Вопросы психологии Другие специальности На приеме у врача

Применение нейролептиков в психиатрии. Часть I

Врач-психиатр Максим Малявин рассказывает про историю открытия лекарства, которое можно считать хлебом психиатрии.

Если отбросить романтику и громкие слова, то психиатра можно сравнить (отдалённо, конечно, коллеги, не надо швырять в меня томиками Снежневского, Карвасарского и Машковского) с сантехником. Да-да, тем самым сантехником, который пришёл со своим волшебным чемоданчиком поколдовать над расширительным баком у вас на чердаке, чтобы из-под крыши не капало.

Вот и у нас тоже есть свой волшебный чемоданчик. Правда, на снадобьях, что в нём лежат, не написано «от дури», «от склероза», «от стервоза» и «от инволюционного психоза», но в целом что-то схожее предполагается. К сожалению, не достигли мы ещё таких высот и дзена, чтобы действовать непосредственно на причину большинства психических заболеваний. Да и мало кто в других отраслях достиг. Это инфекционистам хорошо, у них навык микрокиллеров более-менее отточен. А нам приходится бить в основном по хвостам. Точнее, по симптомам. Но и то хлеб.

Поэтому я попытаюсь дать самое общее представление о том, какой нейролептик зачем используется и назначается. Специально подчеркну, что этот опус ни в коем случае не претендует ни на глубину, ни на научность. Хотя интерну или начинающему психиатру вполне может пригодиться. Да и просто для повышения общеобразовательного уровня пойдёт. Традиционно напоминаю: не пытайтесь использовать полученный груз знаний на практике, если вы не психиатр. То, что будет озвучено — лишь верхушка айсберга, его подводной части хватит на целый караван «Титаников»! Итак, начнём.

Галоперидол

В ходу с 1957 года. Широко применяется до сих пор. Наиболее избирательно действует на галлюцинации — что на зрительные, что на слуховые, да и на другие их виды тоже. Причём вне зависимости от того, чем эти галлюцинации вызваны — алкогольным делирием, очередным (или первым) обострением шизофрении, галлюцинозом при органическом поражении головного мозга, при деменции ли — неважно. Надо позакрывать окна и позатыкать розетки в потустороннее — галоперидол закроет. Поэтому его можно принять за некий стандарт, эталон в том, что касается действия на галлюцинации.

Кроме того, галоперидолом пользуются, если надо урезонить пациента в маниакальном состоянии. Дзен обретается жёсткий, но вполне конкретный. Если под рукою больше ничего нет, галоперидолом в больших дозах можно перебивать психомоторное возбуждение. Здесь интересная закономерность: в большой дозе он пришибает, в малой — наоборот, активирует (иногда даже растормаживает, что надо учитывать, подбирая лечение). Галоперидол в микродозах порою применяют для лечения нервных тиков, хореи, синдрома Жиля де ла Туретта, истерических и ипохондрических неврозов.

Стоит, однако, помнить, что препарат довольно жёсткий, и из всех других лекарств этого ряда он чаще и сильнее (за исключением трёх-четырёх представителей) даёт нейролептический синдром.

Трифтазин

Он же стелазин. Или трифлуоперазин, если пользоваться международным непатентованным названием. Если галоперидол можно назвать стандартом в борьбе с галлюцинациями, то трифтазин — такой же стандарт в крушении бредовых систем. Да, есть у него и противогаллюцинаторный эффект — но далеко не столь внушительный, как в отношении бреда. Мировая закулиса, гадские соседи, ятские родственники, гомицидно ориентированное правительство и даже ZOG — все сразу становятся белыми и пушистыми. Не путать с незаметным подкрадуном.

На самом деле, конечно же, бред далеко не всегда вот так вот легко уступает свои мировоззренческие позиции, но тем не менее. Более избирательное в этом отношении лекарство в прошлом веке (как звучит, а!) надо было ещё поискать.

В малых дозах трифтазин неплохо действует на навязчивые мысли и действия, поэтому его нередко применяют при лечении обсессивно-компульсивного расстройства — но, повторюсь, в небольших дозах. Помните, что капля никотина делает с лошадью? Так вот хомячка она вообще рвёт на части! Поскольку нейролептический синдром он тоже может вызывать — пусть несколько реже и слабее, нежели галоперидол, но тоже мало приятного.

Есть у трифтазина и противорвотный эффект. И даже в 20 раз сильнее, чем у аминазина. Но я что-то не видел ни разу, чтобы его давали тем, кого укачивает в самолёте или автомобиле. Даже по четвертинке таблетки.

Тизерцин

Или, как его называют в непатентованном международье — левомепромазин. Как и аминазин, не обладает особо выдающимся действием ни на бред, ни на галлюцинации. Зато хорошо тормозит. Прямо как стоп-кран для бронепоезда. А заодно и успокаивает. Правда, этот узбагоин не стоит принимать тому, кто просто слегка переволновался, глядючи новости по телевизору. Ибо срубит так, что потом ещё несколько дней раскачиваться придётся. Нет, эта штука для тех, кто ажитирован не по-детски. Или тревожен, но настолько, что ни один транквилизатор толком не берёт. Нет, для панических атак он тоже слишком крупнокалиберный.

Поэтому применяется тизерцин именно при тех психозах, которые здесь и сейчас протекают с хорошим таким психомоторным возбуждением, мощной тревогой и сильным страхом. Кроме того, его можно применять, когда тревога и переживания мешают такому пациенту уснуть. То есть, собственно снотворного эффекта (между прочим, как и у феназепама) у этого лекарства нет, но онздорово облегчит засыпание такому пациенту, снизив тревогу, успокоив и вызвав торможение.

Нейролептический синдром это лекарство даёт реже и послабее, чем, скажем галоперидол или аминазин, но при этом сильнее снижает артериальное давление, что тоже следует учитывать.

Вскоре я продолжу знакомить вас с другими нейролептиками и рассказывать о том, зачем они нужны.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook