Говорят врачи

Идея была красивая: «Ближе к народу!» А что по факту?

За 6 месяцев не обучить всему – ни нормальному ведению беременности, ни офтальмологии – ничему

Когда обсуждался вопрос перехода на модель семейной медицины, то идею озвучивали красивую: «Ближе к народу!».

В итоге где-то подробили, где-то объединили, создали неразбериху и качество оказания медицинской помощи упало. Да не спорьте – упало!

Раньше была детская поликлиника, взрослая поликлиника, женская консультация.

Теперь врач-терапевт сидит вместе с детским врачом, с педиатром, с гинекологом.

Ближе к народу? Вроде да.

Но есть нюанс: когда взрослые врачи  и «детство» были разделены, у каждого были свои потоки. Инфекция взрослая не передавалась детям, детскими инфекциями практически никто никогда не болел из взрослых.

А теперь рядом с ребенком, у которого краснуха, в очереди сидит беременная, которая не переболела в детстве. Она заболевает, и долгожданный ребенок рождается либо уродом, либо вообще прерывается беременность.

Таким образом, произошло смешение инфекций, смешение потоков. Раньше это все разобщалось по разным зданиям, чтобы больные даже не соприкасались. У нас профилактическая работа, предупреждение инфекций – уже все загублено.

Два в одном – это значит и ни один, и не второй

Были отдельно педиатры и были терапевты. Теперь стали семейные врачи. Если в некоторых амбулаториях договоренности остались, что есть семейный врач, который ведет только детей, а есть семейный врач, который ведет только взрослых, то в других поступили иначе. Изначально объединили взрослых и детей с 6 лет, а потом резко перевели с периода новорожденных.

Да, врачей отправили на курсы, начали переучивать. Но человек, который прошел эти курсы – он все равно боится. Он боится детей, он их не знает. Потому как теория – это одно, а практика – совсем иное.

Или то же педиатр стал семейником,  и он боится взрослых, боится что-то пропустить, что-то недооценить.

Взять педиатра с огромным стажем и опытом работы с детьми – меня, к примеру, и послать взрослых принимать… Я там половины не пойму, потому что я этого уже не помню, и мы учили не в том объеме, как учили терапевты.

А те же семейник боятся детей. У меня недавно случай был. Смотрела ребенка —  ну слегка покашливает, ну насморк у ребенка (4 месяца). Его до меня семейник слушал, услышал хрипы – все, в стационар. Я слушаю – там проводные из носа. То есть вот тебе пример — слушал педиатр и слушал семейник. Это разный опыт, разные пациенты, разные подходы.

За 6 месяцев не обучить всему – ни нормальному ведению беременности, ни офтальмологии – ничему. Как были узкие специалисты, так оно и должно было остаться. Может быть, меньшее количество. Но все вот так на корню рубить – это абсурд!

Вот почему происходит то гиподиагностика, то гипердиагностика.

Профилактика зарублена на корню

Как раньше было? Приходили врачи в детские садики, в школы приходили, выявляли. Сейчас ввели справки –мамы должны с ребенком перед школой пройти диспансеризацию. А врачей нет, начинают искать, бегать – в результате имеем толпы народа. Какая, опять-таки, нагрузка на доктора. Профилактический осмотр плюс лечебный осмотр.

Да и, по большому счету, все мы знаем, как получается большая часть таких справок.

А раньше  как было? Сняли доктора с приема на две недели, он пришел в школу, пересмотрел всех и написал бумажки. А дальше передали родителю и родитель уже идет, если его это интересует, и делает, то, что сказал доктор. А если не интересует – то не сделает, но это уже на совести родителей.

Мы теряем врачей

Я не слышу от врачей за столько лет реорганизации ничего хорошего. Но врачи молчат, тянут эту лямку – им просто жаль пациентов. Остались только те, кто врач в душе…остальные уже поуходили. Сейчас медицина в нашем городе держится на среднем возрасте (или вообще пожилом). Молодых очень и очень мало. Очень мало! Если даже молодежь хочет в медицину, то приходит, видит вот это все – эту огромнейшую нагрузку, бумажную волокиту – все бросают и уходят.

Даже те, кто до корней волос врачи, которые хотят помогать, которые все это тянут на себе, и то срываются – «как меня это задолбало, я уйду!». И уходят. Куда? Либо в частный центр, либо в медпредставители (хотя их уже переизбыток), либо просто бросают медицину, либо уезжают за границу. Массу людей знаю, которые уехали и работают там – и сестрами, и врачами. Здесь работать сложно, тяжело.

Ради этого начата реформа?

Бобкова Нина Митрофановна,
врач- педиатр,
ординатор, 2 ДГКБ г. Днепра.

Интервью подготовил Д.Тарасюк

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

1 Комментарий

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти
  • А дома дети от взрослых болеют отдельно, их вообще локализуют в «отдельный бокс». Главная проблема не в болезнях детей и взрослых, а здоровых и больных. Вот где нужно разделять потоки.
    А не желание отдельных врачей уважать семейного врача, пренебрегать его практикой — это не колегиально. И огульно о всех семейных врачах и о их профессионализме — это тоже самое, что говорить: «Одна нация хуже другой». Врач если хочет- научится, а если еще и мотивирован финансово то даже с удовольствием. Ключ к мастерству — ЖЕЛАНИЕ.

Мы на Facebook