Интервью специалиста Онкология

Онколог о рисках развития и профилактике рака. ЧАСТЬ-2

На фото Илья Фоминцев

Нужно ли мне вообще раз в жизни прийти к онкологу? Бывает ли на самом деле наследственная предрасположенность вообще к онкологическим заболеваниям? С какого возраста нужно проверяться на рак легкого?…

На вопросы отвечает исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев.

 

 

Нужно ли мне раз в жизни прийти к онкологу или семейному врачу и спросить его про свои риски?

— Почему раз в жизни? Вот вы жили-жили, ничего про свои риски не знали, а потом взял и заболел ваш кровный родственник. Это может произойти не раз и не два. Поэтому нужно ежегодно делать такой обзор своей жизни и смотреть, что вообще произошло за это время. Очень может оказаться, что кто-то заболел, кроме того, неизбежно меняется возраст, появляются или исчезают какие-то другие факторы риска.

Мы потому и рекомендуем проходить бесплатный тест в нашей системе SCREEN ежегодно. Он показывает, какова лично ваша вероятность заболеть каким-то видом рака: раком шейки матки, раком молочной железы, легкого, простаты, желудка, кожи и колоректальным раком.

Если вероятность низкая, это означает, что риск осложнений от скрининга выше, чем вероятность рака, и вам ничего не нужно — не надо лишнего медицинского вмешательства, врачи могут крепко испортить вам жизнь, мы такие. Но низкий риск — это не гарантия, что рак не возникнет. Если появились тревожные симптомы, надо идти к онкологам вне зависимости от рисков.

Если по результатам теста риск окажется средним или тем более высоким, это означает, что вероятность развития рака превышает возможный вред от медицинского вмешательства, и вот тогда надо предпринимать действия. В западных странах вас по всем этим вопросам должен проконсультировать семейный врач, но у нас таких специалистов мало.

Если ваши результаты дают подозрение на наследственный синдром, вам должны рекомендовать консультацию онкогенетика, который скажет, что вам делать дальше. Это отдельная область знаний, которая требует постоянного рытья в литературе и участия в конференциях. Для направления к онкогенетику есть более-менее четкие показания. По молочной железе и яичникам мы их отразили в тесте наиболее полно. Но мы будем тест улучшать и вводить в него другие наследственные синдромы (повышение рисков развития некоторых видов рака из-за генетических особенностей. — Прим. ред.). Сейчас там пока только HBOC syndrome (наследственный синдром рака молочной железы и яичников, hereditary breast and ovarian cancer syndrome. — Прим. ред.).

 

Бывает ли наследственная предрасположенность вообще к онкологическим заболеваниям?

— Существуют известные наследственные синдромы, и они вполне диагностируемы при помощи генетического тестирования и секвенирования генов. Кроме того, надо сказать, что мы не все еще знаем о генах, которые кодируют предрасположенность к раку, и поэтому иногда бывает такая ситуация: есть много родственников с онкологическими заболеваниями, но нет ни одного определяемого генетического синдрома. В таком случае можно говорить о повышенной вероятности рака только умозрительно, исходя из статистических данных и не опираясь на данные лабораторные.

Вообще, всегда существует некий базовый риск заболеть раком у любого человека. От этого уровня отсчитываются относительные риски при наличии различных факторов. Фактически базовый риск означает ту неизвестную нам пока область знаний о раке плюс некие случайности, которые могут произойти с каждым.

 

Для риска развития колоректального рака (рака толстой и прямой кишки) точно важна наследственность. Как это влияет на скрининг?

— Если у кого-то из ваших родственников был колоректальный рак, то, по рекомендациям Американского онкологического общества, нужно начинать скрининг с 40 лет или за 10 лет до того возраста, в котором у родственника обнаружили это заболевание. Колоноскопию нужно делать каждые 5 лет. Если риск средний, то европейские нормы таковы, что не надо делать колоноскопию просто так с какого-то возраста. В этом случае для нас актуальны европейские рекомендации, а не американские, потому что у нас нет нужного количества квалифицированных колоноскопистов. И делать это исследование надо только в тех местах, где по-настоящему умеют, и только тем людям, которым показано. Поэтому я за двухэтапный скрининг колоректального рака в группах среднего риска. Это отбор через количественный анализ кала на скрытую кровь. Есть качественные тесты: они только отвечают на вопрос «Есть в кале кровь или нет?» и не говорят сколько. А для скрининга колоректального рака нужен количественный тест, который показывает, сколько крови в кале. И по этим показателям уже можно отбирать людей на скрининг.

 

А на скрининг рака простаты тоже ведь нужен отбор?

— Да. В первую очередь это мужчины старше 55 лет, так как те, кто моложе, имеют очень низкий риск. В нашем тесте мы опираемся на рекомендации SWOP (нидерландского Фонда исследования рака простаты, Stichting wetenschappelijk onderzoek prostaatkanker. — Прим. ред.). Мужчинам старше 55 лет мы в тесте задаем вопросы по дизурии (нарушению мочеиспускания). Если есть соответствующие признаки, мы отправляем человека на консультацию к урологу для решения вопроса о диагностике рака простаты. Врач назначит анализ на ПСА, проведет пальцевое исследование, сделает ТрУЗИ (трансректальное ультразвуковое исследование. — Прим. ред.). Если есть рак, сделают биопсию. И врач решит, что вероятнее: умрет человек от рака или от чего-то другого, надо ли лечить.

 

Кстати, в некоторых рекомендациях можно встретить: скрининг проводится до тех пор, пока ожидаемая продолжительность жизни не составит менее скольки-то лет. Зачем это нужно и как рассчитывается?

— Этот показатель учитывается при скрининге рака легкого и раке простаты. А вот маммографию во многих рекомендациях сейчас советуют делать до упора, пока ходишь. Дело в том, что хирургия рака молочной железы стала совсем малоинвазивной (с минимальным вмешательством. — Прим. ред.) и убрать опухоль больших проблем не составляет даже у 90-летнего человека. Если хирургия сложна, как при раке простаты или раке легкого, там не имеет смысла проверяться до конца своих дней, с определенного момента даже если вы и выявите рак, делать с ним что-либо опаснее, чем не делать. Тогда рассчитывается ожидаемая продолжительность жизни. Ее можно посчитать по группам риска. Или просто взять статистику: при таком наборе заболеваний по статистике человек может прожить еще лет пять от силы. Тогда надо ли его лечить от рака, который станет серьезно ему мешать лет через 5–6? В России такой статистики нет, но есть мировая.

 

С какого возраста нужно проверяться на рак легкого?

— Важен не только возраст. Около 90 процентов всех заболевших раком легких принадлежит к группе наивысшего риска по этому заболеванию. Очень несложно понять, принадлежите ли вы к этой группе или нет. Должно быть сочетание трех признаков: вам 50 лет или больше, вы курите сейчас или бросили курить менее 15 лет назад, ваш стаж курения составляет 30 и более пачко-лет (это считается так: умножаете количество лет курения на количество пачек сигарет, которые вы выкуриваете за день). Если у вас действительно присутствуют все три признака наивысшей группы риска, значит, рак легких у вас или уже есть (но пока никак не проявляется), или с высокой вероятностью разовьется в ближайшее время. Что тогда делать? Во-первых, бросить курить. Через 15 лет, если рак за это время не возникнет, риск у вас будет почти такой же, как в популяции некурящих. Во-вторых, делать ежегодно низкодозную КТ легких. Это снизит вероятность смерти от рака легких примерно на 30 процентов, а если одновременно откажетесь от курения, то и больше чем на 30 процентов.

 

Продолжение следует…

 

Также предлагаем ознакомиться с материалом: Онколог о рисках развития и профилактике рака. ЧАСТЬ-1

 

 

По материалам daily.afisha.ru

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook