Есть мнение На заметку Статьи

Н. Лелюх: Гинекология — рай для коммерческих диагнозов, мне часто приходится разгребать их последствия

Гипердиагностика особенно процветает в педиатрии, где легко можно манипулировать страхами родителей, а также в не слишком развитых у нас отраслях, в частности, — аллергологии и иммунологии.

Известные медики, взявшие на себя роль просветителей, давно говорят о проблеме гипердиагностики — то есть, о постановке опасного диагноза без достаточных на то оснований.

Каковы же причины этого явления, какое влияние оно оказывает на отрасль и как его можно преодолеть. Мнением делится врач-гинеколог, основатель «Женского клуба»  и общественный активист Наталья Лелюх.

Корень зла – в отсталости медобразования и устаревшей структуре здравоохранения

Избыточные диагнозы можно разделить на две большие группы.

Первая — коммерческие диагнозы, которые пишутся в расчете на то, что пациент потратит деньги на «лечение». Вторая группа — просто неверные диагнозы, поставленные без корыстного умысла — от недостаточности знаний, от слепого следования устаревшим традициям, от профессионального выгорания врача, который уже не стремится докопаться до истины и потому решает на всякий случай перестраховаться, — говорит столичный врач-гинеколог, основатель «Женского клуба» и общественный активист Наталия Лелюх.

В ее сфере вопрос гипердиагностики стоит очень остро.

Гинекология — рай для коммерческих диагнозов, мне часто приходится разгребать их последствия. Ведь «обнаружение» страшной болезни тянет за собой и полипрагмазию — в итоге пациентка и напугана, и обобрана, и не вылечена, а нередко — еще и получила дополнительные проблемы со здоровьем из-за ненужных назначений. Я давно и открыто говорю об этой проблеме, провожу публичные ликбезы для пациентов, за что некоторые коллеги по цеху меня не очень-то любят, — рассказывает Лелюх.

По ее словам, гипердиагностика имеет место во многих сферах, но особенно она процветает в педиатрии, где легко можно манипулировать страхами родителей, а также в не слишком развитых у нас отраслях, в частности, — аллергологии и иммунологии.

Читайте также «Гипердиагностика: Что думают врачи?»

Помимо стремления врача пропустить пациента через множество дорогостоящих обследований и назначить ему побольше препаратов и манипуляций — вплоть до оперативных вмешательств, у гипердиагностики есть и другая причина — отнюдь не стяжательская, но от того не менее губительная. И эта причина уходит корнями как в далекое прошлое, когда советская медицинская наука была изолирована от мировой, так и в недавнее прошлое — когда уже в независимой Украине не было ни средств в казне, ни желания властей менять медицину, ориентируясь на образцы ведущих стран.

Мы отстали от цивилизованного мира. В наших вузах студентов по-прежнему учат ставить несуществующие диагнозы и назначать препараты, эффективность которых не доказана. А медицинские протоколы, утверждаемые Минздравом, мало того, что не всегда соответствуют современным представлениям и достижениям медицинской науки, но еще и настолько расплывчаты, что дают большой простор для творчества врача. Если врач дорожит репутацией — и своей, и клиники, где он работает, в конце концов, если он видит в своей профессии не средство обогащения, а определенную миссию — миссию сохранять и возвращать людям здоровье, то он этот простор будет использовать во благо пациента. Если же нет — будут появляться неизвестные ВОЗу диагнозы, направления на обследование с ног до головы и списки назначений по 10-15 препаратов. При этом вполне понятное отсутствие результатов такого «лечения» может заставить человека отвернуться не только от конкретного врача, но и от официальной медицины в целом. Поэтому противодействие гипердиагностике должно быть делом чести врачей, — говорит Наталия Лелюх.

Гипердиагностику победит страховая медицина

Несмотря на жалобы медиков на бюрократию, на необходимость вести массу документации, у врача достаточно большое поле для маневра в принятии решений. В большинстве случаев врач является первой и последней инстанцией, с которой имеет дело пациент.

Пока у нас финансовые отношения официально или неофициально строятся по схеме «пациент — врач» или «пациент — клиника», гипердиагностика будет непобедима. На системном уровне есть лишь одно надежное средство – страховая медицина, при которой отношения строятся по схеме «страховая компания — клиника — юрист пациента». Плюс к этому необходимы вменяемые протоколы и современное образование. Когда я вижу рекомендации дипломированных медиков в качестве средства от анемии съедать яблоко, в которое были воткнуты гвозди, то понимаю, что с медобразованием дела у нас обстоят гораздо хуже, чем может показаться. Конечно, пациенты за добросовестного врача «голосуют ногами», но у нас еще достаточно людей, привыкших слепо доверять назначениям, не желающих ни в чем разбираться или попросту перекладывающих ответственность за свое здоровье на врача. С такими людьми гипердиагностика проходит беспрепятственно, — рассказывает Наталия Лелюх.

Впрочем, не все врачи считают гипердиагностику однозначным злом. В тех сферах, где при недостаточности обследования на кону может стоять жизнь пациента, в ней не видят больших угроз. Конечно, если речь идет не об окончательном, а о предварительном диагнозе.

Анастасия Сиверко

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook