Неврология

Патогенез и лечение полиневропатий: роль витаминов группы В

Ольга Евгеньевна Зиновьева, Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова,

Подробно рассмотрены патогенез, клинические проявления, методы диагностики и лечения алкогольной и диабетической полиневропатии. Отмечается, что назначение витаминов группы В при указанных формах полиневропатии патогенетически обосновано. При этом подчеркивается целесообразность применения витаминов группы В не отдельно, а в комбинации.

Ключевые слова: периферическая нервная система, алкогольная полиневропатия, диабетическая полиневропатия, витамины группы В.

Вопросы патогенеза, диаг­ностики и лечения поли­невропатий представляют собой одну из актуальных про­блем современной неврологии. Данная патология диагностиру­ется у 2,4% населения, а в стар­ших возрастных группах — у 8%. На долю полиневропатий прихо­дится более 50% всех заболеваний периферической нервной сис­темы [1]. Патофизиологической и морфологической основой полиневропатического синдро­ма является системное пора­жение периферических нервов. Последнее приводит к развитию двигательных, чувствительных и вегетативно-трофических на­рушений в различных сочетани­ях в зависимости от этиологии и типа преимущественно пора­женных нервных волокон. В большинстве случаев поли­невропатия — это не самостоятель­ное заболевание, а осложнение соматических болезней. Наиболее распространенными этиологи­ческими факторами полиневро­патий являются сахарный диабет (СД) и хроническая алкогольная интоксикация. Диабетической полиневропатией, по данным эпи­демиологических исследований, страдают примерно 30-40% стаци­онарных и до 70% амбулаторных больных СД [2]. При алкогольной полиневропатии частота клини­ческих форм составляет 9-30%, а частота субклинических форм достигает 70% [3, 4]. Полиневропатия является также частым осложнением других эн­докринных нарушений, главным образом болезней щитовидной железы, заболеваний внутренних органов и патологии обмена ве­ществ, дефицитарных состояний (недостаточность витаминов В12, В6, В1, Е), экзогенных интоксика­ций, инфекционных болезней. Полиневропатический синдром может осложнять течение, а в ряде случаев быть первым клиническим симптомом заболеваний соедини­тельной ткани (системной красной волчанки, синдрома Шегрена, васкулитов, ревматоидного артрита), болезней системы крови (лейкозов и лимфом, диспротеинемии, порфирии), а также злокачественных новообразований. Нередки также наследственные моторно-сенсорные и сенсорно-вегетативные полиневропатии.

Отдельную группу составляют идиопатические воспалительные полиневропатии — самостоятель­ные аутоиммунные заболевания, при которых происходит образо­вание аутоантител к антигенам периферической нервной систе­мы. К дизиммунным воспалитель­ным полиневропатиям относятся синдром Гийена — Барре, хрони­ческая воспалительная демиелинизирующая полиневропатия, а также более редкие заболева­ния, например мультифокальная моторная невропатия [5]. Патогенез поражения пери­ферических нервов при поли­невропатиях представляет собой сложный, многокомпонентный процесс, который во многом за­висит от этиологического факто­ра. Однако все возможные меха­низмы патогенеза при различных вариантах полиневропатий окон­чательно не ясны и требуют даль­нейшего изучения. При полиневропатии возможно первичное поражение осевого цилиндра нервного волокна — ак­сона (аксональные полиневропа­тии), миелиновой оболочки нерва (демиелинизирующие полиневро­патии) либо тел нейронов (нейронопатии). По мере прогрессирования заболевания вслед за повреждением аксона в патологи­ческий процесс может вовлекать­ся миелиновая оболочка нервного волокна, в то же время нарушение функции шванновских клеток способно привести к вторично­му повреждению аксона. На ста­дии выраженных клинических проявлений полиневропатичес­кого синдрома в большинстве случаев отмечается сочетание аксоно- и миелинопатии. В основе патогенеза полиневро­патий аксонального типа лежит генерализованное повреждение осевых цилиндров периферичес­ких нервов. Аксональная деге­нерация — результат нарушения метаболизма нейрона вследствие недостаточной выработки энергии в митохондриях и/или нарушения аксонального транспорта [1, 5]. Как правило, нарушение аксоплазматического тока происходит под воздействием различных ток­сических веществ, таких как эта­нол и продукты его метаболизма, продукты нарушенного белкового обмена при патологии почек, ток­сичные промышленные вещества, лекарственные препараты, метал­лы, порфирины и др. Изменение аксонального транспорта возмож­но также при дефиците некото­рых витаминов и, как следствие, нарушении работы их активных коферментов, участвующих в про­цессах метаболизма в нейронах. Поражение аксона может быть результатом отложения в нервном волокне токсичных продуктов при наследственных болезнях обмена веществ, амилоидозе. К аксональной дегенерации могут привести также генетические нарушения. В патогенезе ряда аксональных полиневропатий участвуют и дизиммунные механизмы, приво­дящие к васкулиту vasa nervorum с последующей ишемией нервных волокон. Кроме того, важную роль играет активация процессов перекисного окисления липидов в нейронах.

Миелинопатия может разви­ваться при повреждении шванновских клеток в результате их ишемии, отложения токсичных веществ или иммунных комплек­сов в эндоневрии. Принимая во внимание высокую распространенность алкогольной и диабетической полиневропа­тии, более подробно рассмотрим патогенез данных состояний. В настоящее время выделяют две основные формы алкогольной по­линевропатии: хроническую и остро-подострую, которые имеют различные клинические прояв­ления и механизмы развития, но могут сочетаться друг с другом. Доказано наличие прямого ток­сического воздействия этанола и его метаболитов, главным об­разом ацетальдегида, на волокна периферической нервной систе­мы. Установлено, что первыми в этих случаях страдают тонкие слабомиелинизированные и немиелинизированные соматичес­кие волокна, а также волокна вегетативной нервной системы.

Однако конкретные механиз­мы токсического действия эта­нола на периферические нервы все еще изучены недостаточно. Предполагается, что обусловлен­ная этанолом активация рецеп­торов глутамата в спинном мозге ведет к индуцированию глутаматной нейротоксичности, про­цессам свободнорадикального перекисного окисления липидов, повышению продукции провоспалительных цитокинов. Кроме того, этанол снижает синтез и на­рушает нормальную конфигура­цию белков цитоскелета нервного волокна и замедляет аксональный транспорт [6-8]. В эксперимен­тальных исследованиях получе­ны данные об активации этано­лом клеток микроглии спинного мозга, повышении функциональ­ной активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и симпатоадреналовой систем. Указанные изменения в сочета­нии с алкоголь-индуцированным окислительным стрессом играют существенную роль в формиро­вании центральной сенситизации в спинном мозге и, как следствие, в развитии невропатического бо­левого синдрома при алкогольной полиневропатии [9]. Наряду с хронической алко­гольной полиневропатией, ха­рактеризующейся медленно прогрессирующим поражением чувствительных, двигательных и вегетативных нервных воло­кон, отмечаются также случаи алкогольной полиневропатии с острой или подострой симп­томатикой. В патогенезе данной формы алкогольной полиневро­патии ведущая роль отводится дефициту витамина В1 (тиамина). Уменьшение содержания тиами­на в органах и тканях приводит к уменьшению концентрации его активной формы — дифосфата тиамина. Последний служит ко­фактором нескольких ферментов, участвующих в катаболизме угле­водов, биосинтезе ряда составных элементов клетки, компонентов эндогенной антиоксидантной системы, синтезе пентоз — пред­шественников нуклеиновых кис­лот. В результате дефицита вита­мина В1 снижается встраивание липидов в миелин, нарушаются биосинтез и метаболизм нейромедиаторов, в нейронах обра­зуются зоны с лактатацидозом и внутриклеточным накоплением кальция, которые потенцируют нейротоксический эффект алко­голя [10, 11].

Что касается диабетической по­линевропатии, то хроническая гипергликемия и недостаточ­ность эффектов инсулина запус­кают каскад метаболических на­рушений, которые повреждают различные системы организма, в том числе и периферические нервы. Выраженность структур­но-функциональных поврежде­ний нервной системы пропорци­ональна длительности течения СД и степени тяжести нарушений углеводного обмена. Клинически выраженная диабетическая по­линевропатия чаще встречается у лиц с плохо контролируемым диабетом.

Хроническая гипергликемия при СД способствует накоплению глюкозы внутри клеток, в том числе в эндотелии сосудов и телах нейронов. В этих условиях утили­зация глюкозы путем гликолиза становится невозможной и вклю­чаются альтернативные пути ее метаболизма. Происходит накоп­ление токсичных конечных про­дуктов избыточного гликирова-ния в нервной ткани и стенках сосудов. Накопление конечных продуктов избыточного гликирования отмечается уже на стадии снижения толерантности к глю­козе. Этот этап является одним из первых в каскаде патологических реакций, приводящих к развитию осложнений СД — диабетической невропатии и микроангиопатии. Многочисленные исследования показали, что при СД отмеча­ется значительное утолщение базальной мембраны эндоневральных сосудов. Вследствие нарушения микроциркуляции в vasa nervorum развивается ги­поксия нервов — одно из звеньев патогенеза диабетической невро­патии [12-14].

Установлено, что повышенный уровень глюкозы в клетках ингибирует поглощение миоинозитола нервной тканью. В результате длительного снижения концент­рации внутриклеточного миоинозитола нарушаются функции натрий-калиевой аденозинтрифосфатазы, что в свою очередь способствует задержке натрия, отеку, набуханию миелина, нару­шениям контактных соединений аксонов и дегенерации нервного волокна [14].

Повышение содержания глюко­зы в тканях сопровождается ак­тивацией процессов нефермен­тативного гликирования белков периферического миелина и тубулина, способствуя демиелинизации, замедлению проведения возбуждения по нерву, наруше­нию аксонального транспорта и структурному повреждению ак­сонов. Гипергликемия и недоста­точность инсулина способствуют формированию метаболического стресса, в результате чего усили­вается образование свободных радикалов. Наряду с активацией процессов перекисного окисле­ния снижается активность эндо­генной антиоксидантной систе­мы, представленной глутатионом, витаминами Е и С, супероксид-дисмутазой. Длительный окисли­тельный стресс приводит к пов­реждению внутриклеточных структур и прежде всего мембран митохондрий с последующей ги­белью нейронов [13, 15]. В последние годы особое вни­мание в патогенезе диабетичес­кой полиневропатии уделяют аутоиммунным механизмам. Подтверждено наличие у боль­ных СД первого типа органоспецифических, комплементфиксирующих аутоантител к антигенам мозгового слоя надпочечников и ганглиям симпатической нерв­ной системы. Обнаружены анти­тела к отрицательно заряженным фосфолипидам, а также к ганглиозидам, частота выявления ко­торых коррелирует со степенью выраженности ортостатической гипотензии. Важное значение имеют и антитела к инсулину, вступающие в перекрестную ре­акцию с фактором роста нер­вов и приводящие к нарушению функции симпатических волокон [2, 12, 16].

Следует отметить, что при одном и том же этиологическом факто­ре сочетание патогенетических механизмов развития полиневро­патии у конкретного пациента может быть различным в зависи­мости от стадии патологического процесса, сопутствующих забо­леваний, приема лекарственных препаратов и других факторов. Диагностика полиневропатичес­кого синдрома, как правило, не вызывает затруднений, поскольку синдром имеет достаточно четкие клинические проявления в виде нарушений чувствительности различных модальностей, двига­тельного дефекта, сопровожда­ющегося снижением или выпа­дением сухожильных рефлексов, а также вегетативно-трофических расстройств. Широко использу­ется такой метод инструменталь­ной диагностики невропатии, как электромиография, позволяющая количественно оценить функци­ональное состояние миелиновых оболочек и аксонов перифери­ческих нервов. Для более точной и ранней диагностики полиневро­патии с преимущественным по­ражением тонких слабомиелинизированных нервных волокон прибегают к дополнительным ме­тодам: вызванным потенциалам, количественному сенсорному тестированию, биопсии нерва и/ или кожи [1].

Лечение полиневропатии в значи­тельной степени проводится в за­висимости от причины. Основу эффективной терапии составля­ют прекращение или уменьше­ние воздействия этиологического фактора, например, нормализация уровня гликемии, отказ от упо­требления алкоголя, восполнение дефицита витаминов, подавле­ние активности аутоиммунного процесса. Однако полностью уст­ранить действие известного эти­ологического фактора не всегда возможно, а проведение только этиотропной терапии в большин­стве случаев недостаточно, так как не позволяет предотвратить развитие и прогрессирование клинических проявлений по­линевропатического синдрома. Кроме того, несмотря на разра­ботку современных нейрофизи­ологических, морфологических, иммуногистохимических и гене­тических методов исследования, приблизительно в 20% случаев этиология полиневропатии ос­тается невыясненной, что делает невозможным проведение этиотропной терапии [1, 5]. Учитывая некоторые универсальные патоге­нетические механизмы развития невропатий различного генеза, су­щественное значение приобретает патогенетическая терапия, а также симптоматическое лечение, на­правленное на уменьшение выра­женности проявлений заболева­ния. Симптоматическая терапия главным образом предполагает ку­пирование невропатической боли, а также воздействие на различные проявления периферической веге­тативной недостаточности, синд­ром беспокойных ног, нарушения витальных функций при тяжелых формах полиневропатий. В качестве патогенетической те­рапии полиневропатического синдрома доказали свою эффек­тивность препараты альфа-липоевой кислоты и витамины группы В. Достаточно широко исполь­зуются лекарственные средства, обладающие метаболическим, нейротрофическим действием, а также улучшающие микро­циркуляцию, хотя их эффек­тивность не была подтверждена в контролируемых клинических исследованиях.

В экспериментальных работах доказано, что альфа-липоевая кислота увеличивает активность эндогенных антиоксидантов (глутатиона, витамина Е), подавляет свободнорадикальное перекисное окисление липидов, повышает ак­тивность натрий-калиевой аденозинтрифосфатазы, нормализует баланс между окисленной и вос­становленной формами никотинамидадениндинуклеотида, улуч­шает эндоневральный кровоток.

Наиболее широко используются препараты альфа-липоевой кис­лоты при лечении диабетической полиневропатии, поскольку уста­новлено положительное влияние альфа-липоевой кислоты на мета­болизм глюкозы [17]. Витамины группы В: В1 (тиамин), В6 (пиридоксин), В12 (цианокобаламин) — относятся к нейротропным и многие годы применяются в лечении заболеваний перифери­ческой нервной системы. Одной из целей назначения витаминов группы В является восполнение их дефицита, развивающегося при различных состояниях: не­полноценном питании или диети­ческих ограничениях у вегетари­анцев, хроническом алкоголизме, применении лекарственных пре­паратов (например, изониазида), после хирургических вмеша­тельств на желудочно-кишечном тракте, синдроме мальабсорбции. Недостаток основных витаминов группы В приводит в том числе к поражению периферической нервной системы. При хрони­ческом дефиците витамина В1 развивается дистальная сенсор­но-моторная полиневропатия, на­поминающая алкогольную и диабетическую полиневропатии. Дефицит витамина В6 является причиной дистальной симмет­ричной, преимущественно сен­сорной полиневропатии, прояв­ляющейся ощущением онемения и парестезиями в кистях и стопах. Недостаток витамина В12 помимо пернициозной анемии формирует подострую дегенерацию спинного мозга с поражением задних стол­бов, а у некоторых пациентов — и дистальную сенсорную поли­невропатию [18]. Применение витаминов группы В патогенетически обоснова­но и при отсутствии дефицита в связи с их активным участи­ем в биохимических процессах, о б е с пе чи в а ющих но рма л ь н ую деятельность структур нервной системы.

Так, активная форма тиамина — тиамина дифосфат — необходима для окислительного декарбоксилирования кетокислот и синтеза ацетилхолина, который участвует в метаболизме углеводов и свя­занных с ним энергетическом, жировом, белковом, водно-со­левом обмене клетки, в обеспе­чении аксонального транспор­та, определяющего регенерацию нервной ткани. В фосфорилированной форме тиамин обеспе­чивает процессы метаболизма аминокислот, участвует в синтезе белка, ферментов, гемоглобина, простагландинов, улучшает вса­сывание ненасыщенных жирных кислот, снижает уровень холес­терина и липидов в крови, улуч­шает сократимость миокарда, способствует превращению фолиевой кислоты в ее активную форму. Кроме того, витамин В1 увеличивает внутриклеточные за­пасы магния, играющего важную роль в энергетических процессах в нервной системе. Фосфорилированная форма пиридоксина служит кофактором более чем 100 ферментов, за­действована в синтезе различных медиаторов: катехоламинов, гистамина и гамма-аминомасляной кислоты. Витамин В6 может ока­зывать положительный эффект при лечении эпилепсии. Без витамина В12 невозможно формирование белковых и жи­ровых структур миелиновой обо­лочки нервного волокна, произ­водство метионина, он необходим для нормального кроветворения и созревания эритроцитов. В со­ставе коферментов он способст­вует репликации и росту клеток [18-20].

Комбинация витаминов группы В оказывает положительное воз­действие и на сосудистую систе­му. Например, угнетает агрегацию тромбоцитов, реализуя свой эф­фект опосредованно через акти­вацию рецепторов к простагландину Е [20]. В ряде исследований показано, что витамины группы В могут снижать уровень гомоцистеина, повышение которого является фактором риска разви­тия атеросклероза, тромбозов, сосудистых заболеваний головно­го мозга и деменции, увеличива­ет эндотелиальную дисфункцию и окислительный стресс [1, 18, 19]. Водорастворимые витамины В1, В6 и В12 могут использоваться в виде монотерапии в зависимости от того, дефицит какого из этих ви­таминов играет роль в патоге­незе конкретного заболевания. Существуют водорастворимые формы для парентерального вве­дения и для приема внутрь в виде таблеток или драже. С целью быс­трого повышения концентрации препарата в крови и цитоплазме клеток большие дозы водораство­римых форм витаминов группы В вводятся парентерально, так как в этом случае их терапевтичес­кая эффективность повышается. При большинстве заболеваний, в том числе и при полиневропа­тиях, целесообразно применение витаминов группы В не отдельно, а в комплексе.

Учитывая тот факт, что снижение концентрации тиамина в крови отмечается у 40-80% лиц с хро­ническим алкоголизмом и играет существенную роль в патогенезе заболевания, витамины группы В широко используются в лечении пациентов с алкогольной поли­невропатией [4, 21]. Эффективность витаминов груп­пы В при алкогольной полиневро­патии доказана во многих кли­нических и экспериментальных исследованиях. Так, в многоцент­ровом рандомизированном двой­ном слепом плацебоконтролируемом исследовании 325 пациентов с клиническими проявлениями алкогольной полиневропатии получали витамины группы В пе­рорально в течение 12 недель [19, 22]. Первая группа пациентов принимала комплекс витами­нов В1, В2, В6, и В12, вторая груп­па помимо комплекса витаминов дополнительно получала фолиевую кислоту (витамин В9), третья группа принимала плацебо. У па­циентов первой и второй групп отмечено достоверное по сравне­нию с группой плацебо снижение интенсивности невропатической б оли, улучшение вибрацион­ной чувствительности. Можно предположить, что причиной повреждения периферических нервов было преимущественно токсическое действие этанола. Наличие клинического эффекта демонстрирует целесообразность использования витаминов груп­пы В у пациентов с хронической алкогольной интоксикацией при наличии полиневропатии неза­висимо от ее патогенетических механизмов — токсического или дефицитарного.

Патогенетически обоснованным является применение витаминов группы В и при диабетической полиневропатии. Установлено, что у больных СД нарушена фун­кция фермента транскетолазы. Этот фермент способен умень­шать патологическое накопле­ние токсичных промежуточных продуктов метаболизма глюкозы, вызывающих нарушение микро­циркуляции, а также развитие функционального и структур­ного дефекта нервных волокон. Кофактором транскетолазы яв­ляется тиаминдифосфат — актив­ная форма тиамина. Повышая содержание витамина В1 внутри клетки, можно усилить актив­ность транскетолазы, направить метаболизм глюкозы по пенто-зофосфатному пути и предо­твратить поражение нейронов. Введение тиамина при СД увели­чивает активность транскетолазы в 2,5 раза, при этом происходит торможение основных метаболи­ческих процессов, формирующих патологические изменения кле­точных структур и сосудистой стенки [23, 24]. В эксперименте также показана способность ти­амина уменьшать гипоперфузию и улучшать оксигенацию тканей, восстанавливать эндотелий-зави­симую вазодилатацию и ингибировать апоптоз [25]. Кроме того, предполагается, что активный метаболит пиридоксина аминогуанидин, так же как и тиамин, пре­дотвращает накопление конечных продуктов избыточного гликирования, но другим путем, участ­вуя в нейтрализации токсичного действия метилглиоксаля. В рамках двойного слепого конт­ролируемого исследования оцени­вали влияние витамина В6 на эндотелиальную дисфункцию у 124 детей с СД первого типа. Уже через два часа после введения 100 мг пиридоксина отмечался положи­тельный эффект, который сохра­нялся в течение восьминедельной терапии.

Витамин В12 также способен уменьшать выраженность клини­ческих проявлений диабетичес­кой полиневропатии [26]. Анализ результатов семи клинических контролируемых исследований, проведенных в период с 1954 по 2004 г., в которых изучалась эф­фективность витамина В12 при диабетической полиневропатии, показывает, что применение цианокобаламина снижает интен­сивность невропатической боли, выраженность парестезий и симп­томов автономной невропатии [27].

В середине прошлого века был установлен обезболивающий эф­фект витаминов группы В. В част­ности, с 1950 г. для лечения боли в различных странах применяется витамин В12 [28]. Результаты иссле­дований последних лет позволили создать серьезную теоретическую базу, подтверждающую анальгетический эффект витаминов группы В при ноцицептивной и невропа­тической боли.

В эксперименте с тактильной аллодинией, вызванной лигатурой, наложенной на спинальный коре­шок, установлено, что витамины группы В (тиамин, пиридоксин, цианокобаламин) значительно уменьшают аллодинию, причем наиболее выраженный дозозави­симый эффект наблюдался при введении цианокобаламина и ти­амина [29]. На аналогичной экс­периментальной модели невро­патической боли показано, что бенфотиамин и цианокобаламин могут значительно уменьшить ин­тенсивность боли, причем макси­мальный эффект был получен при использовании комбинации вита­минов В1 и В12 с габапентином [30]. По результатам сравнения эффек­тивности парентерального введе­ния витамина В12 и нортриптилина в двух группах больных с болевой диабетической полиневропатией, витамин В12 был более эффективен в отношении жгучих и стреляю­щих болей, парестезий и ощуще­ния холода.

Полагают, что антиноцицептивный эффект комбинированного витаминного комплекса может быть обусловлен угнетением син­теза и/или блокированием дейст­вия воспалительных медиаторов. Установлено также, что комплекс витаминов группы В усиливает действие антиноцицептивных нейромедиаторов — норадреналина и серотонина. В исследовании на экспериментальной модели жи­вотных обнаружено подавление ноцицептивных ответов не только в задних рогах спинного мозга, но и в зрительном бугре [28]. Учитывая значительную распро­страненность болевого синдрома у пациентов с различными поли­невропатиями, анальгетический эффект витаминов группы В имеет важное терапевтическое значение. Из ряда перспективных препара­тов витаминов группы В следует отметить Нейробион (Австрия), который успешно применяется для лечения широкого спектра заболеваний нервной системы более чем в 70 странах мира. Нейробион — комплексный пре­парат, содержащий комбинацию нейротропных витаминов: тиами­на (витамин В1), цианокобаламина (витамин В12) и пиридоксина (витамин В6). Важное достоинство Нейробиона — это наличие пероральных (таблетки) и паренте­ральных (раствор для инъекций) лекарственных форм, что дает возможность максимально инди­видуализировать схему лечения, эффективно комбинировать отно­сительно кратковременные курсы парентерального введения и дли­тельный пероральный прием. Другим важным преимуществом препарата является оптимально сбалансированное соотношение доз его ингредиентов. В состав одной таблетки Нейробиона входят тиамин дисульфид -100 мг, пиридоксин гидрохло­рид — 200 мг и цианокобаламин — 240 мкг. Таким образом, Нейробион содержит максималь­ную по сравнению с аналогич­ными средствами дозу пиридоксина в сочетании с высокими дозами тиамина и цианокобаламина. Одна ампула Нейробиона также содержит три витамина группы В: тиамин — 100 мг, пиридоксин — 100 мг и цианокобаламин — 1 мг, обеспечивающих нейропротективный эффект. Как правило, лечение полиневро­патии, особенно ее тяжелых форм, целесообразно начинать с парен­терального введения комплекса витаминов группы В для обеспе­чения быстрого наступления ле­чебного эффекта. Нейробион на­значают  глубоко внутримышечно по 3 мл (одна ампула) в течение десяти дней. Затем в качестве под­держивающей терапии препарат рекомендуется принимать перорально. Стандартным лечебным курсом для взрослых и детей стар­ше 15 лет является прием одной таблетки три раза в сутки на про­тяжении одного — трех месяцев в зависимости от тяжести клини­ческих проявлений полиневропа­тического синдрома у конкретно­го пациента. Детям в возрасте до 15 лет режим дозирования препа­рата определяется индивидуально. Нейробион появился на отечес­твенном рынке не так давно, од­нако уже занял достойное место в комплексном лечении поли­невропатий и мононевропатий различной этиологии. В целом на сегодняшний день доказаны пато­генетическая значимость, клини­ческая эффективность и безопас­ность использования препарата Нейробион в лечении невропатий различного генеза, а также дру­гих заболеваний периферической нервной системы и болевых син­дромов.

Литература

  1. Зиновьева О.Е., Казанцева Ю.Ф. Патогенетическая терапия дисметаболических полиневропатий // Трудный пациент. 2011. № 7. С. 38-45.
  2. Shaw J.E., Zimmet P.Z., Gries F.A., Ziegler D. Epidemiology of diabetic neuropathy // Textbook of diabetic neuropathy / ed. by F.A. Gries, N.E. Cameron, P.A. Low, D. Ziegler. Stuttgart; New York: Thieme, 2003. P. 64-82.
  3. Vittadini G., Buonocore M., Colli G. et al. Alcoholic polyneuropathy: a clinical and epidemiological study // Alcohol Alcohol. 2001. Vol. 36. № 5. Р. 393-400.
  4. Казанцева Ю.В., Зиновьева О.Е. Алкогольная полиневропатия: патогенез, клиника, лечение // Эффективная фармакотерапия. Неврология и психиатрия. 2012. № 1. С. 26-31.
  5. Левин О.С. Полинейропатии: клиническое руководство. М.: Медицинское информационное агентство, 2005.
  6. Ангельчева О.И., Зиновьева О.Е., Яхно Н.Н. Нервно-мышечные нарушения при хроническом алкоголизме: учебное пособие. М.: МЕДпресс-Информ, 2009.
  7. Kucera P., Balaz M., Varsik P., Kurca E. Pathogenesis of alcoholic neuropathy // Bratisl. Lek. Listy. 2002. Vol. 103. № 1. P. 26-29.
  8. McLane J.A. Retrograde axonal transport in chronic ethanol-fed and thiamine-deficient rats // Alcohol. 1990. Vol. 7. № 2. P. 103-106.
  9. Hillbom M., WennbergA. Prognosis of alcoholic peripheral neuropathy // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1984. Vol. 47. № 7. P. 699-703.
  10. Ba A. Metabolic and structural role of thiamine in nervous tissues // Cell. Mol. Neurobiol. 2008. Vol. 28. P. 923-931.
  11. Zambelis T., Karandreas N., Tzavellas E. et al. Large and small fiber neuropathy in chronic alcohol-dependent subject // J. Peripher. Nerv. Syst. 2005. Vol. 10. № 4. P. 375-381.
  12. Котов С.В., Калинин А.П., Рудакова И.Г. Диабетическая нейропатия. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицинское информационное агентство, 2011.
  13. Brownlee M. Biochemistry and molecular cell biology of diabetic complications // Nature. 2001. Vol. 414. № 6865. P. 813-820.
  14. Dyck P.J., Dyck P.J.B. Diabetic polyneuropathy // Diabetic neuropathy / ed. by P.J. Dyck, P.K. Thomas. 2nd ed. Philadelphia: WB Saunders, 1999. P. 255-278.
  15. Goh S.Y., CooperM.E. Clinical review: the role of advanced glycation end products in progression and complications of diabetes // J. Clin. Endocronol. Metab. 2008. Vol. 93. № 4. P. 1143-1152.
  16. Верткин А.Л., Ткачева О.Н., Подпругина Н.Г. и др. Диабетическая автономная нейропатия: диагнос­тика и метаболическая нейропатия // Клиническая фармаколология и терапия. 2004. № 4. С. 4-8.
  17. Haak E., Usadel K.H., Kusterer K. et al. Effects of alpha-lipoic acid on microcirculation in patients with peripheral diabetic neuropathy // Exp. Clin. Endocrinol. Diabetes. 2000. Vol. 108. № 3. P. 168-174.
  18. Луцкий И.С., Лютикова Л.В., Луцкий Е.И. Витамины группы В в неврологической практике // Международный неврологический журнал. 2008. № 2. С. 89-93.
  19. Ахмеджанова Л.Т., Солоха О.А., Строков И.А. Витамины группы В в лечении неврологических за­болеваний // Русский медицинский журнал. 2009. Т. 17. № 11. С. 776-783.
  20. Mooney S., Leuendorf J.E., Hendrickson C. et al. Vitamin B6: a long known compound of surprising complexity // Molecules. 2009. Vol. 14. № 1. Р. 329-351.
  21. Chopra K., Tiwari V. Alcoholic neuropathy: pos­sible mechanisms and future treatment possibilities // Br. J. Clin. Pharmacol. 2012. Vol. 73. № 3. Р. 348-362.
  22. Peters T.J., Kotowicz J., Nyka W. et al. Treatment of alcoholic polyneuropathy with vitamin B complex: a randomized controlled trial // Alcohol Alcohol. 2006. Vol. 41. № 6. P. 636-642.
  23. Строков И.А., Баринов А.Н., Новосадова М.В. и др. Лечение диабетической нейропатии // Русский ме­дицинский журнал. 2001. Т. 9. № 78. С. 314-317.
  24. Berrone E., Beltramo E., Solimine C. et al. Regulation o f intracellula r gluco se a nd polyo l pathway by thiamine and benfotiamine in vascular cells cultured in high glucose // J. Biol. Chem. 2006. Vol. 281. № 14. P. 9307-9313.
  25. Hammes H.P., Du X., Edelstein D. et al. Benfotiamine blocks three major pathways of hyperglycemic damage and prevents experimental diabetic retinopathy // Nat. Med. 2003. Vol. 9. № 3. P. 294-299.
  26. Strake H., Lindenmann A., Federlin K.A. A benfotiamine-vitamin B combination in treatment of diabetic polyneuropathy // Exp. Clin. Endocrinol. Diabetes. 1996. Vol. 104. № 4. P. 311-316.
  27. Галиева О.Р., Джанашия П.Х., Мирина Е.Ю. Лечение диабетической нейропатии // Международный нев­рологический журнал. 2008. № 1. С. 77-81.
  28. Данилов А.Б. Применение витаминов группы В при болях в спине: новые анальгетики? // Русский меди­цинский журнал. 2008. Т. 16. С. 35-39.
  29. Franca D.S., Souza A.L., Almeida K.R. et al. B vitamins induce an antinociceptive effect in the acetic acid and formaldehyde models of nociception in mice // Eur. J. Pharmacol. 2001. Vol. 421. № 3. Р. 157-164.
  30. Mixcoatl-Zecuatl T., Quinonez-Bastidas G.N., Caram-Salas N.L. et al. Synergistic antiallodinic interaction between gabapentin or carbamazepine and either benfotiamine or cyanocobalamin in neuropathic rats // Methods Find Exp. Clin. Pharmacol. 2008. Vol. 30. P. 431-441.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook