Другие специальности

14 дней игры в бога

Автор: Илья Колмановский

Британское правительство узаконило процедуру вмешательства геном человеческого эмбриона. Биолог Илья Колмановский рассказывает историю экспериментов над ДНК в Китае и США, а также объясняет, почему сейчас нет острой этической проблемы в связи с редактурой генома.

Действительно, это сенсация: впервые в истории государство разрешило конкретной группе ученых из крупнейшего в стране биомедцентра Francis Crick Institute редактировать гены не в отдельных клетках, а в целых эмбрионах человека. Таким образом, ученые получили возможность узнать, насколько точно работают инструменты для такого изменения, и к каким последствиям приводит редактура — правда, лишь в пределах первых 14 дней развития; после этого эмбрионы должны быть уничтожены.

Это историческое решение — особенно потому, что в Великобритании довольно строгие законы: за любые манипуляции с человеческими эмбрионами без разрешения минздрава — получение, любые вмешательства, хранение, передачу, имплантацию — наступает уголовная ответственность.

86 китайских эмбрионов

В Китае настолько строгих и детально прописанных запретов нет. Весной 2015 года ученые из университета Гуанчжоу сообщили о попытке изменить ген смертельного наследственного заболевания, бета-таляссемии, у 86 невостребованных эмбрионов из клиники репродуктивного здоровья. Попытка вышла так себе: некоторые эмбрионы перестали развиваться, у части появились замены в тех местах, где они не планировались (кошмар из ночного сна футуролога), и лишь у 12% произошла желательная замена и началось нормальное развитие — впрочем, их все равно вылили в раковину до истечения 14 дней, потому что подсаживать таких эмбрионов матери даже китайские законы не разрешают.

Китайская работа сопровождалась скандалом. Группа известных ученых призвала к мораторию на подобные эксперименты. По мнению критиков, метод слишком неточен, и может привести к появлению на свет тяжело больных людей, которые к тому же будут передавать свои свойства потомству. Китайцы парировали: их публикация как раз и заканчивается ровно таким обобщением («метод неточен и его надо дорабатывать»), но из него не следует, что эксперименты на ранних стадиях развития чем-то вредны: наоборот, они позволят довести этот метод до совершенства. Правда, ценой тысяч загубленных эмбрионов.

Впрочем, если уж мы печемся о правах двухнедельных эмбрионов, для них решение британского правительства — хорошая новость. Дело в том, что сегодня родители, имеющие высокий шанс передать потомству ген опасного заболевания, прибегают к методу предимплатационной генетической диагностики, разработанному 30 лет назад в Чикаго выходцами из СССР, врачами Верлинским и Кулиевым. Затевается несколько эмбрионов «в пробирке», начинается их развитие, и в первые дни из каждого забирается одна клетка для изучения. Анализ генов позволяет понять, какие эмбрионы здоровы — именно их и подсаживают матери. Остальные уничтожают; в некоторых странах разрешено уничтожать даже не больных, а лишь носителей «плохого» гена — чтобы избавить их самих от аналогичной репродуктивной мороки во взрослом возрасте. Собственно, из таких «отказников» китайские ученые, например, и взяли 86 объектов для экспериментов.

Когда метод редактуры человеческих генов у эмбрионов будет доведен до совершенства, больше не потребуется выливать в раковину «неправильных» эмбрионов, поскольку можно будет просто редактировать их перед подсадкой. Речь идет о методике, которая носит название CRISPR-Cas9; впервые она была применена девять лет назад для редактирования генов у бактерий для сквашивания молочных продуктов. Каждый раз, когда метод CRISPR-Cas9 применялся к новому объекту (сельскохозяйственным культурам, рыбам, крысам, свиньям, макакам), требовалось несколько месяцев для получения хорошего результата; биолог Александр Панчин (автор научно-популярной книги «Сумма биотехнологии») описывает быстрый прогресс этой методики, который за прошедший год дал многократное увеличение ее точности.

Так выглядит редактирование генов CRISPR-CAS9 у бактерий Streptococcus pyogenes. Управляемая путеводной РНК эндонуклеаза расплетает ДНК, находит нужный ген и вырезает его.

Частные американские эксперименты

Есть страны (например, США), где закон напрямую не регулирует работу с ранними эмбрионами; и лицензирование (соответственно, и запреты) возникает лишь при расходовании государственных денег. В Штатах работают институты, которые получают в основном частное финансирование. Например, Шухрат Миталипов в Oregon Health and Science University управляет двумя лабораториями: в той, где нет госфинансирования, он смог два года назад впервые в истории «клонировать человека», то есть пересадить чужие соматические ядра в готовые эмбриональные клетки (выкинув предварительно оттуда первоначальное ядро) и увидеть первые стадии развития клонов, а потом их уничтожить; за государственный счет так делать нельзя, поскольку нельзя разрушать эмбрионов. А в 2015 году Шухрат Миталипов начал работать в Китае, где законодательная нагрузка еще ниже. Таким образом, вероятно, что первые успешно отредактированные эмбрионы появятся именно в частных лабораториях — причем довольно скоро.

Великобритания — страна, которая старается не допускать серых зон в законодательстве по биотехнологиям, поэтому быстро приводит его в соответствие с текущей ситуацией. Так, в 2015 году парламент — впервые в мире — узаконил процедуру получения детей от трех родителей, которую разработал все тот же Шухрат Миталипов; в Великобритании около 150 семей в год смогут получать такое лечение бесплатно (эти семьи будут получать от женщин яйцеклетки, и заменять ядро в донорских яйцеклетках на ядро от основной матери, которая имеет наследственные дефекты в устройстве яйцеклетки; при этом ребенок будет получать и некоторое количество ДНК от своей второстепенной мамы).

Новое решение британского правительства узаконивает ситуацию ровно в пределах безопасного коридора: теперь можно пробовать делать как китайцы, то есть улучшать методику на первых днях развития, причем за государственный счет. Это важно, потому что государственное финансирование — гораздо масштабнее частного, а значит прогресс пойдет быстро.

Мир отреагировал на эту новость очередной волной паники по поводу наступления века евгеники: раз мы сможем редактировать гены — значит, быстро перейдем к созданию армии Урфина Джюса. Но до этого далеко: мы не знаем генов законопослушности и низкого интеллекта. Зато знаем гены многих опасных болезней, и сможем вычистить такие гены — и остановить их распространение в популяции. Правда, есть и сложности — например, гены, определяющие незначительные особенности; такие, как тугоухость. Общественные организации глухих считают стремление дать всем людям идеальный слух как раз евгеническим подходом: некоторые глухие считают язык глухих особой культурой, которой грозит исчезновение. А еще есть гипотеза, что гены некоторых болезней калечат или убивают людей, когда они получают две копии такого гена (от обоих родителей), но могут нести некоторые преимущества, когда присутствуют лишь в виде одной копии; есть предположение, что так обстоит дело с геном идиотии Тэй-Сакс — одна копия означает высокий интеллект. Уберем из популяции ген — как знать, может быть, станут реже рождаться гении.

Главная причина сдерживающих законов — опасения перед неточностью редактирования и неопределенностью результатов; попытка избежать ситуации, когда могут родиться жертвы неточного метода. Пока же лицензия британского минздрава дала биологам возможность для доведения метода до совершенства. Это может быть вопросом лишь нескольких лет работы. И вот тогда дискуссия зайдет на новый виток: если мы сможем с высокой точностью менять гены в человеческих эмбрионах и получать стабильное развитие, обязательно встанет вопрос об их подсадке — и к тому времени у консерваторов будет на один аргумент меньше.

Ссылка на оригинал: https://meduza.io/feature/2016/02/09/14-dney-igry-v-boga

Комментировать

Нажмите для комментария