Онкология

Отёчный рак молочной железы, особенности клинического течения, проблемы диагностики и лечения

Обзор посвящен проблемам диагностики и лечения отечной формы рака мо­лочной железы, которая отличается высокой злокачественностью, ранним и быстрым лимфогенным и гематогенным метастазированием, неудовлетворительными отдален­ными результатами. Современные данные результатов исследований по выяснению биологических особенностей этой формы опухоли, клинического проявле­ния и эффективности различных методов лечения.

Чхиквадзе Т.В., ФГУ «РНЦРР Росмедтехнологий», Онкологический клинический дис­пансер №1 Департамента здравоохранения г. Москвы.

Резюме

Обзор посвящен проблемам диагностики и лечения отечной формы рака мо­лочной железы, которая отличается высокой злокачественностью, ранним и быстрым лимфогенным и гематогенным метастазированием, неудовлетворительными отдален­ными результатами. Приведены современные данные результатов исследований по выяснению биологических особенностей этой формы опухоли, клинического проявле­ния и эффективности различных методов лечения.

Классификация и история вопроса.

Отёчный рак молочной железы (ОРМЖ), относится к диффузным формам опухоли и встре­чается у 1- 5% больных раком молочной железы (РМЖ) (221, 110, 79, 112, 225, 255, 153). По дан­ным различных авторов ОРМЖ является одной из наиболее злокачественных форм опухоли, имеет неблагоприятный прогноз — общая 5-летняя выжи­ваемость в среднем не превышает 12-50% (254, 155,  172, 130, 110, 127, 220).

Различают первичную отёчную форму (си­нонимы — истинно отёчный, маститоподобный, инфламаторный или воспалительный рак, рако­вый мастит, панцирный рожистоподобный рак, кожный лимфатический канцероматоз, инфильтра- тивно-отёчный рак и т.д.) и вторичную отечную форму рака молочной железы. По международной классификации злокачественных опухолей TNM (6­е издание, 2002г) первичный ОРМЖ обозначается как T4d, и вторичный — как T4b. Термин «воспали­тельная форма РМЖ — inflammatory breast cancer (IBC)» чаще применяется в англоязычной литера­туре и относится к первичному отечному РМЖ. Вторичная форма ОРМЖ встречается чаще — у 25% пациенток, и в отличие от первичной формы, представляет собой местно распространенный узловой рак молочной железы, осложненный лим­фогенным метастазированием, блоком оттока лимфы и присоединившимся отеком молочной же­лезы (21, 117).

Первое описание ОРМЖ было сделано Charles Bell в Англии в 1807 году. Он указал на крайне неблагоприятный прогноз при появлении диффузных изменений молочной железы, багро­вой окраски кожи над опухолью и болезненности молочной железы, рекомендовал не откладывать надолго выполнение операции (91). Однако на протяжении многих последующих лет эта форма рака молочной железы не рассматривалась как отдельная форма опухоли и рассматривалась в группе больных с местно распространенным раком молочной железы. Тактика лечения по отношения ОРМЖ в различные периоды менялась в зависи­мости от развития и совершенствования тех или иных методов лечения — хирургического, лучевого или лекарственного.

В начале 20 века, в 1909 году, A. Leitch указал на необходимость наличия 2 главных диа­гностических признаков ОРМЖ: диффузной отёч­ности молочной железы в виде гипертрофии и «лимонной корки», сочетание которых он считал патогномоничным симптомом «острого рака» (167). Термин «острый рак» он ввел для обозначе­ния быстро растущих и диссеминирующих опухо­лей молочной железы, которые имеют фульминантное течение, и могут приводить к быстрому фатальному исходу, особенно у молодых пациен­ток. Он указывал на необходимость вовремя рас­познавать и максимально быстро и широко опери­ровать, описал макро- и микроскопическую карти­ну данной формы рака молочной железы, изучил причину появления «лимонной корки» — наличие изменений в дерме, связанных с блоком лимфати­ческих сосудов и возникновением лимфостаза.

В настоящее время связи с ростом заболе­ваемости раком молочной железы в целом и с ро­стом заболеваемости ОРМЖ в частности изучение особенностей клинического течения и разработка оптимальных методов лечения ОРМЖ является одной из актуальных проблем клинической онколо­гии. Национальный института рака США в 1998г представил, а в 2005г дополнил анализ данных 3636 пациентов ОРМЖ с 1988г по 2000г. Было от­мечено удвоение частоты заболеваемости ОРМЖ к 1992 году по сравнению с 1975г с 0,3 до 0,7, а к 1997-99гг — до 2,5 на 100 тыс. женского населения. Общая заболеваемость ОРМЖ среди белого населения по данным анализа составила 2,2, а среди пациенток негроидной расы — 3,1 на 100 тыс. женского населения (153, 110, 170). Большин­ство (58%) больных были моложе 50 лет и среди них преобладали пациентки негроидной расы (225, 255). В нашей стране в статистических отчетах ОРМЖ не выделяется как отдельная форма РМЖ.

Клинические проявления и течение заболева­ния.

ОРМЖ характеризуется быстрым клиниче­ским течением, уже в начале заболевания прояв­ляется увеличением объема и отечностью молоч­ной железы, гиперемией кожи и наличием «лимон­ной корки», местным повышением температуры, диффузным уплотнением ткани железы. При пер­вичном ОРМЖ нет четко отграниченного, опреде­ляемого пальпаторно и на маммограмме опухоле­вого узла. При вторичной форме, наряду с выше­указанными симптомами, в железе определяется опухолевый узел. После появления отека молоч­ной железы течение болезни, в том числе и харак­тер метастазирования, становится таким же агрес­сивным, как и при первичном ОРМЖ.

В клинике Gustave-Roussy была разрабо­тана и в дальнейшем имела клиническое приме­нение система стадирования отёка под названием «Poussee Evolutive» (PEV), основанная на симпто­мах воспаления и опухолевой инвазии молочной железы (213):

PEV 0 — опухоль без увеличения в объеме молочной железы или признаков воспаления;
PEV 1 — с заметным увеличением объема за последние 2 месяца, но без признаков отёка;
PEV 2 — с воспалением и отеком меньшим, чем 50% поверхности молочной железы;
PEV 3 — с воспалением и отеком большим, чем 50% поверхности молочной железы.

Следует отметить, что на момент установ­ления диагноза около 1/3 пациентов ОРМЖ имеют опухоль с отечно-воспалительными симптомами вовлечения всей молочной железы — PEV3, тогда как 2/3 — локализованное (менее 50%) поражение молочной железы — PEV2. Вовлечение всей мо­лочной железы (PEV3) является плохим прогно­стическим фактором (169).

Для ОРМЖ характерно и раннее метаста- зирование в регионарные лимфатические узлы, которое может отмечаться у 95%, при этом пора­жение надключичных лимфатических узлов (N3) в среднем отмечается у 30-40% больных (75, 86, 121,  138, 255, 251).

Морфологическая характеристика.

Для больных ОРМЖ не характерно нали­чие какой-либо определенной гистологической формы опухоли. Опухоль молочной железы может быть представлена инфильтрирующим протоко­вым, дольковым, медуллярным, слизистым или другой гистологической формой рака. Однако большая часть больных ОРМЖ имеют высокую степень злокачественности опухоли (по Nottingham классификации (137,144)) в отличие от других форм РМЖ (159, 132, 255).

Многие исследователи при ОРМЖ в опухо­ли отмечают преобладание пролиферирующих лимфатических эндотелиальных клеток, в отличие от узловых форм РМЖ, особенно на периферии опухоли. При ОРМЖ средняя площадь, занимае­мая лимфатическими сосудами опухоли, также больше, что указывает на склонность к более вы­сокому гематогенному и лимфогенному метаста- зированию (244, 245).

Особое значение при изучении отёчного рака молочной железы придается поражению лимфатических сосудов кожи. В 1938 году W.Taylor и А.МеКгег описали опухолевую инва­зию лимфатических сосудов кожи, как гистологи­ческое доказательство «воспалительной карцино­мы» (229). Опухолевая инфильтрация лимфатиче­ских сосудов кожи при гистологическом исследо­вании выявляется примерно у 60-70% больных ОРМЖ (135, 106, 97, 92). Инвазия кровеносных сосудов также характерна для первичной формы ОРМЖ, отмечается у 74% больных, чаще чем при узловой форме — у 36% (р<0,01) (92). Следует от­метить, что инвазия дермы вне лимфатических сосудов не так часто встречается при первичной форме ОРМЖ. Это отличает истинную форму от местно распространенной, вторичной отёчной формы рака молочной железы (161).

В литературе описаны различные меха­низмы, которые могут оказывать влияние на воз­никновение воспалительных признаков при раке молочной железы. Ряд авторов считает причиной развития отёка — высокий темп роста опухоли (время удвоения опухоли), ведущий к нарушению транскапиллярного обмена продуктами метабо­лизма опухолевых клеток и биологически актив­ными веществами (33, 34, 227).

Однако большинство авторов в настоящее время связывают появление отёка кожи и молоч­ной железы с бурной инвазией и эмболией рако­выми клетками лимфатических сосудов, блоком оттока лимфы из ткани молочной железы (106, 102,  189, 204, 207, 217, 222, 168, 253).

Молекулярно-биологические особенности ОРМЖ.

В последнее время в литературе возрас­тающее внимание уделяется биологическим и мо­лекулярным характеристикам опухоли, в том числе рака молочной железы. Изучение молекулярных особенностей ОРМЖ могут оказать помощь как в диагностике этой формы РМЖ, так и в разработке новых противоопухолевых препаратов и схем ле­чения.

При ОРМЖ чаще выявляется высокая фракция клеток S-фазы (SPF), высокий уровень PCNA (ядерный антиген пролиферирующей клет­ки), анеуплоидность, отсутствие экспрессии ре­цепторов эстрогена и/или прогестерона (РЭ/РП отрицательный статус), высокая степень злокаче­ственности опухоли и гиперэкспрессия и мутация р53 белка (159, 199, 182, 85).

В других исследованиях было показано, что ОРМЖ является высоко лимфогенной и ангио- генной опухолью. McCarthy и коллеги (2002г) вы­явили значительное увеличение внутриопухоле- вой микрососудистой плотности при ОРМЖ (182). Colpaert с соавторами (2004г) в исследованиях ангиогенеза выявил корреляцию между маркером гипоксии карбоновой ангидразой IX и пролифера­цией эндотелиальных клеток при ОРМЖ (124). В многочисленных работах при ОРМЖ выявлены гиперэкспрессии различных факторов роста:

УЕСБ-А (сосудистый эндотелиальный фактор ро­ста, участвующий в ангиогенезе), УЕСБ-О и УЕСБ- й (сосудистый эндотелиальный фактор роста, участвующий в лимфангиогенезе), ЬБСБ (фактор роста фибробластов), Р1И, Кй^ Т1Е-1, Т1Е-2, И-6 и И-8 в сравнении с другими, узловыми формами РМЖ (124, 218, 243, 248, 161).

В современной литературе встречаются также сведения об экспрессии и других генов при ОРМЖ: М1В1 (К1 67) (199, 99, 96, 112, 85), о-Ме1, Р13К (146), Л111, ЕСР1, йи8Р1 ОХО1.2, ОО12/М1Р1А, ОО15/РАЫТЕ8 (92, 95), ОХОР4 (104), РИоО-гуанозинтрифосфотазы    (АРНО/РИоО СТРаэе) и потеря экспрессии WNT-1 индуциро­ванного секретирующего протеина 3 (LIBО/WI8P3) (162, 246, 247).

Несмотря на небольшие различия (205, 182), у больных ОРМЖ при исследованиях ИГХ- методом отмечается гиперэкспрессия белков НЕР2-пеи, ЕСБР и р53 (161, 85, 237, 113, 104, 214). Амплификация НЕР2-пеи и р53 генов впо­следствии была подтверждена двумя группами авторов с помощью тюгоагтауэ-технологии анали­за ДНК этих генов (112, 242).

Таким образом, проведенные исследова­ния показали, что ОРМЖ чаще является высоко злокачественной опухолью, отрицательной по ре­цепторному статусу, быстро пролиферирующей и гиперэкспрессирующей НЕР2-пеи, ЕСБР и р53.

В настоящее время главная цель ученых идентифицировать специфические генные изме­нения, связанные с фенотипом и агрессивностью ОРМЖ, для развития в будущем более эффектив­ного генетически обоснованного и направленного лечения.

Диагностика.

Диагностика ОРМЖ основывается как на характерной клинической картине, так и на данных лучевых и специальных методов исследования.

Лучевые методы диагностики.

При маммографии у больных первичной формой ОРМЖ отмечается увеличение объема молочной железы, диффузным утолщением кожи, повышением общей плотности ткани молочной железы, перестройка структурного рисунка железы с образованием расплывчатых неопределенной формы теней, гиперваскуляризации, а при вторич­ной форма на фоне вышеперечисленных измене­ний определяется затемнение неопределенной, реже округлой формы, без четких границ (98, 64, 51). Собственно опухоль, в отличие от других форм рака молочной железы, определяется менее чем в половине наблюдений. При ОРМЖ, по дан­ным различных авторов, утолщение кожи до 30мм (в норме 0,5-2,5мм) на маммограммах в среднем встречается в 92-93,5% наблюдений, диффузное увеличение плотности молочной железы — 81­93,5%, стромальная перестройка и утолщение трабекул — 62-85%, втяжение соска — 38-56,5%, гиперваскуляризация — 32,5%. Микрокальцинаты, характерные для рака молочной железы, найдены у 23-47%. У 58-83% больных отмечено увеличение лимфатических узлов подмышечной области. Опу­холевая масса определялась на маммограммах в среднем в 15% наблюдений, пальпаторно — в 97% (165, 228).

При ультразвуковом исследовании (УЗИ) инфильтрация кожи у больных ОРМЖ рас­познается прерыванием связи между гиперэхоген- ной кожей и гипоэхогенным подкожным слоем, по утолщению кожи и куперовских связок. Опухоле­вый узел визуализируется как гипоэхогенное обра­зование с гиперэхогенным ободком с неровными краями, превалированием ширины над длиной об­разования.

При доплеровском сканировании спек­тральные характеристики сосудов у больных с отечно-инфильтративной формой рака молочных желез отличались большим разнообразием — от практически нормальных характеристик сосуди­стой кривой до наличия картины шунтов и спектра патологических сосудов с признаками низкого со­противления сосудистой стенки. Пространствен­ная реконструкция патологического кровотока при данной форме рака молочной железы позволяет наглядно увидеть лакунообразные расширения, хаотичное расположение сосудистой сети, разный калибр выявленных сосудов (23). В паренхиме мо­лочных желез выявляются гипоэхогенные линей­ные трубчатые структуры. Большинство из этих трубчатых структур представляют собой разнока­либерные сосудистые стволы с различными спек­тральными характеристиками. Только небольшая часть из видимых в В-режиме гипоэхогенных труб­чатых включений, в основном горизонтально направленных и малого калибра, локализующихся в подкожной области, не показывала наличия ско­ростных потоков, вероятно, являясь лимфатиче­скими сосудами. Отмечалось также увеличение количества кровеносных сосудов в метастатиче­ских лимфатических узлах (184, 116, 83).

Однако маммография и УЗИ имеют огра­ниченную ценность в диагностике ОРМЖ в связи с трудностью определения специфических измене­ний на фоне отечной и плотной опухоли.

Использование компьютерной томо­графии (КТ) в диагностике ОРМЖ позволяет вы­явить утолщение кожи пораженной молочной же­лезы от 0,7 до 3,0см, диффузную инфильтрацию или опухолевые массы, микрокальцинаты и аде­нопатию в молочной железе, а также наличие ре­гионарных и отдаленных метастазов (188).

При магнитно-резонансной томогра­фии (МРТ) с внутривенным контрастным усилени­ем и использованием стандартных катушек для молочных желез у больных первичной ОРМЖ вы­являются изменения сосудистой сети пораженной молочной железы, более раннее и выраженное усиление по периферии очага или диффузное усиление без четких границ, утолщение кожи (134). F. Nakhlis с соавт. (2005г) указывают, что диффуз­ное утолщение кожи и аномальные изменения со­судов выявляются до подтверждения клинического диагноза ОРМЖ (192).

Позитронно-эмиссионная томография

(ПЭТ) с фтордезоксиглюкозой (ФДГ) является чув­ствительным методом визуализации метастазов в лимфатических узлах, что в частности может по­мочь в оценке состояния парастернальных и сре­достенных лимфатических узлов, что особенно важно, когда опухоль располагается во внутренних и центральных квадрантах железы (40,151). Воз­можно применение ПЭТ уже после 2 курсов хи­миотерапии для ранней оценки эффективности лечения больных ОРМЖ и теоретической выжива­емости, коррекции тактики лечения, особенно у пациентов с быстрым ростом опухоли (211).

Наиболее показательны данные, получен­ные Yang W.T. и соавт. в 2007 по оценке визуали­зации патологических изменений различными тех­ническими средствами у 80 больных ОРМЖ. Средний возраст пациенток составил 51 год (от 25­78 лет), у 75 (94%) выполнена маммография, у 76 больных (95%) — сонография, у 33 (41%) — МРТ, и у 24 (30%) — ПЭТ-КТ. Изменения в паренхиме мо­лочных желез были выявлены: у 60 пациентов (80%) на маммограммах (узел и микрокальцина- ты), у 72 (95%) при сонографии (узел и нарушение архитектоники), у 23 (96%) при ПЭТ-КТ (гиперме- таболический участок) и у 33 (100%) при МРТ (усиление сигнала). Поражение регионарных под­мышечных узлов выявлено у 71 больного (93%) при гистологическом или цитологическом исследо­вании, у 71 (93%) при сонографии, у 21 (88%) при ПЭТ-КТ, у 29 (88%) при МРТ, и у 34 (45%) на мам­мограммах. Отдаленные метастазы в кости, пе­чень, и контралатеральные лимфатические узлы были выявлены у 9 пациентов (38%) при выполне­нии ПЭТ-КТ. Таким образом, наиболее точным в визуализации изменений в молочной железе при ОРМЖ является МРТ- исследование. Сонография может быть использована в диагностике измене­ний в регионарных лимфатических узлах. ПЭТ-КТ позволяет получить дополнительную информацию по наличию отдаленных метастазов и должно вы — полняться при уточнении стадии заболевания при ОРМЖ (256).

При трудностях в цитологическом под­тверждении диагноза у больных ОРМЖ (например, при наличии микрокальцинатов) следует произве­сти биопсию с последующим гистологическим ис­следованием.

Биопсия молочной железы может прово­диться под рентгенологическим или ультразвуко­вым контролем, а также возможно проведение биопсии кожи с целью выявления часто встреча­ющейся при ОРМЖ опухолевой инвазии сосудов дермы. Некоторые авторы считают, что клиниче­ская картина ОРМЖ бывает очень яркой и узнава­емой, и выполнение биопсии кожи является не обязательным для постановки диагноза (139.

При ОРМЖ применение тонкоигольной аспирации не считается целесообразным как при других опухолях молочной железы в связи с отсут­ствием наличия четко отграниченного опухолевого узла. В литературе описаны наблюдения выпол­нения пациентам множественных попыток тонко­игольной аспирации для получения диагностиче­ского материала и подтверждения клинически предполагающегося диагноза ОРМЖ. Аспираты содержали клетки, фрагменты фибрина и жировую ткань. Злокачественные клетки были представле­ны в плотно организованных кластерах и иденти­фицировались по огромному размеру, ядерной неоднородности и возросшему ядерно­цитоплазматическому индексу. В отличие от аспи­рата, полученного при других формах рака молоч­ной железы, одиночные клетки и клеточная разно­родность не были характерны. Последующее ги­стологическое исследование у данных пациентов выявило наличие опухолевой эмболии лимфати­ческих сосудов дермы. Авторы делают вывод, что в определенных условиях, диагноз ОРМЖ может быть поставлен и по тонкоигольной аспирации (133).

Таким образом, наиболее точным в визуа­лизации изменений в молочной железе при ОРМЖ является МРТ. УЗИ может быть использовано в диагностике изменений в регионарных лимфати­ческих узлах. ПЭТ-КТ позволяет получить допол­нительную информацию о наличии отдаленных метастазов и может выполняться для уточнения стадии заболевания (256).

Лечение.

Лечение больных ОРМЖ является трудной задачей в связи с высокой злокачественностью опухоли, следствием которой являются как бурное местное развитие процесса, так и быстрая диссе- минация. Лечение больных отечной формой рака молочной железы на ранних этапах развития он­кологии, когда применялось только хирургический и лучевой метод, считалось мало перспективным. 5-летняя выживаемость редко достигала 5%. В последствии с улучшением методов диагностики, лучевой терапии и, особенно, после совершен­ствования противоопухолевой лекарственной те­рапии удалось улучшить отдаленные результаты лечения больных ОРМЖ. Однако у некоторых вра­чей сохраняется пессимистический взгляд на пер­спективы лечения и прогноз у больных этой осо­бой формой рака молочной железы. Иногда боль­ным при наличии ОРМЖ отказывают в лечении (170). Разноречивы взгляды на необходимость проведения хирургического этапа в радикальном лечении местно распространенного ОРМЖ. Ряд авторов считает для этой категории больных не­обходимым проведение только консервативного лечения.

Многие авторы подчеркивают необходи­мость срочного начала лечения при наличии кли­нических и гистологических данных ОРМЖ (14, 45, 60,  121, 203, 236).

При лечении больных ОРМЖ применяются все те же методы, как и при узловых формах рака молочной железы: хирургический, лучевой и про­тивоопухолевый лекарственный. Ценность каждого из этих методов неоднозначно определялась в различные периоды развития онкологии. Каждый из этих методов применялся как в монорежиме, так и в плане комбинированного и комплексного лечения.

Хирургическое, лучевое и комбинированное лечение.

Хирургический метод применялся одним из первых в лечении больных ОРМЖ. Как было ранее отмечено, первые попытки хирургического лечения были предприняты еще в XIX веке. С. Ве11 впервые указал на крайне неблагоприятный про­гноз при появлении диффузных изменений молоч­ной железы, багровой окраски кожи над опухолью, болезненности молочной железы и рекомендовал не откладывать надолго выполнение операции (91).

Ряд отечественных авторов указывает на положительные моменты операции: возможность удаления источника метастазирования, кровоте­чения и интоксикации (3, 29, 30, 18, 54, 66, 67).

Однако при ОРМЖ хирургическое лечение оказалось недостаточно эффективным. В начале 70-х годов С.й. Иаадепэеп указал на низкую эф­фективность только хирургического лечения (ра­дикальной мастэктомии по Халстеду-Майер) — средняя продолжительность жизни составила 19 месяцев, а 5-летняя общая выживаемость 3% (152). У большинства больных (до 70%) возникал ранний рецидив болезни (87, 187, 217). В литера­туре описаны единичные сообщения о больных ОРМЖ, проживших после операции 5 лет без про­грессирования (186, 208, 143, 88). Поэтому боль­шинство хирургов считали диагноз отёчного рака молочной железы противопоказанием к хирургиче­скому лечению. В последующие годы радикальная лучевая терапия стала методом выбора у больных ОРМЖ, учитывая агрессивное течение болезни, обширное вовлечение лимфатических сосудов дермы и неудовлетворительные результаты хи­рургических операций.

Лучевая терапия позволяет избежать хи­рургической травмы, однако, как и операция оста­ется фактором локального лечения и не влияет на отдаленное метастазирование. Для достижения определенного эффекта лучевого воздействия по данным многих авторов необходимо подведение к опухоли и регионарным зонам дозы не менее 60 — 70Гр (28, 88, 121, 253). Однако это не исключает развитие местных и регионарных рецидивов, кото­рые достигают 46-88% (196, 213, 223, 234), а 5- летняя выживаемость оказалась такой же низкой, как и при хирургическом лечении (88).

L.Z. Nisce в 1979 году опубликовал резуль­таты применения электронного пучка для субто- тального воздействия на кожу один раз в неделю в лечении 22 больных с рецидивом ОРМЖ. Облуче­ние проводили верхней половины туловища по 4 Гр один раз в неделю в течение 6 последователь­ных недель с использованием электронов с энер­гией 3,5 МэВ на линейном ускорителе 6 МэВ . Полный клинический ответ отмечен у 17 (77%) па­циентов и у 3 (14%) — частичный, общее число па­циентов, ответивших на лечение — 81%. Ремиссия 6 и более месяцев отмечалась у 35% больных с полным ответом. Авторы считают данный метод необходимым в паллиативном лечении больных с быстро прогрессирующей болезнью (193).

A.M. Chu с соавторами (1980 год) приме­нили лучевую терапию у 62 больных ОРМЖ , ме­диана выживаемости составили 18 месяцев. 5­летняя актуариальная общая и безрецидивная выживаемость составили 14% и 6%, соответствен­но. Местный и регионарный рецидив отмечен у 43 больных (69%). У 12 пациентов (19%) отмечен только локальный рецидив в зоне облучения, у 31 (50%) местный рецидив + отдаленные метастазы, и у 14 (23%)- только отдаленные метастазы. Одна­ко при подсчете суммарной очаговой дозы оказа­лось, что часто при облучении доза оказывалась на 20-35% ниже, чем необходимые 60 Гр. При наличии опухоли более 10 см и увеличении дозы в клинических пределах все же отмечались местные рецидивы, но безрецидивный интервал был доль­ше. Применение методики мультифракционирова­ния с 1976 года при больших опухолях позволило уменьшить число местных рецидивов до 33% (у 2 пациентов из 6) (121).

J.L. Barker с соавторами также применил методику мульти- фракционирования в день у 11 больных ОРМЖ, что позволило уменьшить число местно-региональных рецидивов до 27% (89).

5-летняя выживаемость при использовании только лучевой терапии по данным разных авто­ров была такой же, как и при только хирургическом лечении, и не превышала 10%. (88, 135, 252, 253), а продолжительность жизни составила 11-33 ме­сяца, (121, 209, 159).

Таким образом, применение лучевой тера­пии в монорежиме позволило несколько снизить частоту местных рецидивов, но, в целом, не при­вело к существенному улучшению отдаленных ре­зультатов лечения больных ОРМЖ по сравнению с только хирургическим лечением.

Лучевая терапия применялась в комбини­рованном лечении больных ОРМЖ в сочетании с хирургическим методом. J.M.Vaeth с соавт. (1982г) приводит данные результатов предоперационной мегавольтной лучевой терапии в дозе 45 Гр и по­следующей операции через 3-6 недель. У больных с регрессией опухоли отмечено уменьшение числа рецидивов по сравнению с больными с только лу­чевой терапией. Однако 5-летняя выживаемость после лучевой терапии составила 3,4 %, а после комбинированного лечения — 5,1%, различия не существенны (240, 241).

По данным различных авторов 5-летняя выживаемость после комбинированного лечения больных ОРМЖ не намного превысила 5% (217, 90,  52, 53).

C.A. Perez, на основании своих исследова­ний отмечает, что комбинированное лечение больных ОРМЖ позволило улучшить местный кон­троль (201), но не привело к улучшению выживае­мости по сравнению с монотерапией.

Применение комбинированного метода не позволило улучшить результаты лечения больных ОРМЖ, что указывает на системную природу бо­лезни (149).

Химиотерапия и химиолучевое лечение.

Использование химиотерапии в лечение агрессивного отечного рака молочной железы поз­воляет влиять как на первичную опухоль, так и на субклинические очаги опухоли. В настоящее время используют комбинации химиопрепаратов с раз­личным механизмом действия, что потенцирует противоопухолевый эффект и уменьшает риск развития лекарственной резистентности.

Впервые в 1969 году Cooper предложил схему CMFVP: комбинацию циклофосфамида, ме­тотрексата, 5-фторурацила, винкристина и пред- низолона у больных ОРМЖ (125). Это позволило достичь ремиссии (полной и частичной) у 56,5% больных, а средняя продолжительность ремиссии составила 6,3 месяца (43).

Y. Takatsuka (1991 г) описал применение у 56-летней пациентки с обширным отеком пора­женной молочной железы внутриартериальной химиотерапии с использованием высоких доз эпи- рубицина: 150 мг в сутки в 1, 4 и 7 день и еже­дневного приема тамоксифена 40мг в сутки. После проведения 2 курсов отмечен полный клинический ответ: исчезновение отека и опухоли в молочной железе, что, возможно, было связано с эффектив­ностью высоких доз эпирубицина (226).

Химиотерапия редко применяется в моно­режиме. J. Rouesse с соавт. в 1986г. отметил улучшение выживаемости больных ОРМЖ при ис­пользовании химиолучевого лечения в сравнении с только лучевой терапией. В 1 группе (60 пациен­тов) проведена только лучевая терапия СОД 45Гр + буст 20-30Гр; во 2 группе (91 пациент) индукци­онная химиотерапия по схеме AVM (адриамицин, винкристин, метотрексат), лучевая терапия и под­держивающая химиотерапия по схеме VCF (вин­кристин, циклофосфамида и 5-фторурацил); в 3 группе (79 пациентов) индукционная химиотерапия по схеме AVCMF (адриамицин, винкристин, цик­лофосфамида, метотрексат и 5-фторурацил), лу­чевая терапия и поддерживающая химиотерапия также по схеме VCF. 4-летняя БРВ составила, со­ответственно: 15%, 32% и 54% (р<0,05);а ОВ — 42%, 53% и 74% (р<0,05 при сравнении с 3 груп­пой) (209).

Thomas в 1995 году представил резуль­таты химиолучевого лечения 125 пациентов с ОРМЖ T4d N0-2 M0. На первом этапе проведены 3 цикла химиотерапии с включением доксорубицина, винкристина, циклофосфамида, метотрексата и 5- фторурацила. Затем была проведена лучевая те­рапия в 3 этапа до СОД 65-75Гр на опухоль мо­лочной железы. В перерыве между лучевой тера­пией проводили 5 курсов химиотерапии по схеме CAF. В результате химиолучевого лечения 82% пациентов имели полный клинический ответ. Ку­мулятивный 5-летний период без признаков мест­ного и отдаленного метастазирования составил 27% и 53%, соответственно. 5-летняя ОВ и БРВ составила 50% и 38%, соответственно (230).

Интерес представляет статья Arthur D.W. с соавт. (1999г), посвященная лечению 38 больных ОРМЖ преимущественно химиолучевым методом. Пациентам проводили неоадъювантную химиоте­рапию, затем лучевую терапию мультифракциони­рованием доз (по 1,5 Гр 2 раза в день с последу­ющим бустом 18-21 Гр, СОД составила 63-66 Гр). Мастэктомия выполнена у 10 пациентов (26%) при стабилизации или прогрессировании болезни. Из 15 пациентов с полной ремиссией после химиоте­рапии, 87% пациентов были без признаков местно­го прогрессирования без выполнения мастэкто- мии. Общая 5-летняя выживаемость для группы с полной и отсутствием ремиссии составили 68% и 14%, соответственно. 5-летняя БРВ и ОВ для всей группы составили 11% и 33%. Авторы подчерки­вают, что достижение полной ремиссии после хи­миотерапии играет важную роль в улучшении вы­живаемости больных ОРМЖ (80).

Высокодозная химиотерапия.

Интерес представляют исследования по применению высокодозной химиотерапии (ВДХТ). Исследования с применением более высоких доз химиопрепаратов показали более высокое число полученных ремиссий, но это не улучшило выжи­ваемость больных ОРМЖ (118).

1
Последние годы проводятся исследования по применению высокодозной химиотерапии с поддержкой гемопоэтическими стволовыми клет­ками. Данные, полученные разными учеными мож­но увидеть в представленной ниже таблице 1.

F. Bertucci (2004г) не отметил статистиче­ски значимых различий в частоте полных патоло­гических ответов в группах стандартной химиоте­рапии (20 пациентов) и ВДХТ (54 пациента): 17% и 27%, соответственно. Для всей группы 5-летняя ОВ и БРВ составляла 41% и 24%. Однако, при мультивариатном анализе независимым прогно­стическим фактором стало применение ВДХТ. 5­летняя ОВ и БРВ для стандартной химиотерапии составили 18% и 15%, для ВдХт — 50% и 28%. (92, 93).

Т. Kim в 2006 году провел системный ана­лиз результатов неоадъювантного лечения ОРМЖ, опубликованных в литературе. Всего было проведено 27 исследований с включением 1232 пациентов. Критерии включения и полученные ре­зультаты значимо отличались. Число объективных ответов, 3х- и 5-летняя ОВ различались от 14 до 100%, от 22% до 84% и от 32% до 75%, соответ­ственно. Были проанализированы 4 группы нео- адъювантной химиотерапии: без применения ан- трациклинов, с низкими дозами, средними дозами антрациклинов и ВДХТ с поддержкой стволовыми клетками. Число полных гистологических ответов для этих 4-х групп составили: 4% (95% ДИ 1-18%), 14% (95% ДИ 8-22%), 11% (95% ДИ 7-17%) и 32% (95% ДИ 24-41%), соответственно. Отмечено уве­личение числа гистологических ответов при интен­сификации неоадъювантной химиотерапии, хотя этот анализ не является рандомизированным ис­следованием (160).

В большинстве наблюдений проведение высокодозной химиотерапии у больных ОРМЖ увеличило процент полного ответа на лечение, но существенно не повлияло на отдаленные резуль­таты лечения.

Гормонотерапия.

В настоящее время наличие в тканях опу­холи рецепторов стероидных гормонов служит критерием ее гормональной чувствительности и является показанием к назначению гормонотера­пии. Отсутствие рецепторов сопровождается гор- монорезистентностью опухоли, за исключением 8­10%, когда опухоль все же оказывается гормоно­чувствительной (183). В большинстве исследова­ний гормонотерапия проводится тамоксифеном.

При исследовании рецепторного статуса у больных ОРМЖ ряд авторов отметил отсутствие рецепторов эстрогенов и прогестерона (РЭ/РП) в опухолях у большей части больных ОРМЖ (15, 94, 164,  207, 222, 233, 251). По данным К.Ю. Зернова РЭ/РП отрицательный статус отмечен у большин­ства больных ОРМЖ — 67%, при местнораспро­страненном раке молочной железы — у 33%. (24). Другие, напротив отмечают наличие рецепторов у большинства больных ОРМЖ- 66% (199, 217).

По данным популяционного анализа 308 больных ОРМЖ проведенном в 2005 году M. Pa­nades большую прогностическую значимость име­ет наличие положительных рецепторов эстрогена в достижении 10-летней безрецидивной выживае­мости (29,1% против 25,7% при РЭ-отрицательном статусе, р=0,02) (198). Однако в исследовании, проведенном в 2004 году J.A. Low, показано отсут­ствие влияния рецепторного и менопаузального статусов на общую выживаемость больных. Также не отмечено статистически значимого влияния по­ложительных или отрицательных РЭ у больных как в пременопузе, так и в постменопаузальном пери­оде (173).

В настоящее время гормонотерапия в ос­новном применяется в сочетании с другими мето­дами лечения с использованием более современ­ных препаратов, включая ингибиторы и инактива­торы ароматаз, аналоги гипоталамических гормо­нов.

Комплексное лечение.

Несмотря на значительные успехи в разви­тии химиотерапии анализ литературы, посвящен­ный лечению ОРМЖ, свидетельствует о низкой возможности получения длительных ремиссий с помощью одного или двух методов лечения, тре­буется использовать многоступенчатый подход с применением всех новых современных методов лечения. Однако до последнего времени нет еди­ного мнения о целесообразности применения всех 3 основных методов лечения рака молочной желе­зы — хирургического, лучевого и лекарственного.

Ряд авторов указывают на нецелесообраз­ность проведения лучевой терапии в лечении дан­ных больных.

S. Noguchi с соавторами провели лечение 28 больных ОРМЖ с включением неоадъювантной внутриартериальной химиотерапии адриамици- ном, митомицином и 5-фторурацилом через груд­ную и подключичную артерии, с последующей расширенной радикальной мастэктомией и адъ­ювантной химиотерапией. Число достигнутых кли­нических ответов после первичной химиотерапии составило 83%, полный гистологический ответ в виде некроза в 43% из них. Хирургический этап в среднем выполнялся через 7 недель после начала химиотерапии. Безрецидивная выживаемость 5- и 10-летняя составили 59% и 53%, что указывает на хороший локальный контроль после проведения химиотерапии. Применяемая методика сокращает сроки выполнения мастэктомии после неоадъ- ювантного лечения(195).

В 1997 году в США N.T.Ueno с соавторами опубликовали 20-летние результаты лечения больных ОРМЖ в клинике M.D. Anderson Cancer Center. Многокомпонентное лечение было прове­дено 178 пациентам с включением неоадъювант- ной химиотерапии антрациклинами, локальной лучевой терапии с последующим хирургическим лечением или без него, и адъювантной химиоте­рапии. Ответ на неоадъювантную химиотерапию отмечен у 71% больной, из них полный ответ — у 12%, что влияло на БРВ. У больных с полным от­ветом БРВ к 15 годам составила 44%, с частичным ответом — 31%, у резистентных -7%. К 15 годам 28% больных были без признаков болезни. Общая 5 и 10-летняя выживаемость составили 40% и 33%, при медиане наблюдения 37 месяцев (239).

Исследования других ученых также пока­зали сходные результаты выживаемости, указывая на улучшение прогноза при данной форме рака молочной железы с введением неоадъювантной химиотерапии в комплексное лечение больных (141, 209).

Ряд ученых указывают на положительную роль мастэктомии в комплексном лечении больных ОРМЖ в достижении местного контроля и БРВ, особенно после проведения успешной неоадъ- ювантной химиотерапии. Fields в 1989 году провел анализ различных методов лечения 107 больных ОРМЖ с включением лучевой терапии. Были вы­делены 4 группы больных: только лучевая терапия (31 больной), сочетание с мастэктомией (16), с химиотерапией (23) и комплексное лечение с об­лучением, химиотерапией и мастэктомией (37). Медиана БРВ составила 12 мес., 5-летняя выжи­ваемость — 12%. Проведение химиотерапии досто­верно улучшало как ОВ, так и БРВ больных. Про­ведение хирургического этапа достоверно позво­лило усилить местный контроль, ОВ и БРВ. Меди­ана БРВ при комплексном лечении составила 34 месяца (5-летняя — 37%), а медиана ОВ- 47 меся­цев (5-летняя — 48%) (141).

В 2005 году M.Panades приводит результа­ты лечения 308 больных ОРМЖ в зависимости от выполнения мастэктомии. Медиана наблюдения составила 6,5 лет, а медиана выживаемости без признаков болезни- 3,2 года. 10-летняя выживае­мость без признаков регионарного рецидива со­ставила для группы с мастэктомией после химио­терапии, мастэктомии до химиотерапии, и без ма­стэктомии: 62,8%, 58,6% и 34,4%, соответственно (р<0,05), соответствующая 10-летняя выживае­мость без признаков болезни: 36,9%, 19,9% и 22,5% (р<0,05). При мультивариантном анализе выполнение мастэктомии было связано с улучше­нием выживаемости без признаков рецидива (р<0,05) (198).

В 2000г. R.H. De Boer с соавторами провел анализ результатов химиолучевого лечения 54 пациентов с первичной отечной формой рака мо­лочной железы в зависимости от применения хи­рургического этапа лечения. При достижении по­ложительного эффекта или стабилизации болезни после неоадъювантной химиотерапии пациенты подвергались только облучению (n = 35) или хи­рургическому лечению и облучению (n = 19). Па­циенты только с лучевой терапией имели медиану ОВ и БРВ 35мес и 16мес, соответственно. Пациен­ты, получившие и хирургическое и лучевое лече­ние имели медиану ОВ и БРВ 35мес и 20мес, со­ответственно. Ни одно из отличий не было досто­верным, что требует, по мнению автора, дальней­ших проспективных рандомизированных исследо­ваний (131).

R.Y. Fleming (1997г) на основании пере­смотра ретроспективных данных 178 больных ОРМЖ из M. D. Anderson Cancer Center (США) де­лает вывод, что добавление мастэктомии к хи- миолучевому лечению улучшает местный кон­троль у больных ОРМЖ, ОВ и БРВ у пациентов с полным или частичным клиническим ответом на неоадъювантную химиотерапию. У пациентов без адекватного ответа на химиотерапию улучшение ОВ и БРВ не отмечено. Прогностическими факто­рами местного прогрессирования являются ответ на неоадъювантную химиотерапию и объем рези­дуальной опухоли при исследовании операционно­го материала. Пациенты с комбинацией мастэкто- мии и лучевой терапии имели меньшую частоту местных рецидивов, чем проведение только луче­вой терапии 16,3% и 35,7% (р=0,015) (145).

E.Harris (2003г) отметил улучшение ре­зультатов комплексного лечения пациентов ОРМЖ при наличии гистологического полного ответа. Ме­диана наблюдения составила 5,1 года. Общая 5- и 10-летняя выживаемость составила 56% и 35%, а БРВ — 49% и 34%, соответственно. При достижении полного морфологического ответа 5- и 10-летняя ОВ составила 65% и 46%, а БРВ- 59% и 50%, без полного ответа 5- и 10-летняя БРВ 45% и 27%, со­ответственно. Следует отметить, что в данное ис­следование не включались пациенты с отдален­ными метастазами и прогрессированием на фоне неоадъювантной химиотерапии, что могло ска­заться на полученных результатах (154).

Представляет интерес изучение выживае­мости пациентов ОРМЖ при комплексном лечении с неоадъювантной химиотерапией с включением антрациклинов и с добавлением еженедельного введения паклитаксела. Комбинация антрацикли- нов и паклитаксела в сравнении только с примене­нием антрациклинов в неоадъювантном лечении привела к увеличению числа полных морфологи­ческих ответов (pCR) при исследовании лимфати­ческих узлов (45% против 16%, р=0,01). Отмечено улучшение выживаемости больных в группе с до­стигнутым полным морфологическим ответом по сравнению с группой с метастазами в регионарные лимфатические узлы: 5-летняя ОВ 82,5% против 37,1% (р=0,01), 5-летняя БРВ 78,6% против 25,4% (р=0,001) (156).

В исследовании проведенном M. Cristofanilli по изучению эффективности различных схем неоадъювантной химиотерапии на основе анализа 240 больных ОРМЖ выявлено статисти­ческое значимое улучшение выживаемости боль­ных при добавлении паклитаксела к химиотерапии антрациклинами (по схеме FAC) у пациентов с от­рицательным статусом РЭ. Число ремиссий (пол­ных и частичных) в группе химиотерапии FAC и с добавлением паклитаксела значимо не отлича­лись 74% и 82%, соответственно. Медиана общей выживаемости при отрицательном статусе РЭ для первой и второй групп составила 32 месяца и 54 месяца при р=0,03, а БРВ — 18 и 27 месяцев при р=0,04 (126).

В настоящее время ведутся новые иссле­дования по применению в неоадъювантном режи­ме химиотерапии с включением ежедневного при­ема лапатиниба (Tykerb- ингибитор тирозинкина- зы) и еженедельного введения паклитаксела у больных ОРМЖ с гиперэкспрессией ErbB2 и/или экспрессией ErbB1. Из проанализированных паци­ентов клиническая ремиссия в группе с гиперэкс­прессией ErbB2 отмечена у 95% больных (20 из 21), в группе с гиперэкспрессией ErbB1- у 100% (2 из 2). Предварительные данные требует дальней­шего подтверждения в исследованиях (128).

Вместе с развитием комплексного лечения совершенствуется и хирургический этап лечения у больных ОРМЖ. Обширность поражение кожи и ткани молочной железы требует более широкого иссечения кожи и мягких тканей для проведения резекции в пределах здоровых тканей. Возникают технические трудности по закрытию дефектов при ушивании послеоперационной раны.

Д.Д. Пак с соавторами (2002 г.) предложи­ли расширить объем удаляемых тканей и запатен­товали вариант оперативного вмешательства, за­ключающийся в удалении молочной железы с грудными или без грудных мышц, подключично- подмышечно-подлопаточной клетчатки с лимфа­тическими узлами и прилежащей к железе кожи и подкожной клетчатки в следующих границах: свер­ху — второе межреберье, снизу — на 5 см ниже субмаммарной складки, медиально — противопо­ложный край грудины, кнаружи — по задней под­мышечной линии. Для закрытия образовавшегося дефекта с медиальных углов раны разрезы про­длеваются вертикально вниз и, если позволяет анатомическое строение, несколько кнаружи. По­сле отсепаровки формируется трапецивидный или П-образный кожно-подкожный лоскут, который подтягивается к верхнему краю раны и произво­дится закрытие операционной раны. Разработан­ная методика хирургического этапа лечения: рас­ширенная модифицированная радикальная маст- эктомия, включенная в схему комплексного лече­ния отечной формы рака молочной железы позво­лила снизить частоту местных рецидивов болезни до 6,6% и увеличить 3-х летнюю общую и безре- цидивную выживаемость пациенток до 76,6% и 60% соответственно. Авторы считают наиболее эффективным вариантом хирургического этапа расширенную модифицированную радикальную мастэктомию с удалением прилежащей кожи и подкожной жировой клетчатки, с сохранением обеих грудных мышц. Она является операцией выбора у больных ОРМЖ, так как при ее выполне­нии сводится к минимуму риск развития местного рецидива заболевания, улучшаются результаты выживаемости и качество жизни (46, 47, 48).

Однако, в литературе описаны и единич­ные результаты выполнения органосохраняющего лечения у больных ОРМЖ. В исследовании, про­веденном в 18 госпиталях Японии, при анализе 133 результатов после органосохранного лечения РМЖ включавшего 9 наблюдений ОРМЖ, 64 — не отечной формы РМЖ, и 60 — РМЖ с отдаленными метастазами, были формально выделены виды прогрессирования: воспалительный, не воспали­тельный рецидивы и наличие только отдаленных метастазов. Значительным фактором риска разви­тия воспалительного рецидива было наличие по­ражения регионарных лимфатических узлов, кото­рые значительно чаще встречались в случаях лимфатической инвазии в отличие от группы с от­даленными метастазами. Время возникновения воспалительного рецидива было короче и соста­вило 12 месяцев, несмотря на наличие или отсут­ствие лучевого этапа лечения. Воспалительный тип рецидива характеризовался местным широким распространением (наличием раковых эмболов в лимфатических сосудах дермы) и отдаленными метастазами (лимфатический канцероматоз), и дальнейшее хирургическое лечение было невоз­можным в большинстве случаев. Данный тип ре­цидива связан со значительно худшим прогнозом, чем при других типах рецидива. Эти результаты показывают, что рецидив соответствует так назы­ваемому оккультному случаю первичной формы ОРМЖ и важно предсказывать этот рецидив более точным морфологическим исследованием, в осо­бенности у пациентов с метастазами в лимфати­ческие узлы (194).

В связи с агрессивным течением ОРМЖ лишь небольшому числу женщин (п = 23) с данной формой выполнены реконструктивные операции после мастэктомии. Лечение включало мастэктомию у всех пациентов, химиотерапию у 22, и облу­чение грудной клетки у 14 пациентов. Немедлен­ная реконструкция выполнена одномоментно с мастэктомией у 14 пациентов и отсрочено у 9. Ви­ды реконструкции включали использование ТРАМ лоскута (п = 18), лоскута широчайшей мышцы спи­ны (п = 2) и протезирование имплантатом молоч­ной железы (п = 3). 7 женщинам дополнительно после реконструкции молочной железы была вы­полнена реконструкция соска. Медиана наблюде­ния 44 месяца, у 16 пациентов развился рецидив болезни, из них 6 были с местным рецидивом и 10 имели отдаленные мтс. 7 пациентов живы без признаков болезни, 4 — с признаками болезни и 12 умерли от прогрессирования рака молочной желе­зы. Медиана БРВ после реконструкции составила 19 месяцев. Медиана ОВ -22 мес. Негативным прогностическим фактором явились положитель­ные хирургические края при мастэктомии. Значи­тельные эмоциональные и эстетические преиму­щества реконструкции молочной железы должны, по мнению авторов, быть доступны и для женщин с ОРМЖ. В свете улучшения прогноза ОРМЖ с использованием в настоящее время мультимо­дального лечения, реконструктивные операции, считают авторы, должны быть предложены как часть возможной терапии (120).

Таким образом, при лечении больных ОРМЖ недостаточно применения монотерапии или сочетания двух методов лечения. Наилучшие результаты получены при проведении комплексно­го лечения с включением неоадьювантной химио­терапии и при достижении положительного эф­фекта от этого лечения. До сих пор существуют разногласия по проведению локального лечения данных больных. Традиционно в связи с плохим прогнозом многие специалисты считают ОРМЖ не хирургическим заболеванием. Но с улучшением выживаемости после использования современных методик полихимиотерапии роль хирургического этапа лечения была пересмотрена. Результаты, полученные различными авторами, оказались про­тиворечивыми: в некоторых исследованиях было показано преимущество включения в лечении хи­рургического этапа (141, 145, 198), при других — это преимущество не было отмечено (131).

Прогностические факторы.

Прогностические факторы при ОРМЖ до настоящего времени исследованы недостаточно, хотя на их изучение фокусируется все возрастаю­щее внимание (34, 37, 95, 104, 138, 146, 163, 178,

185,  214, 216). По результатам исследования, про­веденного B. Chevallier (1987г), менструальная функция, возраст, рецепторный статус, первичная или вторичная форма опухоли, тип химиотерапии и время появления симптомов ОРМЖ не влияли на продолжительность жизни (117).

S.Chang с соавторами (2000г) провели ис­следования по изучению влияния повышенного индекса массы тела на выживаемость больных ОРМЖ. Высокий индекс массы тела (более 26,6 кг/м2) был значимо связан с увеличенным риском развития ОРМЖ. В целом в пременопаузе пациен­ты имели значимо худшую выживаемость, чем женщины в постменопаузальном периоде. Преме- нопаузальные женщины с избыточным весом име­ли незначительно лучшую выживаемость, чем со­ответствующие женщины с меньшим весом. Постменопаузальные женщины с избыточным ве­сом, имели значимо худшую выживаемость, чем соответствующие женщины с меньшим весом. Та­ким образом, эти данные показывают, что факто­ры, ассоциированные с избыточным весом, могут вносить вклад в ухудшении выживаемости среди постменопаузальных женщин (110, 111).

По наблюдениям почти всех специалистов поражение регионарных лимфатических узлов, как и при других местно распространенных формах рака молочной железы, сокращает общую и без- рецидивную выживаемость больных ОРМЖ (100, 103,  117, 197, 221).

При изучении продолжительности жизни при ОРМЖ в зависимости от наличия или отсут­ствия опухолевой инвазии в лимфатические сосу­ды кожи различными исследователями получены противоречивые результаты. Одни авторы не нашли существенных различий в продолжитель­ности жизни в зависимости от наличия или отсут­ствия гистологических и клинических признаков ОРМЖ (251). Другие, F.V. Lucas и соавт.(1978г), G. Gruber и соавт.(2004г) — отмечают, что пациенты с клинической картиной и гистологическими данны­ми отечной формы имели более быстрое наступ­ление прогрессирования, чем пациенты только с гистологически подтвержденной инвазией сосудов («оккультная» форма). В то же время, они счита­ют, что наличие одного из критериев: клинического или гистологического, оправдывает использование термина «воспалительный рак молочной железы» и указывают на плохой прогноз, несмотря на лече­ние (150, 174).

В начале 90-х годов было выявлено важ­ное прогностическое значение степени отёчно­воспалительных признаков у больных ОРМЖ на момент постановки диагноза, их регрессии после проведения химиотерапии, а также и поражения метастазами регионарных лимфатических узлов (103, 117, 147, 169, 179, 197, 210, 238, 239). До­стижение не только клинического, но и гистологи­ческого ответа опухоли на лечение ОРМЖ имеет большое значение в улучшении выживаемости больных ОРМЖ (119, 140, 145, 154). Пациенты ОРМЖ, ответившие на химиотерапию, являются кандидатами для выполнения мастэктомии и лим- фаденэктомии (141, 145, 201).

Современные прогностические факторы были исследованы Маїїіпег-ТгиТего с соавторами при анализе данных 103 больных местно распро­страненным РМЖ, включая ОРМЖ. На общую и безрецидивную выживаемость больных при муль- тивариатном анализе влияли 5 прогностических факторов: степень дифференцировки опухоли, уровень сывороточных маркёров (СА-15.3 и РЭА- раково-эмбриональный антиген), признаки ОРМЖ, ответ на неоадъювантную химиотерапию и пора­жение регионарных лимфоузлов (178). Статисти­чески значимое влияние экспрессии Кі-67 (больше 20% ядерного окрашивания клеток) на общую вы­живаемость больных ОРМЖ выявлено лишь при унивариатном исследовании при соотношении рисков 1,45 (95% ДИ 1,13-1,88) при р=0,004 (96). По наблюдениям других авторов экспрессии неко­торых из генов оказывают влияние на общую вы­живаемость пациентов ОРМЖ: c-Met (146), МУСЫ, ЕРЕС, БИН (95), р53 (96) и АРНС/РІюС GTPase (163).

В заключении следует отметить, что про­веденный анализ литературных данных по лече­нию больных ОРМЖ однозначно указывает на не­достаточность применения только одного или двух методов лечения: хирургического, лучевого и про­тивоопухолевого лекарственного. Наилучшие ре­зультаты получены при сочетании неоадъювант- ной химиотерапии с хирургическим или лучевым методом лечения или с тем и другим. При этом решающее значение имеет ответ опухоли на про­веденную неоадьювантную химиотерапию. Какие компоненты лечения и в какой последовательно­сти целесообразно применять после неоадьювантной химиотерапии до настоящего времени окончательно не решены. Не ясно как следует ле­чить больных, у которых не получен эффект от неоадъювантной химиотерапии. Существуют раз­ногласия по проведению локального лечения дан­ных больных. Традиционно многие специалисты ОРМЖ считают не хирургическим заболеванием в связи с плохим прогнозом, однако выживаемость больных улучшилась с введением новых схем хи­миотерапии в комплексном лечении и роль хирур­гического метода пересматривается Недостаточно изучено влияние основных факторов прогноза, форм ОРМЖ, объема хирургического вмешатель­ства на эффективность различных методов лече­ния.

Поэтому дальнейшие исследования по изучению особенностей клинического течения и эффективности различных методов лечения в за­висимости от факторов прогноза у больных ОРМЖ является задачей актуальной и позволит улучшить результаты лечения.

Список литературы.

  1. Адамян А.Т. Клиническая диффе­ренциация отечно-инфильтративной и узловой форм рака молочной железы// Клиническая меди­цина. — 1986. — №1. — С. 116-118.
  2. Алферова М.С. Отдаленные ре­зультаты лечения рака молочной железы// Вопр. онкол. — 1977. — №8. — С. 10-17.
  3. Баженова А.П., Экгольм Б.К., Лази- чев Ю.Д. Оценка непосредственных результатов терапии местно-распространенных форм рака мо­лочной железы// Лечебные мероприятия при раз­витых и далеко зашедших формах рака молочной железы и яичников. — Л.- 1975.- С.63-65.
  4. Барсуков В.Ю., Селезнева Т.Д. Им­мунологические сдвиги у больных с отечно- инфильтративным раком молочной железы// Ма­териалы III международной ежегодной конферен­ции «Проблемы диагностики и лечения рака мо­лочной железы».- Санкт-Петербург.- 2006.- Стр.55.
  5. Борисов В.И., Сарибекян Э.Л. «Неоадъювантная химиотерапия рака молочной железы» // В кн. «Новое в терапии рака молочной железы» под ред. проф. Н.И.Переводчиковой.-
  6. — С. 43 — 7.
  7. Возный Э.К., Харченко В.П., Гуров С.Н., и др. Некоторые прогностические факторы в комплексном лечении местнораспространенного рака молочной железы.// Вопросы онкологии.- 2000.- Т.46.-№6.- С.732-736.
  8. Волков В.Е. Саркома молочной же­лезы// Актуальные вопросы клинической медици­ны.- Чебоксары.- 1999. — С.120-121.
  9. Волченко Н.Н., Франк Г.А. Морфо­логические факторы прогноза при раке молочной железы// Российский онкологический журнал.- 2000.- №3.- С.49-53.
  10. Гарин А.М. Эндокринная терапия и гормонозависимые опухоли.- М.- Триада.- 2005.- С.144-177.
  11. Глац С.П. Медико-биологическая статистика. — М.- Практика, 1999.-С.156.
  12. Горбунова В. А., Бесова Н. С. Зна­чение таксанов в лечении рака молочной железы // Вопросы онкологии.- 2004.- № 2.- С.54-57.
  13. Горбунова В.А., Артамонова Е.В., Багрова С. Г. и др. Этюды химиотерапии (пять лет спустя).- М.- Литтерра.- 2006.- С.154-173.
  14. 13.Грицман Ю.Я., Киселева Е.С. Но­вые направления в комбинированном и комплекс­ном лечении злокачественных опухолей// 3-й Все­союзный съезд онкологов.- Ташкент.- 1979.- С.407- 408.
  15. Дагбаева В.О., Бадмаева Г.С. Эф­фективность различных методов лечения больных с отечно-инфильтративными формами рака мо­лочной железы в Республиканском онкодиспансе­ре за 5 лет в период с 1993-1997г.г.//Актуальные проблемы клинической онкологии.- Улан-уде.-— С.212-213.
  16. Даценко В.С., Мачнева Л.Е. Лече­ние инфильтративно-отечных форм рака молоч­ной железы// Материалы 8-й Московской город­ской онкологической конференции. — М., 1977. — С. 89-90.
  17. Двойрин В.В., Клименков А.А. Ме­тодика контролируемых клинических испытаний. — М., 1985. — 144с.
  18. Дедкова Е.М., Оконечников А.И. Некоторые клинические аспекты отечной формы рака молочной железы по материалам горонко- диспансера г. Москвы// Вопр. онкол. — 1978. -№12.- С. 102-103.
  19. Демин В.Н. Лечение рака молочной железы// Хирургия. -1977.-№2.-С. 23-26.
  20. Демин В.Н. Выступление в прениях на 269-м заседании научного общества онкологов Ленинграда и Ленинградской области от 24.09.1981.//Вопр. онкол.- 1982.- №7.- С. 109.
  21. Добровольская Н.Ю. Лекарственная и лучевая терапия в лечении местнораспростра­ненного и диссеминированного рака молочной же­лезы.// Автореф. дисс. док. мед. наук. — М., 2007.- С.15.
  22. Дымарский Д.Ю., Бавли Я.Л. Хи­миотерапия при раке молочной железы.- М.- Ме­дицина.- 1976.- С.184.
  23. Дымарский Л.Ю. Рак молочной же­лезы. — М., Медицина, — 1980. — C. 198.
  24. Заболотская Н. В. Комплексное ультразвуковое исследование больных с отечно — инфильтративной формой рака молочных желез. Новы технологии — новая информация. «SonoAce — International». Русская версия.- 1999.- N5.- С.35.
  25. Зернов К.Ю., Семиглазов В.Ф., Бо­жок А.А. и соавт. Особенности клиники и морфоло­гического строения опухоли у больных воспали­тельной формой рака молочной железы// Матери­алы III международной ежегодной конференции «Проблемы диагностики и лечения рака молочной железы».- Санкт-Петербург.- 2006.- Стр.65.
  26. Исханова С.Т. Рак молочной желе­зы (формы роста и их клинические проявления).- Алма-Ата.- Наука.- 1971.- С.65.
  27. Исханова С.Т. Результаты лечения рака молочной железы в зависимости от стадии заболевания с учетом клинического проявления и формы роста опухоли// Диагностика и лечение злокачественных новообразований.- Алма-Ата.- 1980.- С.74-77.
  28. Камчатова А.А. Комплексное лече­ние больных раком молочной железы с метаста­зами в кости. — Дисс. канд. мед. наук.- М.-1986.
  29. Козлова А.В. Лучевая терапия зло­качественных опухолей// Медицина.- 1976. -С.138-148.
  30. Лазичев Ю.Д. Роль регионарной полихимиотерапии в комплексном лечении мест­но-распространенного рака молочной железы// Автореф. дисс. канд. мед. наук. — М., 1975.- С.20.
  31. Лазичев Ю.Д. Протокол 250-го за­седания научного общества онкологов Москвы и Московской области от 26.01.1978.// Вопр. онкол.— №12.- С.103.
  32. Летягин В.П., Голдобенко Г.В. Эф­фективность комбинированного и комплексного методов лечения первичного рака молочной желе­зы// Мед. радиол., радиац. безопасность. -1994.- №6.-С.31-33.
  33. Летягин В.П., Высоцкая И.В. Пер­вичный рак молочной железы. Диагностика, лече­ние, прогноз. — М., 1996.- С.160.
  34. Ли Л.А., Иржанов С.И. К вопросу о вторичноотечной форме рака молочной желе- зы//Вопр. онкол.- 1982.- №9.- С.45-49.
  35. Ли Л.А. О причинах местного отека при инфильтративно-отечной форме рака молоч­ной железы// Вопр. онкол.- 1984.- №5.- С..35-38.
  36. Ли Л.А., Демин В.Н. О роли хирур­гического компонента в лечении больных отечной формой рака молочной железы// Научная конфе­ренция онкологов БССР, 5-я: Тез. докл. -Минск,- С.165-166.
  37. Линченко И.Ф., Михайлов С.М. Роль мастэктомии в комплексном лечении отечно- инфильтративного рака молочной железы// Клини­ческая хирургия.- 1988.- №6.- С. 7-10.
  38. Линченко И.Ф., Михайлов С.М. Про­гноз отечно-инфильтративного рака молочной же­лезы// Актуальные проблемы практической и тео­ретической медицины. — Ставрополь. — 1989. —С.172-181.
  39. Липович М.М. Рентгенологическая характеристика диффузного отека молочной желе­зы// Вестник рентгерадиологии. -1974.-С. 83-88.
  40. Личиницер М.Р., Вышинская Г.В., Сельчук В.Ю. Клинические рекомендации по лече­нию больных раком молочной железы в постмено­паузе// Русский медицинский журнал. Онкология.- 2005.- Том 13, № 13.- С.893-898.
  41. Лучевая диагностика заболеваний молочных желез// Руководство для врачей под ре­дакцией проф. Труфанова Г.Е. — ЭЛБИ.- Санкт- Петербург.- 2006.- С. 143-199.
  42. Лушников Е.Ф. Лучевой патомор- фоз опухолей человека. Москва.- Медицина.— С53.
  43. Михайлов С.М. Прогностические факторы и тактика лечения при первичном отечно- инфильтративном раке молочной железы.- Дисс. канд. мед. наук.- Ставрополь.- 1988.- С.175.
  44. Мороз Л.В. Комбинированная хи­миотерапия некоторых злокачественных новооб­разований.- Автореферат дисс. докт. мед. наук. — М.- 1978.- С.22
  45. Нахалова Т.А. Лечение отечно- инфильтративной формы рака молочной железы.- Дисс. канд. мед. наук. — М.- 1992.- С.115.
  46. Островцев Л.Д. Клинические аспек­ты регионарного лимфогенного метастазирования рака молочной железы.- Автореф. дисс. докт. мед. наук.- М.- 1982.- С.32.
  47. Пак Д.Д. Органосохраняющие ме­тоды лечения больных локализованными и мест­нораспространенными формами рака молочной железы// Актуальные вопросы маммологии. Мате­риалы научно-практической конференции. Ижевск.- 1998.- С.167-173.
  48. Пак Д.Д. Органосохраняющие и функционально-щадящие операции при раке мо­лочной железы. Пособие для врачей. — М.- 2000.-С.15.
  49. Пак Д.Д., Сарибекян Э.К., Понома­рев Р.С. Проблемы продолженного роста при ле­чении отечных форм рака молочной железы//В кн.: Материалы 3-го съезда онкологов и радиологов СНГ.- Минск.- 2004.- Ч.1.- С.66-67.
  50. Переводчикова Н.И. Руководство по химиотерапии опухолевых заболеваний.- М.- Практическая медицина.- 2005.- С.254-267.
  51. Ратнер Л.М. Диагностические ошибки и диагностика рака грудной железы.- М.- 1949.- С.99-107.
  52. Рожкова Н.И. Синдром отечной мо­лочной железы// В кн.: Рентгенодиагностика забо­леваний молочной железы под редакцией А.С. Павлова.- Москва.- Медицина.- 1993.- С.156-159.
  53. Санчакова А.В. Комплексное лече­ние диффузно-инфильтративных форм рака мо­лочной железы. Автореферат дис. канд.- Л.-1972.
  54. Санчакова А.В. Возможности ком­бинированного и комплексного лечения диффузно- инфильтративных форм рака молочной железы// Вопр. онкол.- 1972.- №4.- С.6-10.
  55. 54. Святухина О.В., Викманис У.Э. Ле­чение распространенных и острых форм рака мо­лочной железы//Лечебные мероприятия при раз­витых и далеко зашедших формах рака молочной железы и яичников.- Л.- 1975.- С.101-102.
  56. Семиглазов В.Ф. Клинико­патогенетические формы рака молочной железы (новые подходы к планированию лече- ния)//Хирургия.- 1980.- №12.- С.27-31.
  57. Семиглазов В.Ф. Разработка новых подходов к лечению рака молочной железы// Вопр. онкол.- 1997.- Т.43.- №1.- С.22-26.
  58. Сергиенко В.И., Бондарева И.Б. Математическая статистика в клинических иссле­дованиях.- М.- Гэотар-мед- 2001.- С.256.
  59. Сидоренко Л.Н. Гормонотерапия предрака и рака молочной железы.- Л.- Медицина.— 126с.
  60. Сидоренко Л.Н., Шальнева Т.С., Демин В.Н. Овариоэктомия как составная часть комплексного лечения первично-запущенного ра­ка молочной железы// Лечебные мероприятия при развитых и далеко зашедших формах рака молоч­ной железы и яичников.- Л.- 1975.- С.104-105.
  61. Слонимская Е.М., Колесников С.В., Карасева В.В. Эффективность применения интен­сивного режима химиотерапии с использованием высоких доз 5-фторурацила в комплексном лече­нии больных отечно-инфильтративными формами рака молочной железы// Маммология.- 1998.- №4.-С.53-58.
  62. Стенина М.Б. Гормонотерапия дис­семинированного рака молочной железы// Практи­ческая онкология.- М. — 2000.- С.12-18.
  63. Тюляндин С.А. Значение предопе­рационной химиотерапии у больных раком молоч­ной железы. Материалы !У ежегодной Российской онкологической конференции.- Москва.- 21-23 ноября 2000.- С.43-45.
  64. Тюляндин С.А. Химиотерапия дис­семинированного рака молочной железы// Практи­ческая онкология.- М.- 2000.- С.3-11.
  65. Харченко В.П., Рожкова Н.И. Син­дром отечной молочной железы// В кн.: Лучевая диагностика заболеваний молочной железы, лече­ние и реабилитация.- 2000.- вып.3.- С.113-114.
  66. Харченко В.П., Возный Э.К., Галил- Оглы Г.А., Добровольская Н.Ю., Гуров С.Н. Факто­ры, определяющие планирование адъювантной химиотерапии при местнораспространенном раке молочной железы.// Материалы Всероссийской научно-практической конференции. «Актуальные вопросы маммологии». 2001 год.- С.96-97.
  67. Холдин С.А., Дымарский Л.Ю., Бав- ли Я.Л. Лечение распространенных и инфильтра- тивных форм рака молочной железы// В кн.: Ново­сти онкологии.- Л.- 1971.- С.61-65.
  68. Холдин С.А., Дымарский Л.Ю., Бав- ли Я.Л. Принципы лечения, классификация и про­гноз при лечении распространенных форм рака молочной железы// Лечебные мероприятия при развитых и далеко зашедших формах рака молоч­ной железы и яичников.- Л.- 1975.- С.111-113.
  69. Худжадзе Р.Т., Спирина С.К., Уми- кашвили Р.С. Непосредственные результаты ком­бинированной химиотерапии  отечно- инфильтративной формы рака молочной желе­зы// Этиопатогенез, диагностика и лечение опухо­лей.- Тбилиси.- 1982.-С.183-188.
  70. Чиссов В.И., Дарьялова С.Л.// Из­бранные лекции по клинической онкологии.- М.- 2000.- С.361-389.
  71. Чиссов В.И., Старинский В.В., Пет­рова Г.В.// Злокачественные новообразования в России в 2005г.- Москва.- 2007.
  72. Шальнева Т.С., Сидоренко Л.Н., Демин В.Н. Роль химиотерапии в комплексном ле­чении местно-распространенных отечных форм рака молочной железы//Тез. Всесоюзного симпо­зиума «Лечебные мероприятия при развитых формах рака молочной железы».- Л.- 1975.- С.118-119.
  73. Шальнева Т.С., Сидоренко Л.Н., Крупенин А.М. Оценка клинического течения мето­дов лечения и прогноза при отечных формах рака молочной железы// Вопр. онкол.- 1972.- №5.-С.119-120.
  74. Янишевский Ф.И. Рак молочной же­лезы. — М.- Медицина.- 1966.- С.331.
  75. Adkins D., Brown R., Trinkaus K., et. al. Outcomes of high-dose chemotherapy and autolo­gous stem-cell transplantation in stage IIIB inflamma­tory breast cancer.// J Clin Oncol. 1999.- 17(7).- P.2006-2014.
  76. Alberto V.A., Alberto V. Cancer in- flamatorio de 53 casos pautas de diagnostico y trata- mierto// Gine-dips. -1984.- V.15.- N3.- P.163-178.
  77. Alpaugh M.L., Tomlinson J.S., Shao Z.M., Barsky S.H: A novel human xenograft model of inflammatory breast cancer// Cancer Res.- 1999.- V.59.- P.5079-5084.
  78. American Joint Committee on Cancer. AJCC Cancer Staging Manual. 6th ed. Chicago, Ill: Springer-Verlag.- 2002.- P.257-280.
  79. Amparo R.S., Angel C.D., Ana L.H., et al. Inflammatory breast carcinoma: pathological or clinical entity?// Breast Cancer Res Treat.- 2000.- 64.- P.269 — 73.
  80. Anderson WF, Chu KC, Chang S. In­flammatory breast carcinoma and noninflammatory locally advanced breast carcinoma: distinct clinico- pathologic entities?// J Clin Oncol.- 2003.- V.21. P.2254-2259
  81. Arthur D.W., Schmidt-Ulrich R.K., Friedman R.B., et al. Accelerated superfractionated radiotherapy for inflammatory breast carcinoma: com­plete response predicts outcome and allows for breast conservation// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 1999.- V.44(2).- P.289-296.
  82. Arun B, Slack R, Gehan E et. al. Sur­vival after autologous hematopoietic stem cell trans­plantation for patients with inflammatory breast carci- noma// Cancer.- 1999.- V.85.- P.93-99.
  83. Attia-Sobol J, Ferriere JP, Cure H, et al. Treatment results, survival and prognostic factors in 109 inflammatory breast cancers: univariate and multivariate analysis.// Eur J Cancer.- 1993.- 29A.- P.1081-1088.
  84. Auquier M.A., Baratte В., Grumbach Y. Conduit a tenir devant un sein inflammatoire// Ra­diol J. CEPUR .- 1994.- V.10.- P.49-56.
  85. Ayash L.J. , Elias A., Ibrahim J., et. al. High-dose multimodality therapy with autologous stem-cell support for stage IIIB breast carcinoma// J Clin Oncol.- 1998.- V.16.- P.1000-1007.
  86. Aziz SA, Pervez S, Khan S, et al. Case control study of prognostic markers and disease outcome in inflammatory carcinoma breast: a unique clinical experience// Breast J.- 2001- V.7.- P.398-404.
  87. Baloch A., Svastits E., Rahoty P., Toth L., Besznyak I. Primary inflammatory carcinoma of the breast//Acta chir hung.- 1983.- V.24.- N1. P.43-52.
  88. Barber K.W., Doskerty M.B., Clagett O.T. Inflammmatory carcinoma of the breast// Surg Gynecol Obstet.- 1961.- V.112.- P.406-410.
  89. Barker J.L., Nelson A.J., Montague E.D. Inflammatory carcinoma of the breast// Radiolo­gy.- 1976-V.121(1).- P.173-176.
  90. Barker J.L., Montague E.D., Peters L.J. Clinical experience with irradiation of inflammato­ry carcinoma of the breast with and without elective chemotherapy// Cancer. 1980.-V.45(4).- P.625-629.
  91. Bedwinek J., Rao D., Perez C. At al. Treatment of stage III and localized stage IV breast cancer by irradiation alone versus irradiation plus sur- gery//Int. J. Radiol., Biol., Phys.- 1982.- V.8.- P.31-36.
  92. Bell C. A system of operative sur­gery .//Surgery.- London.- Longman.-1807.- Vol.1.- P.180.
  93. Bertucci F., Finetti P., Rougemont J. et al. Gene expression profiling for molecular charac­terization of inflammatory breast cancer and prediction of response to chemotherapy// Cancer research.— V.64.- P.8558-8565.
  94. Bertucci F., Tarpin C., Charafe- Jauffret E. et al. Multivariate analysis of survival in inflammatory breast cancer: impact of intensity of chemotherapy in multimodality treatment// Bone Mar­row Transplant.- 2004.- V.33(9).- P.913-920.
  95. Bieber S., Reiss-Eichler F., Calderoli H. et al. Pre- and post-operative chemotherapy in the treatment of acute breast cancer. Proceedings of the 13-th International Congress of Chemotherapy.- Vien­na.- 1985.- Part.244.- P.55-57.
  96. Bieche I., Lerebours F., Tozlu S., Es- pie M., Marty M., Lidereau R: Molecular profiling of inflammatory breast cancer: identification of a poor- prognosis gene expression signature// Clin Cancer Res.- 2004.- V.10.- P.6789-6795.
  97. Bonnefoi H., Diebold-Berger S., Therasse P. et al. Locally advanced/inflammatory breast cancers treated with intensive epirubicin-based neoadjuvant chemotherapy: are there molecular markers in the primary tumour that predict for 5-year clinical outcome?//Annals of Oncology.- 2003.- V.14.- P.406-413.
  98. Bonnier P., Charpin C., Lejeune C., et al. Inflammatory carcinomas of the breast: a clinical, pathological, or a clinical and pathological definition?// Int J Cancer.- 1995.- V.62(4).- P.382-385.
  99. Bozzetti F., Saccozzi R., De Lena M., Salvadori B. Inflammatory cancer of the breast: Anal­ysis of 114 cases// J Surg Oncol.- 1981.- V.18.- P.355-361.
  100. Brandi M., Cataldi A., Di Corato G. et al. Efficacy and influence of neoadjuvant epirubi­cin/vinorelbine chemotherapy (EN) on molecular markers in inflammatory breast cancer (IBC) and pre­liminary results of a randomized study testing as adju­vant chemotherapy the same EN-combination versus docetaxel (TXT)//. ASCO Meeting Abstracts.- 2005.-V.- P.886.
  101. Brenner B., Siris N., Rakowsky E., et al. Prediction of outcome in locally advanced breast cancer by postchemotherapy nodal status and base­line serum tumor markers// Br J Cancer.- 2002.- V.87.- P.1404-1410.
  102. Bryant T. Desease of the breast// London.- Cassell and Co.- 1887. -P.180.
  103. Buchanan J.B., Bland K.I., Kuchns J.G. Inflammatory mammary carcinoma// Breast, dis­eases breast.- 1979.- V.5.- N2.- P.22-26.
  104. Buzdar A.U., Singletary S.E., Booser J., et al. Combined modality treatment of stage III and inflammatory breast cancer. M.D. Anderson Can­cer Center experience// Surg Oncol Clin N Am.-1995.-V.4.-P.715-734.
  105. Сabioglu N., Gong Y., Islam R. et.al. Expression of growth factor and chemokine receptors: new insights in the biology of inflammatory breast cancer// Ann Oncol.- 2007.- V.18(6).- P.1021-1029.
  106. Cagnoni P.J., Nieto Y., Shpall E.J., et. al. High-dose chemotherapy with autologous hemato­poietic progenitor-cell support as part of combined modality therapy in patients with inflammatory breast cancer//J Clin Oncol. 1998.- V.16(5).- P.1661-1668.
  107. Camp E. Inflammatory carcinoma of the breast. The case for conservatism//Am-J-Surg.- 1976.- Vol.131.- P.588.
  108. Cancer management: a multidiscipli­nary approach. Medical, Surgical and Radiation On­cology. 6th ed.- PRR. Inc. Melville, NY.- 2002.- P.195-213.
  109. Carbone P.P., Davis T.E. Medical treatment for advanced breast cancer. Semin Oncol.— V.5(4).- P.417-427.
  110. Cerra R., Ruffolo P., Cremona F. et al. Il carcinoma inflammatorio della mammel- la//Med.Oggi.- 1982.- V.2/- N1.- P.79-87.
  111. Chang S., Parker S.L., Pham T. et al. Inflammatory breast carcinoma incidence and surviv­al: the surveillance, epidemiology, and end results program of the National Cancer Institute, 1975-1992// Cancer.- 1998.- V.82.- P.2366-2372.
  112. Chang S., Alderfer J.R., Asmar L., Buzdar A.U. Inflammatory breast cancer survival: the role of obesity and menopausal status at diagnosis// Breast Cancer Res Treat.- 2000.- V.64(2).- P.157-163.
  113. Charafe-Jauffret E, Tarpin C, Bardou VJ, et al. Immunophenotypic analysis of inflammatory breast cancers: identification of an ‘inflammatory sig­nature’// J Pathol.- 2004.- V.202.- P.265-273.
  114. Charpin C., Bonnier P., Khouzami A., et al. Inflammatory breast carcinoma: an immuno- histochemical study using monoclonal anti-pHER- 2/neu, pS2, cathepsin, ER and PR// Anticancer Res.- 1992.- V.12.- P.591-597.
  115. Chauvergne J. Durand M., Hoerni B., et. al. La chimiotherapie d’induction dans les cancers du sein a haut risque. Resultats d’une etude therapeu- tique prospective// Bull. Cancer (Paris).- 1979.- V.66(1).- P.9-16.
  116. Chauvergne J. Durand M., Dilhuydy M.H., et. al. Traitement des cancers du sein inflammatoires//Sem. Hop. Paris.- 1982.- V.58(32).- P.1813-1819.
  117. Chersevani R., Tsunoda-Shimizu H., Giuseppetti G.M. et al. Breast In: Ultrasound of super­ficial structures// Churchill Livingstone.- Ed. by L.Solibani, G. Rizzatto.- 1995.-.P.141-199.
  118. Chevallier B., Asselain B., Kunlin A. et al. Inflammatory breast cancer. Determination of prognostic factors by univariate and multivariate anal- ysis// Cancer.- 1987.- V.60(4).- P.897-902.
  119. Chevallier B, Bastit P, Graic Y, et. al. The Centre H. Becquerel studies in inflammatory non metastatic breast cancer: combined modality ap­proach in 178 patients// Br J Cancer.- 1993.- V67.- P.594-601.
  120. Chevallier B, Roche H, Olivier JP, Chollet P, Hurteloup P: Inflammatory breast cancer. Pilot study of intensive induction chemotherapy (FEC- HD) results in a high histologic response rate.// Am J Clin Oncol.- 1993.- №16.- P.223-228.
  121. Chin P.L., Andersen J.S., Somlo G. et al. Esthetic reconstruction after mastectomy for in­flammatory breast cancer: is it worthwhile?// J Am Coll Surg.- 2000.- 190(3).- P.304-309.
  122. Chu A.M., Wood W.C., Doucette J.A. Inflammatory breast carcinoma treated by radical ra­diotherapy// Cancer.- 1980.- V.45.- P.2730-2737.
  123. Cole M.P., Jones C.T.A., Todd I.D.H. A new antiestrogenic agent in breast cancer. A prelim­inary appraisal of ICI 46, 474// Br. J. Canc.- 1971.- V.25.- P.270-275.
  124. Colozza M., Gori S., Mosconi A.M. et al. Induction chemotherapy with cisplatin, doxorubicin, and cyclophosphamide (CAP) in a combined modality approach for locally advanced and inflammatory breast cancer. Long-term results// Am J Clin Oncol.— Feb.- V.19(1).- P.10-17.
  125. Colpaert C.G., Vermeulen P.B., Be- noy I. et al. Inflammatory breast cancer shows angio- genesis with high endothelial proliferation rate and strong E-cadherin expression// Br J Cancer.- 2003.- V.88.- P.718-725.
  126. Cooper R. Combination chemothera­py in hormonoresistant breast cancer// Proc AACR. — 1969. — Vol.10. — P. 15.
  127. Cristofanilli M., Gonzalez-Angulo A.M., Buzdar A.U. et. al. Paclitaxel improves the prognosis in estrogen receptor negative inflammatory breast cancer: the M. D. Anderson Cancer Center ex­perience// Clin Breast Cancer.- 2004.- Feb.- V.4(6).- P.415-419.
  128. Cristofanilli M., Valero V., Buzdar A.U. et al. Inflammatory breast cancer (IBC): patterns of recurrence and micrometastatic homing// Breast Can­cer Res Treat.- 2006.- V.100 (Suppl 1).- P.155.- Abstr 3093.
  129. Cristofanilli M., Boussen H., Baselga J. et al. A phase II combination study of lapatinib and paclitaxel as a neoadjuvant therapy in patients with newly diagnosed inflammatory breast cancer (IBC)// Breast Cancer Res Treat.- 2006.- V.100 (Suppl 1).- P.5.- Abstr 1.
  130. Curcio L.D., Rupp E., Williams W.L., et al. Beyond palliative mastectomy in inflammatory breast cancer — a reassessment of margin status// Ann Surg Oncol.- 1999.- V.6.- P.249-254.
  131. De Boer R.H., Saini A., Johnston S.R., et al. Continuous infusional combination chemo­therapy in inflammatory breast cancer: a phase II study// Breast.- 2000.- V.9(3).- P.149-155.
  132. De Boer R.H., Allum W.H., Ebbs S.R.et al. Multimodality therapy in inflammatory breast cancer: is there a place for surgery?// Ann Oncol.- Sep.- V.11(9).- P.1147-1153.
  133. Delarue J.C., May-Levin F., Mouries- se H. et al. Oestrogen and progesterone cytosolic re­ceptors in clinically inflammatory tumours of the hu­man breast// Br J Cancer.- 1981.- Dec.- V.44(6).- 911­916.
  134. Dodd L.G. Layfield L.J. Fine-needle aspiration of inflammatory carcinoma of the breast// Diagn Cytopathol.- 1996.- Dec.- V.15(5).- P.363-366.
  135. Doshi A., Wedam S.B., Thomasson
  136. M. et al. Dynamic contrast enhanced MRI (DCE- MRI) as a potential predictor of clinical response in patients with inflammatory breast cancer (IBC)// AS- CO Meeting Abstracts.- 2005.- V.23.- P.584.
  137. Droulias C.A., Sewell G.W., Mc Sweency M.B., Powell R.W. Inflammatory carcinoma of the breast: a correlation of clinical radiologic and pathologic findings// Ann.Surg.- 1976.- Vol.184.- №2.- Р.217-222.
  138. Ellis D.L., Teitelbaum S.L. Inflamma­tory carcinoma of the breast. A pathologic definition// Cancer.- 1974.- Apr.- V.33(4).- P.1045-1047.
  139. Elston C.W., Ellis I.O. Pathological prognostic factors in breast cancer. I. The value of histologic grade in breast cancer: experience from a large study with long-term follow-up.// Histopathology.- 1991.- 19.- P.403-410.
  140. Failla G., Foti E., Palmeri A. et al. Il carcinoma mammario inflammatorio//G.ital.senol.-1987- V.8.- N3. P.151-161.
  141. Fastenberg N.A., Martin R.G., Buzdar A.U. et al. Management of inflammatory carcinoma of the breast: a combined modality approach// Am J Clin Oncol.- 1985.- N8.- P.134-141.
  142. Feldman L.D., Hortobagyi G.N., Buz- dar A.U., Ames F.C. Blumenschein GR. Pathological assessment of response to induction chemotherapy in breast cancer// Cancer Res.- 1986.- V.46.- P.2578- 2581.
  143. Fields J.N., Perez C.A., Kuske R.R., Fineberg B.B., Bartlett N. Inflammatory carcinoma of the breast: treatment results on 107 patients// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 1989.- V.17.- P.249-255.
  144. Fisher E.R., Gregorio R. M., Fisher B. Et al. The pathology of invasive breast cancer: a syl­labus derived from findings of the National Surgical Adjuvant Breast Project (protocol №4)// Cancer.- 1975.- V.36.- P.1-85.
  145. Fitts W.T. Inflammatory carcinoma of the breast// Surg Gynecol Obstet.- 1958.- V.107.- P.95-96.
  146. Fitzgibbons P.L., Page D.L., Weaver D, et. al. Prognostic factors in breast cancer. College of American pathologists consensus statement 1999.//Arch. Pathol. Lab. Med.- 2000.- 124.- P.966-978.
  147. Fleming R.Y., Asmar L., Buzdar A.U., et al. Effectiveness of mastectomy by response to in­duction chemotherapy for control in inflammatory breast carcinoma// Ann Surg Oncol.- 1997.- V.4.- P.452-461.
  148. Garcia S., Dales J.P., Jacquemier J. et al. c-Met overexpression in inflammatory breast carcinomas: automated quantification on tissue mi­croarrays// Br J Cancer.- 2007.- V.96(2).- P.329-335.
  149. Gardin G., Conte P.F., Campora E., et al. Combined modality approach with primary FAC chemotherapy for inflmmatory breast cancer. Analysis of clinical and pathological variables affecting results// ASCO Proseedings.- 1992.- V.82.- P.153.
  150. Giordano S.H., Hortobagyi G.N. In­flammatory breast cancer: clinical progress and the main problems that must be addressed// Breast Can­cer Res.- 2003.- Vol.5(6).- P.284-288.
  151. Grace W.R., Cooperman A.M. In­flammatory breast cancer// Surg Clin North Am.-1985. — V.65.- P.151-160.
  152. Gruber G., Ciriolo M., Altermatt H.J. et al. Prognosis of dermal lymphatic invasion with or without clinical signs of inflammatory breast cancer// Int J Cancer.- 2004.- V.109(1).- P.144-148.
  153. Gutman F., Albertini J.L., Lerebours F. et al. 18-Fluorodeoxyglucose positron emission to­mography in initial diagnosis and staging of inflamma­tory breast tumors// ASCO Meeting Abstracts.- 2005.- V.23.- P.691.
  154. Haagensen ^D. Diseases of the Breast, 2nd edition// Philadelphia: WB Saunders.- 1971.- P.576-584.
  155. Hance KW, Anderson WF, Devesa SS, Young HA, Levine PH. Trends in inflammatory breast carcinoma incidence and survival: the Surveil­lance, Epidemiology, and End Results Program at the National Cancer Institute.// J Natl Cancer Inst. 2005.­— P.966-975.
  156. Harris E.E., Schultz D., Bertsch H., Fox K., Glick J., Solin L.J: Ten-year outcome after combined modality therapy for inflammatory breast cancer// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 2003.- V.55.- P.1200-1208.
  157. Henderson M.A. , Mc Bride C.M. Sec­ondary inflammatory breast cancer: treatment op­tions// South Med J.- 1988.- V.81(12).- P.1512-1517.
  158. Hennessy B.T., Gonzalez-Angulo A.M., Hortobagyi G.N. et al. Disease-free and overall survival after pathologic complete disease remission of cytologically proven in flammatory breast carcinoma axillary lymph node metastases after primary systemic chemotherapy// Cancer.- 2006.- V.106 (5).- P.1000- 1006.
  159. Huggins C., Bergenstal D.M. Inhibition on human mammary and prostatic cancer by adren­alectomy// Canc. Res.- 1952.- V.12.- P.134-140.
  160. Hutter R. The influence of pathologic factors on breast cancer management//Cancer.- 1980.- V.46.- N4.- P.961-976.
  161. Jaiyesimi I.A., Buzdar A.U., Horto­bagyi G. Inflammatory breast cancer: a review// J Clin Oncol.- 1992.- V.10.- P.1014-1024.
  162. Kim T., Lau J., Erban J. Lack of uni­form diagnostic criteria for inflammatory breast cancer limits interpretation of treatment outcomes: a system­atic review//Clin Breast Cancer.- 2006.- V.7(5).-P.386- 395.
  163. Kleer C.G., van Golen K.L., Merajver S.D. Molecular biology of breast cancer metastasis. Inflammatory breast cancer: clinical syndrome and molecular determinants// Breast Cancer Res.- 2000.- V.2.- P.423-429.
  164. Kleer C.G., Zhang Y., Pan Q. etal. WISP3 and RhoC guanosine triphosphatase cooper­ate in the development of inflammatory breast can- cer//Breast Cancer Res.- 2004.- V.6(2).- P.110-115.
  165. Kleer C.G., Griffith K.A., Sаbel M.S. et al. RhoC-GTPase is a novel tissue biomarker associ­ated with biologically aggressive carcinomas of the breast// Breast Cancer Res Treat.- 2005.- V.93(2).- P.101-110.
  166. Kokal W.A., Hill R.L., Porudominisky et al. Inflammatory breast carcinoma: A distinct, entity// J — Surg — Oncol. -1985.-Vol.30.-P. 152-155.
  167. Kushwaha A.C., Whitman G.J., Stel­ling C.B. et al. Primary inflammatory carcinoma of the breast: retrospective review of mammographic find­ings// AJR Am J Roentgenol.- 2000.- V.174(2).- P.535-538.
  168. Lee B.J., Tannenbaum N.E. Inflam­matory carcinoma of the breast: A report of twenty eight cases from the breast clinic of the Memorial Hospital// Surg. Gynecol. Obstet.- 1924- V.39.- P.580- 595.
  169. Leitch A. Peau d’ orange in acute mammary carcinoma: its cause and diagnostic value// Lancet.- 1909.- V.1.- P.861-863.
  170. Le MG, Arriagada R., Contesso G. et.al.Dermal lymphatic emboli in inflammatory and noninflammatory breast cancer: a French-Tunisian joint study in 337 patients.// Clin Breast Cancer.-2006- V.6(5).- P. 439-445.
  171. Lerebours F., Bertheau P., Bieche I. et al. Two prognostic groups of inflammatory breast cancer have distinct genotypes// Clin Cancer Res.- 2003.- V.9.- P.4184-4189.
  172. Levine P.H., Steinhorn S.C., Ries L.G., Aron J.L. Inflammatory breast cancer: the expe­rience of the surveillance, epidemiology, and end re­sults (SEER)program//J Natl Cancer Inst.- 1985.-V.74(2).- P.291-297.
  173. Liao Z., Strom E.A., Buzdar A.U. et. al. Locoregional irradiation for inflammatory breast cancer: effectiveness of dose escalation in decreasing recurrence// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 2000.- V.47(5).-P.1191-2000.
  174. Liauw S.L., Benda R.K., Morris C.G., Mendenhall N.P. Inflammatory breast carcinoma: Out­comes with trimodality therapy for nonmetastatic dis­ease// Cancer.- 2004.- V.100(5).- P.920-928.
  175. Low J.A., Berman A.W., Steinberg S.M. et al. Long-term follow-up for locally advanced and inflammatory breast cancer patients treated with multimodality therapy// J Clin Oncol.- 2004.- V.22(20).- P.4067-4074.
  176. Lucas F.V., Perez-Mesa C. Inflamma­tory carcinoma of the breast// Cancer.- 1978.- V.41(4).- P.1595-1605.
  177. Luft R., Olivecrona H. Experiences with hypophysectomy in man// J. Neurosurg.- 1953.- V.10.- P.301-316.
  178. Malhaire J.P., Chevallier B., Barral D. et al. Inflammatory breast cancer: Neo-adjuvant chemotherapy with indesin, adramicin and cyclophos­phamide// Neo-adjuvant Chemother.- Proc. 2nd Int. Congr.- Paris 19-21 Febr.- 1988.- Paris.-1988.- P.211-214.
  179. Maloisel F., Dufour P., Bergerat J.P. et al. Results of initial doxorubicin, 5-fluorouracil and cyclophosphamide combination chemotherapy for in­flammatory carcinoma of the breast//Cancer.- 1990- V.65(4).- P.851-855.
  180. Martinez-Trufero J., de Lobera A.R., Lao J. et al. Serum markers and prognosis in locally advanced breast cancer//Tumori.- 2005.- V.91(6).- P.522-530.
  181. Marty M., Morvan F., Espie M. et al. Prognostic determinants in inflammatory breast can­cer// 14 th International cancer congress Budapest.- August 21-27.- 1986.- Abstractsss of Lectires, Sym­posia and Tree Communications .- V.1.- P.1678.
  182. Mauriac L., Vafflart J., Trojani M., Du­rand M. Les cancers du sein inflammatoires correla­tion entre anatomopathologie et dosage des re- cepteurs steroidiens// Bull Cancer. — 1983. — Vol.70. — №3. — P. 160-164.
  183. May-Levin F. Hormones et glandes mammal res// Rev. frans. endocrinol., din., nutr. et metabol. — 1976. — Vol.19. — №5. — P. 423-431.
  184. McCarthy N.J., Yang X., Linnoila I.R., et al. Microvessel density, expression of estrogen re­ceptor alpha, MIB-1, p53, and c-erbB-2 in inflammato­ry breast cancer// Clin Cancer Res.- 2002.- V.8.- P.3857-3862.
  185. McGuire W.L., Carbone P.N., Volmer
  186. P. Estrogen receptors in breast cancer// New York.-Raven Press.- 1975.- Р.232.
  187. Mendelson E.B., Bragwanani D.G., Bohm-Velez M. Imaging the breast treated by seg­mental mastectomy and irradiation. In Recent results in cancer research// Springer-Verlag Berlin Heidel­berg.- 1990.- Vol.119. — P.175-192.
  188. Mercel A.C, Sener S.F., Ragin A. et al. Prognostic studies in inflammatory breast cancer// ASCO.- Proceedings.- 1992.- V.89.- P.189.
  189. Meyer A.C., Dockeerty M.B., Harring­ton S.W. Inflammatory carcinoma of the breast// Surg Gynecol Obstet.- 1948.- V.87.- P.417-424.
  190. Miller AB, Hoogstraten B, Staquet M, Winkler A. Reporting results of cancer treatment.- Cancer.- 1981.- 47.- P. 207-214.
  191. Mogavero G.T., Fishman E.K., Kuhlman J.E. Inflammatory breast cancer: CT evalua­tion// Clin Imaging.- 1992.- V.16(3).- P.183-186.
  192. Morris D.M. Mastectomy in the man­agement of patients with inflammatory breast cancer// J. Surg. Oncol. -1983.- V.23.-N4.- P.255-258
  193. Mourali N., Tabbane F., Muenz L.R., et al. Ten-year results utilizing chemotherapy as pri­mary treatment in nonmetastatic, rapidly progressing breast cancer// Cancer Invest.- 1993.- V.11.- P.363- 370.
  194. Mustacchi G., Milani S., Saudri P. et al. Trattamento in tegrato dei tumori mammari lo­calmente avanzati// Cital. Oncol. — 1984- Vol.4.- №2.- P. 95-102.
  195. Nakhlis F., Duggan M.,. Golshan M., and Levin E. Preclinical breast MRI findings in in­flammatory breast carcinoma// ASCO Meeting Ab­stracts.- 2005.- V.23.- P.899.
  196. Nisce L.Z., Poussin-Rosillo H., Kim J.H. et al. Subtotal-skin electron-beam therapy once a week for inflammatory breast carcinoma// Radiology.-1979- V.130(2).- P.761-764.
  197. Nishimura R., et al. A case control study on risk factors involved in inflammatory breast recurrence after breast-conserving surgery// Oncolo­gy.- 1998.- 55(5). — P. 391-399.
  198. Noguchi S., Miyauchi K., Nishizawa Y., et al. Management of inflammatory carcinoma of the breast with combined modality therapy including intraarterial infusion chemotherapy as an induction therapy. Long-term follow-up results of 28 patients// Cancer.- 1988.- V.61(8).- P.1483-1491.
  199. Nussbaum H., Kagan A.R. “Manage­ment of inflammatory breast carcinoma” Breast// Dis.Breast,-1977.- V.3.- P.25-28.
  200. Palangie T., Mosseri V., Mihura J., et al. Prognostic factors in inflammatory breast cancer and therapeutic implications// Eur J Cancer.- 1994.- V.7.- P.921-927.
  201. Panades M., Olivotto I.A., Speers CH. et al. Evolving treatment strategies for inflamma­tory breast cancer: A population based survival analy­sis// J Clin Oncol.- 2005.- V.23 (9).- P.1941-1950.
  202. Paradiso A., Tommasi S., Brandi M., et al. Cell kinetics and hormonal receptor status in inflammatory breast carcinoma. Comparison with lo­cally advanced disease// Cancer.- 1989.- V.64.- P.1922-1927.
  203. Pearlman N.W., Guerra O., Fracchia A.A. Primary inoperable cancer of the breast// Surg Gynecol Obstet.- 1976.- V.143.- P.909-913.
  204. Perez C.A., Fields J.N., Fracasso P.M., et. al. Management of locally advanced carci­noma of the breast. II. Inflammatory carcinoma// Can­cer.- 1994.- V.74.- P.466-476.
  205. Pisansky TM, Schaid DJ, Loprinzi CL, et. al. Inflammatory breast cancer: integration of irra­diation, surgery, and chemotherapy.// Am J Clin On­col. 1992.- V.15.- P.376-387.
  206. Pollak E.W., Getzen L.C. Inflammato­ry carcinoma of the breast: a therapeutic approach followed by improved survival.//Am.J.Surg.-1978- V.136.- №6.- P. 722-725,
  207. Poussin-Rosillo H., Kim J.H., Kelly C., Chu F.C. Subtotal skin electron beam therapy once a week for inflammatory breast carcinoma// Radiology.-1979- V.130(3).- P.761-764.
  208. Prost S., Le M.G., Douc-Rasy S., et al. Association of c-erbB2-gene amplification with poor prognosis in non-inflammatory breast carcinomas but not in carcinomas of the inflammatory type// Int J Cancer.- 1994.- V.58.- P.763-768.
  209. Resetkova E, Gonzalez-Angulo AM, Sneige N, et al. Prognostic value of P53, MDM-2, and MUC-1 for patients with inflammatory breast carcino­ma.// Cancer.- 2004.- 101.- P.913-917.
  210. Robbins G.F., Shan J., Rosen P. et al. Inflammatory carcinoma of the breast//Surg. Clin.North.Am.-1974.- V.54.- N4.- P.801-810.
  211. Rogers C.S., Fitts W.T. Inflammatory carcinoma of the breast, a critique of therapy// Sur­gery.- 1956.- V.39.- P.367-370.
  212. Rouesse J., Friedman S., Sarrazin D. et al. Primary chemotherapy in the treatment of in­flammatory breast carcinoma: A study of 230 cases from the Institut Gustave-Roussy// J Clin Oncol.-2005- V.4.- P.1765-1771.
  213. Rouesse J., Friedman S., Mouriesse, Sarrazin D., Spielmann M. Therapeutic strategies in inflammatory breast carcinoma based on prognostic factors// Breast Cancer Res Treat.- 1990.- V.16.- P.15-22.
  214. Rousseau C., Devillers A., Sagan C., et al. Monitoring of early response to neoadjuvant chemotherapy in stage II and III breast cancer by {18F}Flourodeoxyglucose positron emission tomogra­phy// J Clin Oncol.- 2006.- V.24.- P.5366-5372.
  215. Saltzstein S.L. Clinicalli occult inflam­matory carcinoma of the breast// Cancer.- 1974.- V.34(2).- P.382-388.
  216. Sarrazin D., Le M., Mouriesse H. et al. Radiotherapeutic Studies on Breast Cancer at Villejuif//Cancer Bull. -1982.- V.34.- N.6.- P.2242-249.
  217. Sawaki M., Ito Y., Akiyama F. et al. High prevalence of Her-2/neu and p53 overexpression in inflammatory breast cancer// Breast Cancer.- 2006.- V.13(2).- P.172-178.
  218. Schwartzberg L.S., Weaver C.H., Lewkow L. et al. High-dose chemotherapy with pe­ripheral blood stem cell support for stage IIIB inflam­matory carcinoma of the breast// Bone Marrow Trans­plant.- 1999.- V.24.- P.981-987.
  219. Shao Z., Liu G., Ding J. Establishment and characterization of human inflammatory breast carcinoma neoplasm transplantation in nude mice// Zhonghu Wai Ke Za Zhi.- 2001.- V.39(10).- P.796- 798.
  220. Sherry M.M., Johnson D.H., Page D.L. et al. Inflammatory carcinoma of the breast. Clini­cal review and summary of the Vanderbilt experience with multi-modality therapy//Amer. J.med.-1985.- V.79.- N3.- P.355-364.
  221. Shirakawa K., Tsuda H., Heike Y., et al. Absence of endothelial cells, central necrosis, and fibrosis are associated with aggressive inflammatory breast cancer// Cancer Res.- 2001.- V.61.- P.445-451.
  222. Silvera D., Formenti S.C., Schneider R.J. et.al. Over-expression of initiation factor eIF4G typifies inflammatory breast cancer and is crucial for tumor growth, VEGF expression and angiogene- sis//Breast Cancer Res Treat.- 2006.- V.100(1).- P.168.
  223. Smoot R.L, Koch C.A., Degnim A.C. et.al. A single-center experience with inflammatory breast cancer, 1985-2003.// Arch Surg.- 2006.- №141.- P.567-573.
  224. Somlo G., Frankel P., Chow W., et al. Prognostic indicators and survival in patients with stage IIIB inflammatory breast carcinoma after dose- intense chemotherapy// J Clin Oncol.- 2004.- N22.- P.1839-1848.
  225. Stocks L.H., Patterson Simmons. In­flammatory carcinoma       of         the breast//Surg.Gynecol.Obstet.- 1976.- V.143.- N6.- P.885-889.
  226. Szepesi T., Stadler B. Rolle der Strah­lentherapie bei inflammatorischen Lokalrezidiven des Mammakarzinoms: erste Erfahrungen mit Kombinier­ten Radio-Chemotherapie//Strahnlentherapie. -1983.- V.59.- N12.- S.725-731.
  227. Tabei T., Sato K., Inoue K, et al. Mul- ticenter, prospective study of radiotherapy without surgery after AC followed by weekly paclitaxel for pa­tients with inflammatory breast cancer: SBCCSG-04 study// ASCO Meeting Abstracts.- 2006.- V.24.- P.10783.
  228. Tai P., Yu E., Shiels R. et al. Short- and long-term cause-specific survival of patients with inflammatory breast cancer//BMC Cancer.- 2005.- №5.- P.137.
  229. Takatsuka Y., Gofuku J., Katoh T. et al. A case of inflammatory breast cancer successfully treated with intra-arterial infusion of high-dose epirubi- cin// Gan To Kagaku Ryoho.- 1991.- V.18(8).- P.1363- 1366.
  230. Talbane F., Bahi J., Rahal K. et al. In­flammatory symptoms in breast cancer. Correlations with growth rate, clinicopathologic variables and evo- lution//Cancer.- 1989.- V.64.- P.2081-2089.
  231. Tardivon A.A., Viala J., Corvellec Rudelli A. et al. Mammographic patterns of inflamma­tory breast carcinoma: a retrospective study of 92 cases// Eur J Radiol.- 1997.- V.24(2).- V.124-130.
  232. Taylor G.W., Meltzer А. Inflammatory carcinoma of the breast//Am J Cancer.- 1938.- V.33.- P.33-49.
  233. Thomas F., Arriagada R., Spielmann M. et al. Pattern of failure in patients with inflammatory breast cancer treated by alternating radiotherapy and chemotherapy//Cancer.- 1995.- V.76(11).- P.2286- 2290.
  234. Thoms W.Jr., McNeese M.D., Fletcher G.H. et al. Multimodal treatment for inflammatory breast cancer// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 1989.- V.17(4).- P.739-745.
  235. Tomlinson J.S., Alpaugh M.L., Barsky S.H. An intact overexpressed E-cadherin/alpha,beta- catenin axis characterizes the lymphovascular emboli of inflammatory breast carcinoma// Cancer Res.-2001- V.61(13).- P.523-541.
  236. Torres Trujillo R., De la Huerta, Sanchez R., De la Garza T., Salasar J. New therapeu­tic focus in inflammatory carcinoma of the breast// Gineco — Obstet — Mex. — 1979. — Vol.45. — P. 111-126.
  237. Treurniet-Donker A.D., Hop W.S., Ho- ed-Sijtsema S. Den. Radiation treatment of stage III mammary carcinoma: a review of 129 patients// Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys.- 1980.- V.6.-N11.- P.1477- 1482.
  238. Treves N. The inoperability of inflam­matory carcinoma of the breast// Surg Gynecol Ob­stet.- 1959.- V.109.- P.240-242.
  239. Tseng M.T., Kuhns J.G., Moore D.C., Wittliff J.L. Ultastructural evaluation of inflammatory carcinoma of the breast//South. Med.J.-1980.-Vol.73.- №9.- P.1189-1193
  240. Turpin E., Bieche I., P;assa L.F. et al.Increased incidence of ERBB2 overexpression and TP53 mutation in inflammatory breast cancer// Onco­gene.- 2002.- V.21.- P.7593-7597,
  241. Tursz T., Spielmann M., Chevalier T. Et al. Prognostic factors in 332 inflammatory breast cancer patients. A 20 year experience at the institut Gustave-Roussy// ASCO, Proseedings, V.10.- P.1991.
  242. Ueno N.T., Buzdar A.U., Singletary S.E., et al. Combined-modality treatment of inflamma­tory breast carcinoma: twenty years of experience at M.D. Anderson Cancer Center// Cancer Chemother Pharmacol.- 1997.- V.40.- P.321-329.
  243. Vaeth J.M., Clark J.C., Green J.P. Radiotherapeutic management of locally advanced carcinoma of the breast// Cancer.-1972.- V.1.- P.107.
  244. Vaeth J.M. Inflammatory carcinoma of the breast// Handb. Med. Radiol. Bd. 19, T. 2, Berlin e.a.-1982.- P.441-447.
  245. Van den Eynden G.G., Van der Au- wera I., Van Laere S. et al.: Validation of a tissue mi­croarray to study differential protein expression in in­flammatory and non-inflammatory breast cancer// Breast Cancer Res Treat.- 2004.- V.85.- P.13-22.
  246. Van der Auwera I., Benoy I., Elst H. et al. Quantitative study of the angiogenic profile of in­flammatory and noninflammatory breast cancer using real-time RT-PCR (abstract)// Breast Cancer Res Treat.- 2003.- V.82.- P.135.
  247. Van der Auwera I., Van Laere S.J., Van den Eynden G.G. et.al. Increased angiogenesis and lymphangiogenesis in inflammatory versus nonin­flammatory breast cancer by real-time reverse tran- scriptase-PCR gene expression quantification// Clin Cancer Res.- 2004.- V.23 (10).- P.7965-7971.
  248. Van der Auwera I., Van den Eynden G.G., Colpaert C.G. et al. Tumor lymphangiogenesis in inflammatory breast carcinoma: a histomorphomet- ric study// Clin Cancer Res.- 2005.- V.11 (21).- P.7637- 7642.
  249. Van Golen K.L., Davies S., Wu Z.F., Wang Y. et.al. A novel putative low-affinity insulin-like growth factor-binding protein, LIBC (lost in inflamma­tory breast cancer), and RhoC GTPase correlate with the inflammatory breast cancer phenotype// Clin Can­cer Res.- 1999.- V.5.-P.2511-2519.
  250. Van Golen K.L., Wu Z.F., Qiao X.T. et al. RhoC GTPase, a novel transforming oncogene for human mammary epithelial cells that partially reca­pitulates the inflammatory breast cancer phenotype// Cancer Res.- 2000.- 60.- P.5832-5838.
  251. Van Laere S., Van der Auwera I., Van den Eynden G et al. Distinct molecular signature of inflammatory breast cancer by cDNA microarray anal­ysis// Breast Cancer Res Treat.- 2005.- V.93.- P.237- 246.
  252. Vanlemmens L., Desauw C., Bel- kacemi Y. et al. Inflammatory breast cancer (IBC): A retrospective analysis of 239 patients treated in a sin­gle institution// ASCO Meeting Abstracts.- 2005.- V.23.- P.763.
  253. Veyret C., Levy C., Chollet P et al. In­flammatory breast cancer outcome with epirubicin- based induction and maintenance chemotherapy: ten- year results from the French Adjuvant Study Group GETIS 02 Trial// Cancer.- 2006.- V.107(11).- P.2535- 2544.
  254. Wagnerova M., Andrasina I., Sokol L. et. al. Efficacy, tolerance and immunohistological analysis (IHA) in the group of 52 patients in inflamma­tory stage IIIB breast cancer (IBC) treated with F-FEC regimen// ASCO Meeting Abstracts.- 2005.- V.23.- P.840.
  255. Wang C.C., Griscom M.T. Inflammato­ry carcinoma of the breast: results following ortho­voltage and super voltage radiation therapy// Clin Ra­diol.- 1964.- V.15.- V.168-174.
  256. Wang C.C. Management of inflamma­tory carcinoma of the breast// Int J Radiat Oncol Biol Phys.- 1978.- V.4(7-8).- P.709-710.
  257. Wilke D., Colwell B., Dewar R. In­flammatory breast carcinoma: comparison of survival of those diagnosed clinically, pathologically, or with both features// Am Surg.- 1998.- V.64(5).- P.428-431.
  258. Wingo P.A., Patricia M.J., Young J.L., Gargiullo P. Population-based statistics for woman diagnosed with inflammatory breast cancer (United States)// Cancer Causes and Control.- 2004. — N15.- P.321-328.
  259. Yang W.T., Le-Petross H.T., Macapin- lac H. et al. Inflammatory breast cancer: PET/CT, MRI, mammography, and sonography findings// Breast Cancer Res Treat.- 2007. Electronic online version.
  260. Yasumura K., Ogawa K., Ishikawa H., et al. Inflammatory Carcinoma of the Breast: Charac­teristic Findings of MR Imaging//Breast Cancer.— V.4(3).- P.161-169.
  261. Zylberberg B., Salat-Baroux J., Ravina J.H. et al. Initial chemoimmunotherapy in in­flammatory carcinoma of the breast// Cancer.- 1982.- V.49(8).- P.1537-43.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook