни к чему не привели. Были встречи с МОЗ, была встреча с главврачом БСП: я делал им хорошие с хорошими презентации, рассказывал. Все заканчивалось обещаниями, никакого движения не было», — рассказывает Никоненко.

По его словам, раньше к трансплантологии подключался и центр в Одессе. Сейчас так, как и в Днепре и в Харькове, делают только родственные пересадки.

«Теперь по Львову. Мы долго реанимировали это специализированный центр. Поскольку он попал в неблагоприяютную ситуацию: кто-то распространял о нем недостоверную информацию, неправильно интерпритировал данные о нем. И поэтому центр на какое-то время закрыли. Спустя время его открыли снова, но там тоже выполняют пересадки только от родственников».

«Ушел главврач, вместо него пришел другой, и трансплантация остановилась»

В Запорожье также подготовили врачей для аналогичного центра в Днепре, говорит трансплантолог.

«Из Днепра к нам в Запорожье приезжала большая группа врачей. В одно время они у себя выполняли и трупную трансплантацию. Но это было, пока там работал главврач, руководивший областной больницей им. Мечникова. Главврач был настроен, и сам лично участвовал в беседе с родственниками о возможном заборе почек. В то время там активно работали по пересадкам. Но ушел главврач, вместо него пришел другой, и трансплантация от не родственников там остановилась. Как результат, в Днепре сейчас выполняются только единичные родственные трансплантации», — говорит професор Никоненко.

В Киеве пересадки выполняет Институт Шалимова. Там активно работает отдел трансплантации. К примеру, пересадки почек и долей печени. Также в Киеве готовы делать пересадки сердца – специалисты для этого имеются.

«Запорожский центр принципиально подготовил и сам выполнял трансплантации печени, почек. Мы провели одни из первых в Украине первые пересадок сердца,  поджелудочной железы», — рассказывает Никоненко.

Что же мешает развитию трансплантации органов в Украине?

По мнению професора Никоненко, есть несколько причин, почему трансплантацию не удается сделать системным процессом. В частности, из-за «плохого» варианта закона.

На сегодняшний день пересадки органов в Украине регламентируются «Законом о трансплантации органов и тканей человека», принятым в 1999 году. Согласно этому нормативному акту, действует презумпция несогласия: принять решение отдать органы после смерти человека могут только его родственники. А так как почти никто из них не соглашается на подобный шаг, то за последние 16 лет в Украине удалось провести лишь несколько пересадок сердца. Отметим, что ежегодно в трансплантации нуждаются минимум 500 украинцев.

Законопроект все время обсуждают, но дальше обсуждений дело не продвигается, говорит врач.

«Отсутствие мотивации заведующих отделениями реанимаций приводит к тому, что люди от вопроса пересадок уходят, как могут»

«Есть и другие причины, почему у нас этого не делается. Расскажу про вторую. В течение многих лет в практике медучреждений есть такой диагноз как «смерть мозга». Смерть мозга – это смерть человека. И в медучреждениях, где есть больные с тяжелыми травмами или с тяжелыми болезнями, должны ставить такой диагноз. Для этого есть специально разработанные методики», — рассказывает Александр Никоненко.

После постановки диагноза «смерть мозга» могут быть прекращены дорогостоящие реанимационные мероприятия. И потом погибшего человека рассматривают как потенциального донора.  И уже, в зависимости от того, какой в стране закон (презумпция согласия или несогласия), то или сначала ведут диалог с родственниками, или берут органы.

По словам доктора, в это момент начинается очень важный этап работы анестезиолога. Он должен поддержать организм в таком состоянии, чтобы органы сохранились, пока врачи ведут диалог с родственниками.

«Отсутствие мотивации заведующих отделениями реанимаций, отсутствие мотивации главврачей приводит к тому, что люди от вопроса пересадок уходят, как могут».

Третья причина – отсутствие специально обученных специалистов.

«В мировой практике все реанимационные отделения, которые включены в программу трансплантации, имеют специально подготовленных специалистов, которых называют трансплант-координаторами. Они, кроме чисто лечебных вопросов, занимаются также беседами с родственниками – это очень ответственный этап возможности получения трупного донора.»

Есть центр в Испании, который взял на себя подготовку таких специалистов. Там их учат в течение месяца, как ставить правильно и расставлять акценты при беседе с родственниками, которые оказались в трагической ситуации.

«Такая работа дает свой результат. Если у нас 90% родственников отказываются. Потому что с ними нормально не разговаривают, то после работы таких врачей в Европе 90%, наоборот, соглашаются на донорство».

«Я уже не говорю о том, что лечащие учреждения, которые значатся как базы забора органов – во многих из них отсутствует даже базовая аппаратура, которая необходимая для решения этих вопросов», — говорит Никоненко.

По прогнозам Никоненко, в будущем в Украине примут «худший» вариант закона — тот, что предусматривает «презумпцию несогласия», однако до него удалось внести ряд очень «полезных» пунктов. В частности, возможность профессиональной подготовки трансплант-координаторов и создание отдельного органа, который бы руководил пересадками, контролировал и финансировал эти процессы.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook