Говорят врачи

Как живется врачу на оккупированных территориях Украины? Исповедь хирурга

На территории временно оккупированных территорий Украины многие сферы привычной жизни поменялись. Это не могло не отразиться и на медицинском обслуживании.

Мы взяли интервью у врача, который попросил не называть своего имени и даже города, в котором он работает. Говорит, что многие люди находятся в страхе и бояться высказывать свое мнение о происходящих событиях, высказывание своего недовольства режимом может привести к тяжелым последствиям. Врач работает хирургом  в общехирургическом стационаре и ведет поликлинический прием.

Один из самых волнующих вопросов, это хватает ли денег на жизнь врачу и сколько она сейчас стоит в оккупации?

— Да хватает, сейчас живу один, много не трачу. Отправил семью на неоккупированные территории. Раньше жил в соседнем городе, каждый день ездил на работу, теперь мне это не нужно. Арендую квартиру в центре города, в котором работаю. Евроремонт, три комнаты, современная мебель и техника. Плачу только за коммунальные услуги, которые стали даже меньше, чем были при украинской власти. Хозяева квартиры уехали и они рады, что я присматриваю за квартирой. Жена тоже работала врачом в стационаре, но рядом с домом. С началом войны  многие врачи уехали, у нее был очень быстрый карьерный рост. Стала заведующей отделением,  через месяц заместителем главного врача, однако зарплату на тот момент не платили. В 2014 году были частые обстрелы, я настоял на ее переезде в неоккупированную часть Донецкой области, подальше от линии фронта. Так спокойнее и безопасней и для нее, и для ребенка. Кроме того, я не хочу, чтобы ребенок ходил в школу ДНР, я прививаю своему ребенку любовь к Украине.

Зарплату сейчас платят регулярно, она такая же, как и была в Украине, платят российскими рублями. Оплату в стационаре подняли, в поликлинике осталась прежней. Месяц назад в стационаре была проверка КРУ, они посчитали, что врачи перерабатывают и не могут работать больше, чем на ставку. Выписали штрафы, у меня хотели забрать зарплату за 6 месяцев. Я сейчас без семьи, много свободного времени и  работаю больше, чем на ставку. Врачей у нас не хватает, и все рады, когда часто ходят на дежурства, я и ходил, теперь у меня могут забрать деньги, которые заработал за полгода. Главврач пообещал разобраться с этой ситуацией, ему тоже ведь интересно, чтобы в больнице было кому работать. Уже месяц прошел, вроде бы успокоилось.

Тарифы на свои услуги я никогда не ставил. Пациенты благодарят меня, если посчитают нужным. Количество пациентов резко снизилось, и не так за счет того, что много людей уехало, на улицах и рынках много народа. Люди боятся приходить в больницу, так как у них нет денег на лекарства. Очень тяжело было в 2014 году, пол года я не получал ни зарплаты, ни благодарности от пациентов. Первые деньги, которые я получил в народной республике, были 100 рублей от «народного» полицейского. Он служил в украинской милиции, защищал украинский закон, затем перешел в полицию ДНР. Вероятно, успешно защищает новые законы. До этого я рублей и не видел. Сейчас все в рублях, но их легко можно обменять на гривны, евро и доллары.

Часто бываю в Украине, езжу к семье. Хочу, чтобы ДНР закончилась поскорее и мы с женой жили вместе. Очень скучаю за ребенком. Цены на продукты почти одинаковые, у нас дешевле спиртное и бакалея, но в разы дороже мясо-рыба-курица. Покупаю себе животные продукты и везу их через блок-посты. На переезд через блок-посты уходит от 3 до 24 часов, но мне приходится это терпеть. Летом я даже для переезда через блок-посты одевал майку желто-синего цвета. Очень радуешься, как ребенок, флагам Украины, когда попадаешь на улицы свободного города. И возвращаться назад на работу очень не хочется.

Молокопродукты в ДНР ужасного качества, продают российское и белорусское, и то и другое есть невозможно. Несколько раз покупал сыр – отдал собакам, больше не покупаю. Каждый раз везу продукты из свободного города к себе в «инородную республику».

А что с лекарствами?

Сейчас не возникает никаких проблем, есть украинские, индийские, европейские и много российских. В аптеках больше всего российских лекарств, европейские по очень высоким ценам. К российским лекарствам у меня есть некоторое недоверие. Не может нормальный безопасный и эффективный флакон левофлоксацина  стоить как буханка хлеба. Я такое не назначаю, сомневаюсь в них. Таблетки российские вполне приемлемы, дешевыми антибиотиками не пользуюсь. Препараты для проведения наркоза у нас были и есть всегда.

Как проводятся курсы повышения квалификации врачей и что стало с Донецким Медицинским Университетом?

Курсы проходят точно также как и раньше при украинской власти, я на них  не ходил не тогда, не сейчас. Съездил, записался на ПАЦ, затем отвез туда деньги. Выдали сертификат на обычной бумаге, распечатанный на черно-белом принтере, с гербами и печатями ДНР. С таким сертификатом, скорее всего, нельзя работать даже в «братской» республике ЛНР. Про мединститут знаю, что он разделился, одна часть преподавателей переехали в Краматорск и работают в Украине, другая часть осталась в Донецке. Дипломы из Донецка, вероятно, такие же, как и мой сертификат.

Вас, как врача-хирурга, не призывают в «ополчение»?

Нет, призывов не было. Постоянно муссируются слухи о мобилизации, но ее не проводят. Справляются своими силами. Если призовут, у меня начнется острейший приступ сколиоза отягченный плоскостопием, провоцирующим эпилептические припадки энуреза. Агитируют идти добровольно, для многих в моем городе это единственный возможный заработок. Мой коллега пошел в армию ДНР врачом, пропал без вести.

Как живется среди пропаганды?

Телевизор я не включаю, накрыл его, как бабушки в селе рушником. Вышитым рушником, смотрю новости и фильмы в интернете. Украина, если бы было желание властей, легко могла бы транслировать свои каналы в телеэфире, но этого нет с телевиденьем. Зато принимает радио, я настроил у себя в кабинете Радио 24, каждые 15 минут мои пациенты слушают украинские новости. Большинство людей вокруг меня получают все новости по ТВ, транслируют как местные, так и российские каналы. Какие настроения в городе, я не могу судить, и понимаю, что есть как сторонники, так и противники республики. Те, кто громче всех кричит, сторонники России. Есть и влияние образования – врачи, поддерживают Украину, медсестры ДНР. Но об этом стараемся не говорить, высказывать проукраинские взгляды опасно. Могут обвинить в шпионаже или в диверсии. Пропаганда не тяжела для меня, мне тяжело жить в оккупации, я с нетерпением жду возвращения Украины и моей прежней жизни с семьей.

Почему вы не уезжаете к семье на территорию Украины?

Революции 2004 и 2014 годов ничего не изменили в жизни нашего государства. Коррупция сжирает Украину изнутри как рак, ее метастазы повсюду.  Для того чтобы устроится хирургом в стационар, нужно заплатить очень большие деньги или иметь связи, у меня нет такой суммы и нет знакомых, которые бы помогли мне устроится врачом. Кроме того, у меня есть статус хорошего врача, мои пациенты рекомендуют меня, если я перееду, все придется начинать заново с чистого листа.

И еще я живу надеждой, что нас освободят, и мы будем отмечать День Победы над российскими оккупантами и их пособниками.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook