Эндокринология

Нарушение полового развития: преждевременное половое развитие и задержка полового развития.

Нарушение полового развития: преждевременное половое развитие и задержка полового развития. Классификация преждевременного полового развития. Диагностика.

Нарушение полового развития  включает преждевременное половое развитие и задержку полового развития.

Преждевременное  половое развитие (ППР) это появление  всех или некоторых вторичных половых признаков (а в некоторых случаях и менархе)  у девочек младше  8  лет.В  настоящее  время  принято  выделять две  большие  группы заболеваний,  сопровождающихся  синдромом  ППР.  Первая  группа  включает  заболевания,  обусловленные  преждевременной   активацией гипоталамо-гипофизарной  системы и повышенной  секрецией гонадотропных гормонов, стимулирующих деятельность  гонад. Эти заболевания  объединяются  термином «истинное ППР». Вторая группа заболеваний возникает  вследствие  воздействия  на организм  большого количества половых гормонов  из-за первичного  поражения  (чаще опухолевого)  половых желез  и надпочечников. Гипоталамо-гипофизарная система при этом остается интактной. Заболевания  этой группы называются ложным ППР (Жуковский М.А. и соавт., 1989).

Кроме  того, выделяют  неполные  формы  ППР,  когда имеется преимущественное  развитие  лишь какоголибо одного вторичного  полового признака  (полового оволосения, молочных желез или менструации).

Классификация преждевременного полового  развития  (ли п., 1999)

I. Истинное преждевременное половое развитие.

1. Идиопатическое  (связанное  с преждевременной импульсной секрецией гонадолиберина).

2. Заболевания  ЦНС, приводящие  к гиперсекреции гонадолиберина  или гонадотропных гормонов или к нарушениям регуляции в гипоталамо-гипофизарной системе:

а) опухоли головного мозга;

б) травмы головного мозга;

в) пороки развития ЦНС и врождённые  неврологические нарушения.

3. Позднее  лечение  адреногенитального   синдрома глюкокортикоидами.

II. Ложное преждевременное половое развитие.

1. Изосексуальное:

а) эстрогенсекретирущие  опухоли яичников;

б) эстрогенсекретирующие  опухоли надпочечников;

в) ятрогенное (приём гормонов).

2. Гетеросексуальное:

а) адреногенитальный  синдром (АГС);

б) андрогенсекретирующие  опухоли яичников;

в)  андрогенсекретирующие   опухоли  надпочечников.

III. Неполное преждевременное половое развитие:

 1. Изолированное  преждевременное  телархе.

2. Изолированное  преждевременное  адренархе.

IV.   Заболевания,  сопровождающиеся   преждевременным половым развитием.

1. Кисты яичников.

2. Первичный гипотиреоз.

3. Синдром Мак-Кьюна-Олбрайта-Брайцева.

4. Синдром Рассела-Сильвера.

 Истинное преждевременное половое  развитие

Этиология и патогенез. Истинное преждевременное половое  разви-тие всегда обусловлено  ранней активацией гипоталамо-гипофизарной  системы.

Причинами   активации   гипоталамо-гипофизарной системы могут быть:

1. Спонтанное усиление секреции  гонадолиберина или ЛГ и ФСГ, не связанное с врожденными аномалиями или заболеваниями  ЦНС;

2. Гипертрофия или гамартома гипоталамуса;

3. Опухоли и другие заболевания  ЦНС, нарушающие равновесие  между стимуляцией и торможением  секреции гонадотропных гормонов, свойственные препубертатному периоду;

4. Поздно начатое лечение вирилизирующей формы адреногенитального  синдрома.

При этой патологии высокий уровень  надпочечниковых андрогенов  до лечения стимулирует преждевременное  созревание   гипоталамо-гипофизарной   системы. В то же время  избыток андрогенов  подавляет  секрецию гонадолиберина  и гонадотропных гормонов по принципу отрицательной  обратной  связи. Когда начинают лечение глюкокортикоидами, уровень андрогенов падает и в результате резко усиливается секреция гонадолиберина  и гонадотропных гормонов.

5. Лучевая  терапия  злокачественных  новообразований головного мозга. У таких больных избыток гонадотропных  гормонов  может сопровождаться  дефицитом других гормонов  аденогипофиза,  например,  соматотропного гормона (СТГ).

Механизмы возникновения   истинного  ППР до  настоящего  времени  недостаточно  изучены. Существует предположение,  что те или иные поражения  ЦНС, подкорковых ядер  или гипоталамуса затрагивают центры, временно  ингибирующие  пубертат,  в результате  чего происходит  преждевременное    растормаживание   системы гипоталамус-гипофиз-гонады. С наибольшей  вероятностью предполагают, что эти центры расположены в заднем гипоталамусе, где наиболее  часто выявляются органические поражения мозга, сопровождающие ППР. Локализация церебральных  повреждений,  приводящих к ППР, затрагивает  область  позади  срединного возвышения, мамиллярные тела, дно III желудочка, эпифиз. Поражение  других отделов  ЦНС (перекрест  зрительных нервов,  инфундибула, передний  гипоталамус) приводит,  как правило,  к задержке  пубертата  (Жуковский М.А. и соавт., 1989).

 Значительный  интерес  представляют  опухоли  эпифиза:  непаренхиматозные   опухоли (тератомы,  глиомы, астроцитомы) приводят к деструкции ткани эпифиза, что сопровождается  ППР; паренхиматозные  опухоли приводят к гипогонадизму. Эти клинические  наблюдения  согласуются с экспериментальными   данными,  указывающими на физиологическую роль  эпифиза  ингибитора гонадотропной функции в допубертатный период.

Многие опухоли ЦНС (астроцитома, нейрофиброма, эпиндимомы, кисты III желудочка) приводят к ППР. Наиболее часто встречается  гемартома серого бугра опухоль, секретирующая нейрогормон  люлиберин.

Кроме опухолей, частой причиной  ППР становится компрессия  гипоталамических  и экстрагипоталамических структур вследствие  повышенного  внутричерепного давления. Гидроцефалия может быть результатом антенатальной  патологии, родовой  травмы, перенесенных нейроифекций,  черепных травм (Жуковский М.А. и соавт., 1989).

Более чем в 90% случаев преждевременное   половое развитие у девочек -истинное.

Клиническая картина. Важнейшими особенностями истинного  преждевременного   полового  развития  является то, что оно всегда изосексуальное  (соответствует генетическому  и гонадному женскому полу); всегда полное,  т.е. включает  телархе  (увеличение  молочных желез), адренархе  (лобковое и подмышечное  оволосение) и ускорение роста; всегда завершенное  (преждевременно наступает менархе) (Ли П., 1999).

При истинном  преждевременном   половом  развитии последовательность  событий не отличается от нормальной: сначала наступает телархе, затем адренархе, затем ускорение  роста  и, наконец, менархе.  Однако у некоторых больных телархе и менархе могут наступить задолго до адренархе, тогда как в норме менархе наступает не раньше, чем через 2 года после начала развития вторичных половых признаков. При истинном преждевременном половом развитии менархе может наступить уже через 0,5-1 год после начала заболевания.

Темпы развития вторичных половых признаков  при полной форме ППР тоже значительно опережают темпы их развития при своевременном  половом развитии, при этом отмечается и ускорение физического развития. Девочки растут быстро вследствие ускоренного роста костей. При этом темп созревания  окостенение зон роста трубчатых костей опережает  темп их роста. У девочек с полной формой ППР в первое десятилетие жизни длина тела достигает 150-155 см, и далее они не растут. Телосложение их по достижении возраста  14-15 лет имеет специфические  черты: относительно  короткие  руки и ноги при длинном туловище, поскольку закрытие зон роста  трубчатых костей  осуществляется  раньше,  чем прекращается рост позвоночного  столба.

Ложное преждевременное половое развитие

Ложное преждевременное   половое  развитие  обусловлено  автономной  избыточной  секрецией  эстрогенов в надпочечниках или яичниках либо приемом эстрогенов или гонадотропных гормонов. Ложное преждевременное  половое развитие так же, как и истинное, сопровождается  ускорением роста (Bailey P.E., 1997).

В отличие от истинного, ложное преждевременное половое  развитие  всегда незавершенное   (преждевременное менархе не наступает) и может быть как изосексуальным, так и гетеросексуальным.

 Изосексуальное ложное преждевременное  половое развитие

Этиология.   Чаще   всего   источником   избыточного  поступления  эндогенных  эстрогенов   бывают  опухоли.  Среди  других  причин:  первичный   гипотиреоз, постоянная  активация  яичников  при  синдроме  МакКьюна-Олбрайта-Брайцева,  синдром Рассела-Сильвера (Meyers-Seifer C.H., Seifer D.B., 1997).

Клиническая картина. Симптомы такие же, как при истинном преждевременном  половом развитии: телархе, ускорение роста, адренархе.

При  гормональноактивных   опухолях  яичников   в клинической  картине  происходит  нарушение  последовательности  развития  признаков  полового  созревания первым симптомом ложного ППР обычно являются  менструальноподобные   выделения  ациклического характера при слабо развитых вторичных половых признаках. Как правило, появление  менструаций у девочек в возрасте до 8 лет является причиной раннего обращения родителей  за медицинской  помощью, поэтому от начала гормональной  секреции  опухолевой тканью до обращения  к врачу проходит мало времени,  и вторичные половые признаки не успевают развиться.

Причиной  ложного  ППР могут быть также фолликулярные кисты яичников. Размеры этих кист незначительны и достигают 3-4 см в диаметре. Кисты могут подвергаться самостоятельному  обратному развитию в течение 1,5-2 месяцев, при этом исчезают признаки ППР. Для клинических проявлений ППР на фоне фолликулярных кист характерны скудные сукровичные выделения из половых путей, проявления эстрогенного влияния на состояние  половых органов:  утолщение кожи вульвы, увеличение  складчатости  влагалища, однако  размеры матки не увеличиваются. Отмечаются начальные стадии развития  молочных желез  (набухание сосков) и полового оволосения,  но ускорения  физического  развития не происходит. Эту форму ППР называют транзиторной, поскольку эти явления исчезают после самостоятельного обратного развития фолликулярной кисты (Kulin H.E., Muller J., 1996).

 Диагностика.   Тщательное   обследование    девочек включает:  гинекологическое   исследование   с подробной регистрацией  состояния вульвы, шейки матки, симптома «зрачка», натяжения шеечной слизи, кольпоцитологии. Важное значение для диагностики имеют данные о динамике полового развития.

К числу обязательных методов обследования  девочек с ППР относятся:

1) ультразвуковое исследование органов малого таза;

2) лапароскопия  при  сомнительных  данных ультразвукового исследования;

3) неврологическое  исследование с применением ЭЭГ и РЭГ;

4) определение   уровня  половых гормонов  в плазме крови;

5) изучение тестов функциональной диагностики в динамике обследования;

6) определение   костного  возраста  (рентгенограмма кистей рук и черепа).

Имеет большую ценность проведение  пробы с аналогом  гонадотропного   рилизинг-гормона   (ЛГ-РГ),  позволяющей   выявить   степень   чувствительности   ЛГсекретирующих  клеток  гипофиза  к  стимулирующему воздействию  люлиберина.  Средний уровень  пикового ответа ЛГ у больных ППС значительно превышает допубертатные и соответствует пубертатным значениям здоровых девочек. Средний уровень ФСГ-ответа значительно ниже и достоверно  не отличается от его допубертатных значений, в связи с чем соотношение ЛГ/ФСГ на высоте пиковых реакций  всегда  превышает  1. Подобная изолированная  гиперергическая  реакция  ЛГ на введение Гн-РГ, по мнению большинства авторов, характерна для ППС и говорит о постоянной активации гипоталамогипофизарно-яичниковой  системы (Wang C. et al., 1990).

 Гетеросексуальное ложное преждевременное половое  развитие

Эта форма  преждевременного   полового  развития характеризуется  появлением мужских вторичных половых признаков у девочек в первом десятилетии жизни.

Этиология. Самая распространенная  причина легкая вирилизирующая  форма адреногенитального   синдрома (АГС), в частности, недостаточность 21-гидроксилазы. Другие причины очень редки и включают андрогенсекретирующие  опухоли. АГС  является  следствием врожденного   дефицита  ферментных  систем,  участвующих в синтезе стероидных гормонов  надпочечников. Этот генетический дефект имеет рецессивный  путь наследования, носителями дефектного гена могут быть и мужчины и женщины (Манухин И.Б. и соавт., 2001).

Гиперпродукция  андрогенов   в  коре  надпочечников при врожденном АГС является следствием мутации гена, врожденного  генетически обусловленного  дефицита ферментной системы. При этом нарушается синтез кортизола  основного  глюкокортикоидного  гормона коры надпочечников,  образование  которого  уменьшается. При этом по принципу обратной связи возрастает образование  адренокортикотропного   гормона (АКТГ) в передней  доле гипофиза и усиливается синтез предшественников кортизола, из которых вследствие дефицита фермента образуются андрогены. В физиологических условиях андрогены синтезируются в женском организме в небольшом количестве (Morel J., Miiller W.L., 1991).

В зависимости  от характера  дефицита ферментных систем АГС делится на 3 формы, общим симптомом которых является вирилизация (Bose H.S. еt al., 1996).

-дегидрогеназы приводит к резкомуbАГС с синдромом потери соли: дефицит 3 уменьшению образования кортизола,  вследствие  чего развивается  частая рвота, обезвоживание  организма с нарушением сердечной деятельности.

-гидроксилазы  приводит  к накоплениюbАГС  с гипертензией:  дефицит  11 кортикостерона   и, как следствие, к развитию гипертензии на фоне нарушения водного и электролитного обмена.

АГС простая вирилизирующая  форма: дефицит С21гидроксилазы  вызывает  увеличение  образования   андрогенов  и развитие  симптомов гиперандрогении  без существенного снижения синтеза кортизола. Эта форма АГС наиболее частая.

АГС с потерей соли и гипертензией встречается редко: 1 на 20000-30000 родившихся. Обе эти формы нарушают не  только  половое  развитие,  но  и  функцию сердечно-сосудистой,   пищеварительной   и  других  систем организма.  Симптомы АГС с потерей  соли проявляются в первые часы после рождения, а гипертензивной формы в первое  десятилетие жизни. Эти больные составляют контингент общих эндокринологов  и педиатров. Что касается  простой  вирилизирующей  формы АГС, то она не сопровождается  соматическими нарушениями развития.

Дефицит С21-гидроксилазы, несмотря  на врожденный характер, может проявляться  в различные  периоды жизни; в зависимости  от этого выделяют врожденную, пубертатную и постпубертатную формы. При врожденном адреногенитальном  синдроме нарушение функции надпочечников  начинается  внутриутробно,  почти одновременно  с началом их функционирования  как эндокринной железы. Эта форма характеризуется вирилизацией  наружных половых органов: увеличением  клитора (вплоть до пенисообразного),  слиянием  больших половых губ и персистенцией  урогенитального  синуса, представляющего  собой  слияние  нижних двух третей влагалища и уретры и открывающегося под увеличенным клитором. При рождении ребенка нередко ошибаются в определении  его пола девочку с врожденным АГС принимают за мальчика с гипоспадией и крипторхизмом. Следует отметить, что даже при выраженном врожденном  АГС яичники и матка развиты правильно, хромосомный набор женский (46 ХХ), так как внутриутробная  гиперпродукция  андрогенов  начинается  в тот период, когда наружные половые органы еще не завершили половую дифференцировку.

 Для этой формы АГС характерна  гиперплазия  коры надпочечников,  в которой  синтезируются  андрогены. Поэтому второе ее название врожденная гиперплазия коры надпочечников.  В случае выраженной  вирилизации наружных половых органов, отмечаемой  при рождении, эту форму называют ложным женским гермафродитизмом. Это самая частая у женщин форма гермафродитизма среди нарушений половой  дифференцировки (Federman D.D., Donohoe P.K., 1995).

В первом  десятилетии жизни у девочек  с врожденной формой  АГС развивается  картина  преждевременного полового развития по гетеросексуальному  типу.

В возрасте  3-5 лет у девочек под влиянием продолжающейся гиперандрогении  развивается  картина ППР по мужскому типу: начинается и прогрессирует  вирильный гипертрихоз, в 8-10 лет появляются стержневые волосы на верхней губе и подбородке, «бакенбарды».

Гиперандрогения  благодаря   выраженному  анаболическому действию андрогенов  стимулирует развитие мышечной и костной тканей, происходит быстрый рост трубчатых костей в длину, телосложение,  распределение мышечной и жировой тканей приобретает  мужской тип. У девочек  с врожденным АГС к 10-12 годам длина тела достигает 150-155 см, дети уже не растут более, т.к. происходит окостенение  зон роста костей. Костный возраст детей в это время соответствует 20 годам (Zajac J.D., Warne G.L.,1995).

Диагностика. Объективным диагностическим  методом является  ультразвуковое  исследование  надпочечников и магнитно-резонансная  томография  надпочечников.

Гормональными  признаками   является  повышение уровня в крови 17-ОКП, а также ДГЭА и ДГЭА-С предшественников  тестостерона.  В  целях диагностики  может быть использовано  определение   метаболитов  андрогенов в моче (17-КС).

Самым информативным является повышение уровня 17-ОКП и ДГЭА-С в крови, что используется для дифференциальной  диагностики с другими эндокринными нарушениями, проявляющимися  симптомами гиперандрогении. Определение  17-ОКП,  Т, ДГЭА, ДГЭА-С в крови и 17-КС в моче проводится  до и после пробы с глюкокортикоидами.  Снижение уровня указанных стероидов в крови и в моче на 70-75% указывает на надпочечниковое происхождение андрогенов (Meyers-Seifer C.H., Seifer D.B., 1997).

Также диагностическое  значение  имеет и УЗИ яичников (при АГС имеет  место ановуляция,  при эхоскопии отмечают наличие фолликулов различной  степени зрелости, не достигающих преовуляторных  размеров  мультифолликулярные яичники). В отличие от яичников при синдроме  поликистозных яичников  (СПКЯ), в них не увеличен объем стромы и нет расположения  мелких фолликулов в виде «ожерелья» под капсулой, типичного для этой патологии (Мартыш Н.С, 1996).

При измерении  базальной  температуры  характерна растянутая первая фаза цикла и укороченная  вторая фаза цикла (недостаточность желтого тела).

Дифференциальная    диагностика               проводится      с СПКЯ, для которого  характерны  олигоменорея  с периода менархе, хроническая  ановуляция, ожирение,  увеличенные в объеме  яичники и отрицательные  пробы с глюкокортикоидами и АКТГ (табл. 1).

Для диагностики АГС при наличии гиперандрогении целесообразно   использовать   алгоритм,  представленный на рисунке 2.

Дифференцировать  АГС необходимо также с гормональноактивными  опухолями яичников и надпочечников.

Неполное  преждевременное ложное половое  развитие

Неполное преждевременное   половое  развитие  может  быть  обусловлено   как  избытком  гонадотропных гормонов, так и половых гормонов и обычно не сопровождается ускорением роста.

Изолированное преждевременное телархе (пт)

Этиология.  Основной  причиной  преждевременного телархе является постоянно повышенная секреторная  активность яичников. Среди других причин могут быть периодические  выбросы эстрогенов либо повышенная чувствительность молочных желез к эстрогенам (Ли П., 1999).

Клиническая  картина.  Преждевременное    телархе чаще всего встречается  у девочек младше 2 лет, но может возникать и позже, особенно после 6 лет. При осмотре и пальпации определяются увеличенные молочные железы (даже у новорожденных). Обычно молочные железы уменьшаются до нормальных размеров  в течение года, но в некоторых случаях остаются увеличенными до пубертатного периода.

Тщательный   анализ   данных   клинико-анамнестического  и лабораторных  методов  исследования  девочек с изолированным  ПТ выявляет  ряд особенностей, которые позволяют отличить эту патологию от ПТ, являющегося начальной стадией развития ППС.

При изолированном  ПТ не обнаруживают грубой органической патологии ЦНС, не выявляется отклонений от возрастных нормативов в росте и других показателях физического  развития. Опережение  костного возраста у этого контингента девочек может иметь место, однако оно является непостоянным признаком и бывает очень незначительным (не более чем на 2 года при отсутствии его дальнейшего прогрессирования).

 По данным осмотра  наблюдается  как одностороннее, так и двустороннее  увеличение  молочных желез с наличием определяемой  на УЗИ железистой ткани. Признаки эстрогенизации  наружных гениталий имеют место у 1/3 всех девочек, у остальных развитие наружных половых органов соответствует возрастной норме; размеры и степень зрелости матки при УЗИ соответствуют возрастной  допубертатной  норме,  что резко  отличает их от девочек с ППС.

Прогноз   при   изолированном    преждевременном телархе  благоприятный,  лечение  не требуется,  но поскольку телархе  может оказаться  первым  симптомом истинного  или ложного  преждевременного   полового развития, всех девочек  с ПТ необходимо  повторно  обследовать два раза в год (Zajac J.D., Warne G.L., 1995).

Изолированное преждевременное адренархе

Этиология. Раннее лобковое и подмышечное оволосение  у девочек  обусловлено  повышенной  секрецией надпочечниковых  андрогенов  в препубертатном  периоде. При изолированном  преждевременном  адренархе гиперсекреция   андрогенов  имеет  преходящий  характер, поэтому прогноз благоприятный.

Адренархе может быть первым симптомом изосексуального  преждевременного   полового  развития  (вызванного   избытком   гонадотропных   гормонов   либо эстрогенов) или гетеросексуального  преждевременного полового развития (вызванного вирилизирующим заболеванием,  например,  АГС). Чтобы отличить изолированное преждевременное   адренархе  от истинного или ложного  преждевременного   полового  развития,  надо оценить скорость роста ребенка и костный возраст. При преждевременном  половом развитии рост значительно ускорен, а костный возраст опережает паспортный. При изолированном  преждевременном  адренархе  костный возраст почти всегда соответствует паспортному.

Заболевания,        сопровождающиеся преждевременным половым  развитием

Кисты яичников

Кисты яичников  могут быть  причиной  истинного преждевременного   полового  развития  и преждевременного  телархе.  Кисты яичников  нередко  обнаруживают и у здоровых девочек препубертатного  возраста.

Этиология. Киста развивается  из незрелого  фолликула. В норме  фолликул сначала увеличивается  в размерах, а затем атрофируется. Если фолликул продолжает расти, формируется  киста. Формирование  кисты обусловлено  выбросами  гонадотропных  гормонов.  Эти выбросы происходят как в норме, так и при нарушениях полового развития. Поэтому наличие кисты яичника само по себе не является признаком патологии и не указывает на ее причину.

Диагностика. Кисты яичника обнаруживают при УЗИ малого таза. В большинстве случаев кисты самопроизвольно  регрессируют, даже при истинном преждевременном половом развитии. Обычно при повторном УЗИ (через 2-3 мес) выясняется, что киста уменьшилась и не требует лечения.

Первичный гипотиреоз

Этиология и патогенез точно не установлены. Существует предположение,  что при дефиците тиреоидных гормонов  стимулируется  секреция  не только  тиролиберина, но и гонадолиберина.  Поэтому усиление секреции ТТГ сопровождается  усилением  секреции  гонадотропных гормонов (Bailey P.E., 1997).

Клиническая картина. При первичном  гипотиреозе преждевременное  половое развитие проявляется только увеличением молочных желез и изредка галактореей. Преждевременное  адренархе  и ускорение роста отсутствуют. Часто выявляют поликистозные яичники.

Синдром Мак-Кьюна-Олбрайта-Брайцева

Этиология.  Эндокринные  нарушения  при  синдроме Мак-КьюнаОлбрайта-Брайцева вызваны мутациями белка GSa, сопрягающего рецепторы  ЛГ и ФСГ с аденилатциклазой в клетках яичников. Мутантный белок постоянно активизирует  аденилатциклазу, внутриклеточный уровень аденозинциклофосфата  повышается и секреция эстрогенов повышается при отсутствии гонадотропных гормонов (Ли П., 1999).

Клиническая картина. Главные компоненты синдрома: преждевременное   половое развитие; светло-коричневая пятнистая пигментация  кожи,  напоминающая  географическую карту; полиоссальная  фиброзная остеодисплазия. Могут встречаться  и другие эндокринные  заболевания: тиреотоксикоз, синдром Кушинга, акромегалия. Преждевременное  половое  развитие  при синдроме  Мак-КьюнаОлбрайта-Брайцева  начинается  позже и протекает  медленнее,  чем другие  формы  преждевременного   полового развития.  Как правило,  первым  проявлением  оказываются маточные кровотечения. Они появляются задолго до наступления телархе и адренархе. Маточные кровотечения вызваны кратковременным  повышением уровней эстрогенов. У некоторых больных повышены уровни гонадотропных гормонов. В таких случаях наблюдается истинное преждевременное  половое развитие.

Синдром Рассела-Сильвера

Это врождённое  заболевание,  характеризующееся внутриутробной  задержкой  развития,  поздним  закрытием большого родничка и нарушением формирования скелета в раннем детском возрасте.

Главной причиной преждевременного  полового созревания при этом заболевании  является избыток гонадотропных гормонов (Ли П., 1999).

 У больных своеобразное  треугольное лицо, рост не превышает  155 см, нередко  наблюдается  асимметрия туловища и конечностей.

Лечение. Вопросы терапии ППР имеют два аспекта: лечение патологии, вызвавшей ППР, и торможение процесса ППР. При изосексуальном  преждевременном  половом  развитии  основными  направлениями   лечения являются: задержать  половое  созревание,  остановить менархе и добиться обратного развития вторичных половых признаков.

При церебральной   форме  ППР, обусловленной  последствиями нейроинфекции,  родовой  травмы, асфиксии, лечение представляет чрезвычайно  сложную задачу. Большая роль отводится профилактике  асфиксии и родовой  травмы. Правильное ведение беременности  и родов предотвращает  нарушения ЦНС.

Дети могут быть травмированы  своим необычным для  данного  возраста   видом  и  особым  отношением сверстников и взрослых, поэтому нуждаются в психологической помощи, а иногда даже временной  изоляции от детского коллектива.

Медикаментозное   лечение  истинного  преждевременного  полового  развития  должно быть направлено на  подавление   импульсной  секреции  гонадотропных гормонов. Ранее с этой целью использовали оксипрогестерона ацетат, даназол и ципротерона  ацетат. С помощью этих препаратов  удавалось  прекратить  менструации, но не удавалось нормализовать  рост и вызвать обратное развитие вторичных половых признаков. Поэтому в последнее  время для лечения  истинного ППР все шире применяют аналоги гонадолиберина,  которые подавляют импульсную секрецию ЛГ и ФСГ. В результате снижается секреция  эстрогенов  в яичниках, рост и половое  развитие  приостанавливаются.  Скорость  роста снижается  до  величины,  характерной   для  препубертатного периода,  т.е. приходит в соответствие  с низкими уровнями половых гормонов. Менструации прекращаются, вторичные половые признаки не прогрессируют или подвергаются  обратному  развитию. Вскоре после отмены лечения половое развитие возобновляется. Пока не установлено, как аналоги гонадолиберина  влияют на окончательный рост.

Для оценки эффективности лечения измеряют уровни гонадотропных  и стероидных  гормонов,  проводят пробу с гонадолиберином.  Оценивают скорость роста, костный возраст, первичные и вторичные половые признаки. Если лечение правильное, уровни ЛГ и ФСГ после стимуляции гонадолиберином   не превышают нижней границы нормы, соответствующей препубертатному периоду. Уровень эстрадиола также должен снизиться до препубертатных значений (Wang C. et al., 1990).

Этиологическое  лечение  ложного  преждевременного полового развития. С целью лечения производится удаление гормональноактивных  опухолей ЦНС, яичников или надпочечников, а также эктопических ЛГили ФСГ-секретирующих опухолей.

Фолликулярные  кисты яичников,  вызвавшие  симптомы ППР, по современным  представлениям,  удалять не рекомендуется,  так как они самостоятельно  подвергаются обратному развитию, поэтому их удаляют только при разрыве  или перекруте  ножки. Если кисты яичников не рассасываются  самопроизвольно,   показано  лечение синтетическими прогестинами.

Если причиной ППР является прием гонадотропных или стероидных гормонов, их отменяют.

При первичном  гипотиреозе  заместительная  терапия  тиреоидными  гормонами  подавляет  избыточную секрецию тиролиберина  и ТТГ, одновременно  замедляется половое развитие, а его симптомы исчезают.

При  преждевременном   адренархе   медикаментозное лечение не требуется. Необходимы только повторные  осмотры  на  протяжении  1-2 лет.  Периодичность осмотров 4-8 месяцев.

Лечение  врожденного  АГС  состоит  в применении глюкокортикоидных препаратов.  Доза зависит от возраста, массы тела ребенка  и степени гиперандрогении, которая  четко коррелирует  с уровнем  тестостерона  в крови или 17-КС и ДГЭА в моче.

Терапию проводят  длительно, так как дефицит ферментной системы имеет врожденный характер. Отмена лечения приводит к подъему уровня андрогенов  в крови и возврату всех признаков  вирилизации. У нелеченных девочек половое развитие по женскому типу не наступает:  молочные  железы  не  развиваются,  телосложение носит вирильные  черты, отмечается  первичная аменорея.  При своевременном  начале лечения у девочек удается нормализовать  процесс полового развития, менархе  наступает своевременно,  менструации имеют овуляторный характер, развиваются молочные железы; в дальнейшем возможны беременность  и роды.

В настоящее  время  назначают дексаметазон  в дозе 0,5-0,25 мг в день под контролем андрогенов  крови и их метаболитов  в моче. Об эффективности терапии свидетельствуют нормализация  менструального  цикла, появление овуляторных циклов, что регистрируется  измерением базальной температуры, данными эхоскопии эндометрия и яичников в середине  цикла, наступлением беременности.  В  последнем  случае терапия  глюкокортикоидами продолжается во избежание прерывания  беременности до 13-й недели (Манухин И.Б. и соавт., 2001).

В тех случаях, когда женщина не заинтересована  в беременности, а основной жалобой являются избыточное оволосение, гнойничковые  высыпания на коже или нерегулярные  менструации,  рекомендуется  терапия  препаратами, содержащими эстрогены и антиандрогены.

Следует также отметить, что применение  глюкокортикоидов,  нормализующих  функцию  яичников,  мало влияет  на уменьшение  гирсутизма. Антиандрогенным действием обладают оральные контрацептивы, в состав которых входят прогестины последнего поколения (дезогестрел,  гестоден, норгестимат). Из негормональных препаратов  эффективен  верошпирон,  который  в дозе 100 мг в день в течение 6 месяцев  и более уменьшает гирсутизм.

 При грубой вирилизации  наружных половых органов производится пластическая корригирующая операция удаление  пенисообразного   клитора, рассечение передней  стенки урогенитального  синуса и формирование входа во влагалище.

Если вирилизация  вызвана опухолью надпочечника или яичника, показано хирургическое вмешательство.

 Задержка полового  развития

ЗПР это недоразвитие  вторичных половых признаков к 13 годам и отсутствие менархе к 15 годам и старше.

Если  половое  развитие  начинается  своевременно, но в течение  5 лет менструации  не наступают, говорят об изолированной  задержке менархе. Кроме того, выделяют неполное  половое  развитие. Оно характеризуется своевременным  появлением  одних и отставанием  других вторичных  половых признаков  и,  как правило,  задержкой менархе. Задержка полового развития обусловлена дефицитом половых гормонов гипогонадизмом.

Классификация и этиология задержки полового  развития  у девочек (по ли п.,1999)

I.Задержка полового развития и неполное половое развитие.

А. Первичный (гипергонадотропный) гипогонадизм.

1. Врожденные аномалии яичников:

а) типичная дисгенезия гонад при синдроме Тернера (45,Х) или мозаицизм (45,Х/46,ХХ);

б) стёртая дисгенезия гонад 46,ХХ;

в) чистая дисгенезия гонад 46,XY;

г) смешанная дисгенезия гонад 45Х/46,XY;

д) генетические дефекты ферментов стероидогенеза:

• 20,22-десмолазы;

• гидроксистероиддегидрогеназы;b-17

• гидроксистероиддегидрогеназы;b-3

• ароматазы.

2. Приобретенная  яичниковая недостаточность:

а) аутоиммунное заболевание;

б) инфекции, воспаления;

в) хирургическое вмешательство;

г) лучевая или химиотерапия;

е) удаление яичников.

Б. Вторичный (гипогонадотропный) гипогонадизм.

1. Преходящий дефицит ЛГ и ФСГ:

а) недоедание  или нарушения всасывания;

б) хронические заболевания;

в) стресс;

г) чрезмерная  физическая нагрузка;

д) конституциональная задержка полового развития (вариант нормы);

е) психические заболевания;

ж) гипопитуитаризм, вызванный стрессом;

з) эндокринные болезни (сахарный диабет, синдром Кушинга, гипопитуитаризм, апитуитаризм, вторичный гипотиреоз, изолированный дефицит СТГ).

2. Хронический дефицит ЛГ и ФСГ (заболевания гипоталамуса или гипофиза):

а) изолированный  дефицит гонадотропных гормонов;

б) дефицит нескольких гипофизарных гормонов;

в) Синдром Лоренса-Муна-Бидля (пигментная дегенерация  сетчатки, карликовость, умственная отсталость, полидактилия, ожирение);

г) Синдром Прадера-Вилли (мышечная гипотония у новорожденных, умственная отсталость, низкорослость, ожирение);

д) гипогонадизм и ожирение, обусловленные разными причинами.

II. Изолированная задержка менархе (изолированная первичная аменорея).

А. Первичный (гипергонадотропный) гипогонадизм.

1. Приобретенные  нарушения (см. п. I.А.).

2. Синдром резистентных яичников.

3. Тестикулярная феминизация (кариотип 46,XY).

4. Синдром поликистозных яичников.

Б. Вторичный (гипогонадотропный) гипогонадизм.

1. Преходящий и хронический дефицит ЛГ и ФСГ (см. п. I.Б), проявляющиеся в пубертатном периоде.

2. Асинхронность созревания  гипоталамогипофизарно-гонадной  системы.

В. Анатомические аномалии.

1. Агенезия влагалища или матки.

2. Препятствия оттоку крови из матки и влагалища (например, инородное  тело).

Первичный (гипергонадотропный) гипогонадизм

Этиология  и  патогенез.  Первичный  гипогонадизм вызван врожденными  или приобретенными  заболеваниями яичников.

Отличительный  признак  первичного  гипогонадизма повышенный  уровень  ЛГ  и ФСГ. Типичная  дисгенезия  гонад (Синдром Тернера) самая частая причина первичного гипогонадизма. Встречается только у девочек. В 60% случаев синдром обусловлен полной моносомией  Х-хромосомы (кариотип 45,Х); в 20% случаев мозаицизмом (например, 45,Х/46,ХХ) и в остальных случаях аберрацией  одной из Х-хромосом. Иногда наблюдаются транслокации  между Х-хромосомой и аутосомами (Bryman I., 1998).

 Синдром  характеризуется   множественными  пороками развития  скелета и внутренних органов. Важнейшие признаки: низкорослость,  дисгенезия  или полное отсутствие яичников. Другие признаки: короткая шея с крыловидными  складками; характерное  «старушечье» лицо; микрогнатия; оттопыренные,  низко расположенные уши; готическое  нёбо; низкая  линия роста  волос на затылке; бочкообразная   или плоская грудная клетка; широко расставленные, недоразвитые  соски; непропорционально  маленькие  ноги; О-образное  искривление рук (деформация  локтевых суставов); Х-образное искривление  ног; лимфатические  отеки кистей и стоп; множественные  пигментные невусы; уплощенные ногти на руках. У 38% больных встречаются аномалии развития почек и мочеточников, у 16% пороки развития сердечно-сосудистой  системы (Albanese A., Stanhope  R.,1995).

Наружные половые  органы, так же как и внутренние, гипопластичны, имеется выраженный половой инфантилизм. По данным УЗИ, гонады представляют собой тонкие (шириной около 0,3-0,5 см) соединительнотканные тяжи.

Гормональные изменения:  уровни ЛГ и ФСГ значительно повышены в первые 3-4 года жизни, к 5-8 годам они снижатся до возрастной  нормы, а позже вновь возрастают (сначала ФСГ, затем ЛГ).

Диагностика.                    Типичные       признаки            синдрома Шерешевского-Тернера  имеются при рождении.  Дети, родившиеся  в срок, отличаются малой массой тела (до 2600-2800 г), своеобразными  отеками  рук и ног, которые вскоре проходят без лечения. У детей, подростков и взрослых  диагноз  ставится на основании  внешнего вида пациентов, отсутствия полового хроматина.

Дифференциальная  диагностика. Синдром Тернера нужно отличать от смешанной дисгенезии гонад, чистой дисгенезии гонад 46,ХХ и 46,XY и синдрома Нунан:

а) при смешанной дисгенезии гонад с одной стороны выявляется яичко, а с другой тяжевидная гонада;

б) при чистой дисгенезии гонад с двух сторон выявляются тяжевидные гонады, но кариотип нормальный: 46,ХХ либо 46,XY;

в) синдром Нунан, в отличие от синдрома  Тернера, встречается  у обоих полов. Это моногенное  заболевание с аутосомно-доминантным наследованием; при цитогенетическом  исследовании  аномалии кариотипа  не выявляются.  У  девочек  с синдромом  Нунан функция яичников, как правило,  не нарушена; иногда снижены уровни гонадотропных гормонов.

Стёртая дисгенезия  гонад

 Само название  свидетельствует о значительной  вариабельности   клинических  проявлений   этой  формы. Причиной заболевания  является также наличие хромосомной аномалии. Наиболее часто при этом типе дисгенезии  гонад  имеет  мозаичный  характер  45,Х/46,ХХ. Как  правило,  тяжесть  клинических  проявлений  зависит от процентного  соотношения нормального  и аберрантного  клеточных  клонов.  Чем выше процент  клона 45,Х, тем ближе больные по внешнему виду и клинической  картине  заболевания  к больным  с синдромом Шерешевского-Тернера.   Превалирование   нормального  клеточного  клона  46,ХХ сглаживает  соматические признаки  типичной формы дисгенезии  гонад. У  больных реже отмечается  низкий рост, может наблюдаться недостаточное,  но спонтанное развитие вторичных половых признаков  при наличии первичной  аменореи;  у 20% больных в нормальные  сроки наступает менархе, а у 10% больных отмечаются относительно регулярные менструации в течение до 10 лет после менархе, которые затем переходят в олигоменорею и вторичную аменорею. Наружные и внутренние половые органы гипопластичны (Albanese A., Stanhope R., 1995).

Чистая дисгенезия  гонад

Для этой формы дисгенезии гонад характерны нормальный рост, отсутствие соматических пороков развития, недоразвитые  вторичные половые признаки и выраженный половой инфантилизм. Телосложение варьирует от евнухоидного до интерсексуального.  Кариотип больных чаще всего 46,ХХ или 46,ХУ  (синдром Свайера). Гонады представляют собой фиброзные  тяжи, в которых иногда имеются элементы стромы (Meyers-Seifer C.H., Seifer D.B., 1997).

Причины возникновения  чистой формы дисгенезии гонад с кариотипом 46,ХХ неясны до сих пор.

Диагноз ставят на основании  клинической картины заболевания,  эхоскопии органов  малого таза, определении кариотипа и полового хроматина, лапароскопии.

При кариотипе  46,ХУ  отмечается  повышенная  частота возникновения   гормональноактивных  опухолей в дисгенетических гонадах. В связи с этим необходимо обязательное  удаление дисгенетических гонад при кариотипе 46,ХУ и отсутствии полового хроматина.

Смешанная дисгенезия  гонад

Для больных этой  формы  характерна  нормальная длина тела, интерсексуальное  телосложение  и элементы вирилизации  наружных половых органов: незначительное  увеличение  клитора, редко  слияние нижней трети влагалища и мочеиспускательного  канала. У них отмечаются  соматические  аномалии  развития,  характерные для синдрома Шерешевского-Тернера.

В  кариотипе  этих больных  при  большом  разнообразии  мозаичных наборов  обязательно  присутствует У-хромосома или ее участок. Наиболее  часто встречается кариотип 45,Х/46,ХУ. Гонады у этих пациенток имеют смешанное  строение. Как правило, у таких пациенток при лапаротомии  обнаруживают с одной стороны фиброзный  тяж, с другой недоразвитое  яичко. У этих больных в пубертатном возрасте  нередко  развиваются опухоли гонад. К 20-25 годам жизни опухоли развиваются у 75% больных со смешанной формой дисгенезии гонад (Meyers-Seifer C.H., Seifer D.B., 1995).

 При диагностике большое значение имеют анамнестические данные и осмотр больных. Обязательными являются определение  кариотипа, ультразвуковое исследование половых органов и лапароскопия с биопсией гонад.

Вторичный  (гипогонадотропный) гипогонадизм

Преходящий дефицит наблюдается при конституциональной  задержке  полового  развития,  недоедании  и после тяжелых заболеваний.  Хронический дефицит обусловлен  врожденными  и приобретенными  заболеваниями гипоталамо-гипофизарной  системы (Ли П., 1999).

Изолированный дефицит гонадотропных гормонов. Под этим названием  объединяют  группу заболеваний, которые характеризуются пониженными уровнями ЛГ и ФСГ в сыворотке, нормальными  уровнями  других гормонов аденогипофиза  и проявляются гипогонадизмом. Почти всегда причиной  изолированного   дефицита  гонадотропных  гормонов  является  патология  гипоталамуса и лишь в редких случаях патология аденогипофиза. Врожденный изолированный  дефицит гонадотропных гормонов  гипоталамической  природы  может быть самостоятельным  заболеванием,  но чаще сочетается  с другими  аномалиями  развития:  голопрозэнцефалией, односторонней  агенезией почки, нейросенсорной  тугоухостью (Ли П., 1999).

Самым распространенным  вариантом  изолированного  дефицита  гонадотропных  гормонов  и самой  частой причиной  врожденного  вторичного  гипогонадизма является Синдром Кальмана. Этот синдром обусловлен пороками  развития  переднего  мозга, в частности, нарушением  миграции  гонадолиберинсекретирующих нейронов  в обонятельные  луковицы и впоследствии  в гипоталамус.  Эти  анатомические   аномалии  приводят к дефициту гонадолиберина   или к нарушению  ритма его секреции. В результате нарушается секреция эстрогенов.  Наследование   Х-сцепленное  рецессивное   или аутосомно-доминантное  (Albanese A., Stanhope R., 1995).

Клинические  проявления.  Задержка  полового  развития или изолированная   задержка  менархе,  нарушения обоняния  (аносмия  или гипоосмия). У  некоторых больных  наблюдаются  тяжелые  аномалии  головного мозга и черепа по средней линии, например, расщелины твердого  неба. Гормональные  изменения:  сниженные уровни ЛГ и ФСГ.

Изолированная задержка менархе

Изолированная  задержка  менархе  может быть вызвана как первичным, так и вторичным гипогонадизмом.

Наиболее  распространенная    причина  изолированной задержки менархе тестикулярная феминизация.

Тестикулярная феминизация  это заболевание,  называемое  также синдромом  полной  резистентности  к андрогенам,  обусловленное  нарушением  действия  тестостерона.

Этиология и патогенез отсутствие или структурные дефекты  рецепторов   андрогенов   в  клетках-мишенях. Кариотип  при  тестикулярной  феминизации   мужской (46,XY),  но  фенотип  женский,  поскольку  во  внутриутробном  периоде  не развиваются  наружные  мужские половые органы, а в пубертатном периоде  вторичные мужские половые признаки. У взрослых больных лобковое и подмышечное оволосение  скудное или отсутствует; молочные железы сформированы  по женскому типу и обычно хорошо развиты, что обусловлено превращением андрогенов в эстрогены в периферических  тканях (Zajac J.D., Warne G.L., 1995).

Диагноз устанавливают, как правило, в грудном или раннем детском возрасте,  когда в паховой грыже у девочки обнаруживают яичко. Яички могут находиться в паховых каналах или в половых губах. Влагалище оканчивается  слепо, внутренние  половые  протоки  (матка, маточные  трубы, семявыносящий  и семявыбрасывающий протоки) не развиваются.  Отсутствие внутренних половых протоков  объясняется  тем, что в эмбриогенезе фактор регрессии  мюллеровых протоков вырабатывается клетками Сертоли в нормальных количествах, но резистентность к андрогенам препятствует формированию вольфовых протоков (Federman D.D., Donohoe  P.K., 1995). В пубертатном возрасте  уровни ЛГ и ФСГ в сыворотке нормальные или повышены, уровень тестостерона в сыворотке повышен. Уровни эстрогенов несколько выше, чем у здоровых мальчиков. В пубертатном периоде возможен рак яичка, поэтому показана профилактическая орхиэктомия.

Неполное  половое  развитие

При неполном  половом  развитии  появляются  отдельные  вторичные  половые  признаки,  но  затем  их формирование   замедляется.  Удлиняется  период  между началом  полового  созревания  и наступлением  менархе. Неполное половое  развитие  чаще конституциональное (вариант нормы), но может быть вызвано первичным или вторичным гипогонадизмом. Неполное половое развитие следует отличать от позднего наступления менархе (вариант нормы). Даже у здоровых девочек менархе может наступить через 5 лет после начала полового развития и даже позже, причем фертильность в зрелом возрасте не нарушается. Вариантом нормы считаются и нерегулярные  или редкие менструации и ановуляторные циклы в течение трех и более лет после наступления менархе (Rosenfield R.L., 1990).

Диагностика. Алгоритм диагностики задержки полового развития представлен на рисунке 3.

1. Определяют скорость роста и прибавку в весе, перенесенные  и сопутствующие хронические заболевания.

2. Выясняют прием лекарственных средств, перенесенные хирургические вмешательства, лучевую и химиотерапию.

 3. Семейный анамнез (особенности роста и полового развития родителей).

4. Нарушения обоняния.

5. Физикальное  исследование.  Оценка  общего  состояния, полового развития, роста, соотношения длины верхней и нижней частей тела, осмотр глазного дна, исследование полей зрения и обоняния.

6. Лабораторная  и инструментальная диагностика. Исходным является  измерение  базальных уровней ЛГ и ФСГ. Базальные уровни ЛГ и ФСГ ниже возрастной нормы это признак вторичного гипогонадизма.

При  исключении  причин,  при  которых  возможно временное   снижение  ЛГ  и ФСГ  (чрезмерных  физических нагрузках, стрессе,  голодании  и тяжелых сопутствующих заболеваниях),  необходимо  выяснение  причины вторичного  гипогонадизма:  функциональная  незрелость  гипоталамо-гипофизарной  системы или заболевание гипоталамуса или гипофиза.

Базальные уровни ЛГ и ФСГ выше возрастной нормы указывают на первичный гипогонадизм.

Проба с гонадолиберином  показана  в тех случаях, когда уровни ЛГ и ФСГ незначительно  превышают возрастную норму или находятся на ее верхней  границе. Даже при легком избытке ЛГ и ФСГ секреторная  реакция выражена гораздо сильнее, чем в норме.

Уровни кортикостероидов определяют у больных с симптомами АГС. При АГС стероидогенез  нарушен как в надпочечниках, так и в яичниках, однако дефицит кортикостероидов проявляется  тяжелыми метаболическими  нарушениями уже в грудном или младшем детском возрасте, а дефицит яичниковых эстрогенов проявляется  задержкой полового развития только в пубертатном периоде.

7. Определение  костного возраста по рентгенограммам  левой  кисти и запястья  позволяет  оценить  зрелость гипоталамо-гипофизарной  системы:

а) если костный возраст 13 и более лет (соответствует  пубертатному  периоду),  необходимо  определение уровней ЛГ и ФСГ. Снижение ЛГ и ФСГ может быть обусловлено  заболеванием  гипоталамуса  или гипофиза, поэтому для уточнения диагноза показаны КТ или МРТ головы. При отсутствии анатомических аномалий гипоталамуса и гипофиза целесообразно   проведение  пробы с гонадолиберином.  Отсутствие повышения уровней ЛГ и ФСГ в ответ на введение  гонадолиберина  указывает на гипопитуитаризм или апитуитаризм. Гипопитуитаризм может быть обусловлен  опухолью, апитуитаризм чаще всего бывает следствием аплазии или разрушения гипофиза. Повышение уровней ЛГ и ФСГ в ответ на введение гонадолиберина  свидетельствует о способности гипофиза реагировать  на стимуляцию, но не позволяет различить  функциональную незрелость  и заболевания гипоталамуса;

б) костный возраст, значительно  отстающий от паспортного, свидетельствует  о том, что снижение уровней ЛГ и ФСГ обусловлено  заболеванием  гипоталамуса или гипопитуитаризмом. Для уточнения диагноза показано определение  уровней  СТГ, ТТГ, АКТГ, пролактина, АДГ, гормонов гипоталамуса;

в) костный возраст меньше 10-11 лет (соответствует препубертатному  периоду) не дает возможности отличить незрелость  гипоталамо-гипофизарной  системы от заболевания  гипоталамуса или гипофиза.

Если причина  первичного  гипогонадизма  известна (удалены яичники, проводилась  лучевая или химиотерапия опухоли яичника), дальнейшее  обследование  не требуется.

Цитогенетическое  исследование  проводят  для  исключения чистой дисгенезии  гонад 46,XY и вариантов синдрома Тернера с минимальными клиническими проявлениями.

Определение  аутоантител к антигенам яичников показано при подозрении  на аутоиммунную природу яичниковой недостаточности.

Дополнительные исследования  при изолированной задержке менархе. Проводят влагалищное или ректальное исследование  и УЗИ для выявления аномалий влагалища, матки и яичников.

Если матка отсутствует, для исключения тестикулярной феминизации исследуют кариотип.

Если при высоком уровне ЛГ и нормальном или умеренно  повышенном  уровне  ФСГ исключены беременность и тестикулярная  феминизация,  следует  заподозрить  первичную  яичниковую  недостаточность   (первичный  гипогонадизм)   или  синдром   поликистозных яичников.

Если обнаружена  матка, уровни эстрогенов  в сыворотке  нормальные  и при  цитологическом  исследовании слизистой влагалища подтвержден эффект эстрогенов, показана проба с прогестероном:

кровотечение  через  3-10 суток после начала приема прогестерона  свидетельствует  о том, что эндометрий реагирует на эстрогены. Это означает, что уровень ЛГ и ФСГ достаточен для нормальной секреции эстрогенов, и аменорея  обусловлена  нарушением  овуляции и образования  желтого тела;

отсутствие  кровотечения   предполагает  либо  дефицит ЛГ и ФСГ, либо гипоплазию эндометрия.  Чтобы исключить гипоплазию эндометрия,  проводят  пробу с эстрогенами  и прогестагенами:  после приема  эстрогенов в комбинации  с прогестагенами  у девочек  с нормальным эндометрием  наступает кровотечение.

Лечение.

 1. Преходящий  дефицит  гонадотропных  гормонов, вызванный  чрезмерной   физической  нагрузкой, стрессом или сопутствующими заболеваниями, не требует заместительной терапии. Необходимо устранить причину преходящего дефицита ЛГ и ФСГ.

2. Первичный и вторичный гипогонадизм лечат одинаково. Половое развитие индуцируют и поддерживают с помощью половых гормонов. При планировании  медикаментозного  лечения  принимают во внимание  сопутствующие эндокринные заболевания, учитывают все социальные  и психологические  трудности и прогнозируют окончательный  рост больной. Врач должен обсудить план лечения с больной и ее родителями.

Начало  лечения:  этинилэстрадиол   0,02-0,1 мг/сут, или конъюгированные эстрогены, 0,3-1,25 мг/сут, назначают внутрь. Лучше начинать с минимальных доз эстрогенов. Чем меньше начальная  доза, тем медленнее  наступает эффект и тем легче его регулировать. Правильность подбора  доз эстрогенов  контролируют по уровням ЛГ и ФСГ. Такой контроль невозможен  у больных с первичным гипогонадизмом, так как у них нарушена регуляция секреции ЛГ и ФСГ по принципу отрицательной обратной связи (Гоготадзе И.Н. и соавт., 1997).

Не позднее, чем через  год переходят  к заместительной циклической терапии  эстрогенами  и прогестагенами. Первоначальное  лечение  эстрогенами  и последующее добавление прогестагенов имитируют естественную последовательность   событий  пубертатного  периода.  В результате  ускоряется наступление вторичных половых признаков и менархе. Если на фоне ежедневного приема эстрогенов  появляются маточные кровотечения, циклическую терапию начинают раньше, чем через год.

Схема циклической терапии: эстрогены принимают ежедневно  с 1-го по 21-е число каждого календарного месяца. С 12-го или с 15-го числа по 21-е добавляют прогестагены 5-10 мг/сут внутрь. С 22-го числа до конца месяца прием всех препаратов  прекращают, а с 1-го числа следующего календарного  месяца цикл лечения повторяют. Вместо отдельных препаратов  эстрогенов  и прогестагенов можно применять  пероральные  контрацептивы с низким содержанием  эстрогенов.  После наступления менархе для поддержания регулярных менструаций переходят на минимальные дозы эстрогенов (Кузнецов С.Ю., 1993).

При неполном половом развитии и при позднем наступлении менархе  лечение  половыми  гормонами  не показано. Однако по желанию девочки или ее родителей эти препараты можно назначить для ускорения развития вторичных половых признаков.

Больные  с функционально  зрелыми  яичниками  и маткой способны к зачатию после индукции овуляции. Бесплодным больным с яичниковой недостаточностью, но  с  нормальной   маткой  рекомендуют  экстракорпоральное оплодотворение.

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook

Самое популярное