На заметку

«Последний гвоздь» в систему здравоохранения

Недовольство украинской системой здравоохранения. Тенденции.

В.Владина

Вы хотите, чтобы вас лечил семейный доктор? — спрашивают уже десятый год под- ряд чиновники МОЗа. Не-е-ет, почти в один голос отвечают украинцы. Тогда мы идем к вам, — заявляют реформаторы и продолжают «оптимизировать» государственные расходы на бесплатную медицину…

Уровнем  современной  государственной  медицинской  помощи  недовольны  около 80% граждан Украины, как свидетельствуют данные соцопросов. Половина тех, кому приходилось пользоваться услугами наших докторов, имели печальный опыт знакомства с некомпетентностью врачей. Есть еще одно интересное наблюдение социологов: если у среднестатистического украинца возникают проблемы со здоровьем, то за год он четыре раза сходит к традиционному врачу – в поликлинику, 3 раза воспользуется нетрадиционными методами лечения и 11 раз все же попытается лечиться сам. Самолечение и нетрадиционная медицина для многих это, как правило, самый короткий путь вылечиться дешево и быстро.

Реформа здравоохранения, которой нас пугают уже не первый год, предусматривает, прежде всего, сокращение числа медицинских учреждений. А главной фигурой в системе оказания помощи больным должен стать семейный доктор. Он, согласно планам прави- тельства, будет основным звеном оказания медицинской помощи. Второй этап лечения – за центральными районными больницами (ЦРБ), третий – за территориальными медици- нскими объединениями (ТМО), областными больницами и специализированными узкоп- рофильными медицинскими центрами. Что же и кто ждет нас за дверью кабинета семейного доктора?

— Действительно, в программе экономических реформ приоритетное развитие первичной медицинской помощи именно за семейной медициной, — комментирует планы правительс- тва и реальное состояние реформ в медицинской отрасли начальник отдела профилак- тики и первичной медико-санитарной помощи МОЗ Украины Константин Надутый . – Все началось с решения 1996 года, когда в медуниверситете был открыт курс семейной медицины. Первый выпуск студентов этой специальности состоялся в 2001 году. И, приз- наюсь, опыт их работы в сельской местности был высоко оценен иностранными специа- листами. С тех пор эта инициатива шагает по Украине и сегодня уже треть населения страны обслуживают семейные врачи.

— Однако должен признать, что табличка с надписью «доктор общей практики — семейный доктор»  не  всегда  отвечает  ожидаемому  содержанию,  —  признается  чиновник.  –  Во- первых, в этих кабинетах так и не появилось необходимое оборудование. Фактически ка- бинет семейного доктора мало чем отличается от кабинета терапевта, в котором из ме- даппаратуры – только тонометр. Несколько лучше, правда, ситуация в сельской местнос- ти. Там остались амбулатории с набором инструментов для оказания первичной помощи.

В городах есть обученные врачи, но они не в состоянии выполнять свои функции, у них нет такой возможности.

 Кроме прочего, тормозит повсеместное внедрение семейной медицины еще и отсутствие мотивации у доктора сохранения здоровья пациента. И это признают в МОЗе. То есть, по- ка государство не придумало, как стимулировать прилежную заботу доктора о своих по- допечных. Сегодня медик в Украине получает в несколько раз меньшую зарплату даже в сравнении с соседней Белоруссией или Россией, не говоря уже о развитых странах. Поэ- тому кадры от нас бегут, а оставшиеся – не соответствуют ожиданиям граждан по уровню профессионализма.

— Врач должен быть заинтересован в том, чтобы его пациент не болел и как можно реже обращался к нему за помощью, — говорит Константин Надутый. – Сегодня таких мотиваций не существует, врач получает ставку и надбавки за совместительство.

Наверное, именно поэтому государство пока не решается перекрыть доступ населению к поликлиникам, а только экспериментирует в четырех регионах – в Донецкой области, Днепропетровской, Винницкой и в Киеве. Проходят «обкатку» и новые формы финанси- рования местной медицины.

— Министерство рассчитывает, что эти новации будут успешными, — говорит чиновник. – Конечно же, сразу здоровье населения не улучшится, это процесс инертный, да и смертность не упадет. Эти показатели, судя по мировому опыту, проявятся только через пять лет, а то и позже. Но, должен снизиться показатель госпитализации, вызовов скорой по- мощи, обращений к специалистам. Уже первые результаты реформирования мы почувст- вуем через год-полтора. За это время должны улучшиться показатели профилактических мероприятий – уровень прививок, медицинских профосмотров и так далее.

Секретарь Ассоциации семейных врачей города Киева и Киевской области Людмила Матвиец считает, что Украина безнадежно отстала от всего мира в распространении практики семейной медицины. От опыта «земской» медицины, кстати, в некотором роде родоначальницы семейной медицины, Советский Союз отказался в 50-х годах прошлого века. А уже в 1978 году алма-атинская международная конференция приняла решение внедрять семейную медицину во всем мире. Отказался от этой идеи только СССР. Спустя 30 лет, все в той же Алма-Ате мир уже обсуждал достижения семейной медицины, а Украина до сегодняшнего дня все еще топчется над законодательным провождением работы семейного доктора.

Ассоциация семейных врачей в Киевском регионе была создана в 2000 году и тогда нас- читывала 800 медиков. Сегодня их количество упало почти вдвое – до 485.

— Люди ушли потому, что не смогли адаптироваться к условиям, ведь не было ни государственной, ни научной поддержки, — говорит Людмила Матвиец. – В городе работать слож- нее, потому что семейные врачи продолжали работать, как участковые. В деревне – лег- че. Там медицина в удалении от вторичного уровня медицинской помощи. Но без законо- дательной базы все равно работать крайне сложно. Поэтому за десять лет в Украине нет ни одного яркого примера, где этот опыт сработал бы на отлично. Семейного доктора ну- жно заинтересовать, чтобы он хотел работать качественно. Должно быть научное сопровождение,  беспрерывная  учеба  для  повышения  квалификации.  Нужна  материально- техническая база, на которой доктор смог бы учиться работать. Должно быть финансовое и бытовое обеспечение доктора, кто-то должен подумать и о том, что и семейный доктор имеет право на отдых, сегодня профсоюзы этим не особенно озабочены. Без всего этого кадры для семейной медицины мы не создадим, сколько бы их не выпускали медицинские вузы…

— Население сегодня склонно воспринимать семейного доктора, как посредника, услож- няющего «контакт» со специалистами, — уверен президент Всеукраинского совета за- щиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк . – Именно поэтому мы всяческими «партизанскими тропами» пытаемся обойти и первичную, и вторичную медицину и стремимся попасть к «производителю», как мы считаем, медицинских услуг – к специалисту. Собственно, мы также считаем, что корень зла в том, что семейный доктор, то есть «посредник», действительно, не оснащен техническими средствами. Семейный доктор беден, раздражителен и даже зол. И нас к нему приходится заманивать. Сравните семей- ную амбулаторию в Черниговской области на границе с Белорусией и амбулаторию у на- ших соседей. У них амбулатории прекрасно оснащены, зарплата врачей в пять раз боль- ше, чем у наших. Поэтому и относятся белорусы к своим семейным врачам уважительно. Да, семейную медицину внедрять нужно. Но таким образом, чтобы в сознании людей семейный доктор воспринимался, как самодостаточный врач, который действительно способен помочь, спасти от лишнего КТ, МРТ и дополнительных затрат на лечение или обследование. Только тогда, когда население поверит, что семейный доктор готов беречь их здоровье, люди пойдут в амбулатории. Если начнем их загонять в эту систему, только дискредитируем семейную медицину.

На сегодняшний день, чтобы покрыть всю Украину сетью семейных амбулаторий, нужно, по меньшей мере, 25-30 тысяч врачей, подсчитал МОЗ. Сейчас в системе здраво- охранения работает около 20 тысяч докторов, около 10 тысяч из них – это врачи общей практики. Это говорит о том, что нам еще ждать и ждать семейного доктора. Даже если медицинские вузы станут их тысячами «штамповать», все равно на это уйдут годы. Вопрос в другом – насколько обученный персонал все же будет отвечать запросам населения и кто будет контролировать деятельность семейного врача? Много ли украинцев соглася- тся стать подопытными кроликами для вчерашних выпускников вузов? Ведь на кону ока- жется собственное здоровье. В связи с этим возникает резонный вопрос: все ли смогут пережить такую реформу в медицине без существенных потерь для собственного здоровья?..

Тем не менее, собака лает, а караван идет. Точно также и реформы, беспощадно накрывают страну и ее население неопределенностью, страхами о будущности, неуверенностью в завтрашнем дне. Вряд ли кто-то надеется, что медицина, после тотального реформирования останется бесплатной. Нет сомнений, что и в этой отрасли появится очередной «всенародный налог» — для страховой медицины, например. Ведь государство, в результате реформы, пытается максимально сократить бюджетные расходы на меди- цину и удешевить оказание врачебной помощи. Решить эту задачу без обязательных платежей из кармана населения вряд ли получится. Ну а институт семейного врача, как основной стержень реформы, скорее всего, станет «последним гвоздем», который навсе- гда похоронит остатки советской бесплатной системы здравоохранения, считавшейся од- ной из самых прогрессивных в мире и которую в Украине за двадцать лет независимости так и не удалось уничтожить до основания…

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook