Вопросы психологии Другие специальности На приеме у врача

Применение нейролептиков в психиатрии. Часть IV

Продолжение откровений психиатра Максима Малявина об истории применения нейролептиков в практике лечения

И вот ещё несколько нейролептиков, прежде чем я начну рассказывать о современных атипичных. Два из них, флюанксол и клопиксол, появились гораздо позже, чем вся классика этого ряда, и были, если можно так выразиться, переходным этапом к атипикам — не считая азалептина и эглонила. Хлорпротиксен же известен довольно давно, но сам по себе довольно неплох в работе и заслуживает упоминания.

Но вначале несколько слов вдогонку об эглониле, про который я писал в предыдущей статье. Дело в том, что он применяется не только в психиатрической практике — его любят назначать гастроэнтерологи. Почему? Потому что действует эглонил не только на нервные центры головного мозга, но и на сплетения, которые регулируют работу желудка, кишечника и желчневыводящих путей — к примеру, на зажелудочное и солнечное. И действует довольно благотворно — во всяком случае, достаточно эффективно, чтобы устранить сбой в работе этих автопилотов.

Хлорпротиксен. По химической формуле напоминает аминазин (да-да, те же три шестиугольных колечка с одним ушком и одним хвостиком), но в нём при сборке этого химического конструктора поменяли атом азота на атом углерода — чисто посмотреть, что получится. Получился нейролептик, который действует мягче аминазина, реже вызывает нейролептический синдром, обладает схожим с аминазином (но опять же мягче) эффектом узбагоина. Но самое ценное — он прицельно действует на галлюцинации. Слабее, чем галоперидол, но за счёт своей (относительной, конечно) мягкости и сочетания с успокаивающим эффектом хорошо идёт пожилым людям с галлюцинациями, при белой горячке, а также при органических галлюцинозах, когда галоперидол слишком сильно проявляет свои побочные действия, либо вовсе парадоксальный эффект — услиение галлюцинаций на нарастании дозы. Иногда (и в небольших, буквально микродозах) применяется при истерических и ипохондрических неврозах.

Флюанксол. Он же флупентиксол. По спектру действия схож с трифтазином — то есть, призван сокрушать бредовые системы, урезонивать параноиков и всячески отгонять дурные мысли. На галлюцинации он действует заметно слабее. Кроме лечения бредовых и параноидных состояний, флюанксол даёт неплохой эффект при лечении обсессивно-компульсивных расстройств — с навязчивыми мысями, действиями, фобиями и ритуалами (я не имею в виду маниакальное стремление кого-нибудь ритуально заколбасить, хотя и тут флюанксол мог бы отчасти помочь). Практически не обладает снотворным и тормозящим эффектом. Нейролептический синдром вызывать может, но заметно реже и слабее, чем трифтазин и уж тем более галоперидол.

Клопиксол. Он же, если выразиться международно и непатентованно — зуклопентиксол. По спектру действия похож на галоперидол: столь же активно глушит голоса, выключает видения, рубит связи с космосом и деактивирует пентаграммы вызова потусторонних сущностей. Ах да, от экстрасенсорных способностей тоже успешно излечивает. В ряде случаев более эффективен, нежели галоперидол. Правда, нейролептический синдром вызвать может — чуть реже и чуть слабее, чем галоперидол, но ощутимый.

Вот, пожалуй, и всё. В следующей статье можно будет уже перейти к новым атипичным нейролептикам. Остался в сторонке дроперидол, но о нём я писать не стал, поскольку в психиатрии он практически не применяется: его больше анестезиологи да реаниматологи пользуют, когда делают нейролептанальгезию.

Читайте также:

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook