Кардиология

Динамика показателей иммунного статуса у больных неспецифическим аорто-артериитом на фоне комбинированной терапии

Преимущества комбинированной антигипертензивной терапии экватор и тессирон при неспецифическом аортоартериите. Комбинированная терапия антагонистами кальция, АПФ и антиагрегантами.

Абдуллаева М.А., Абдурахманов М.М.
Бухарский государственный медицинский институт, Узбекистан

Резюме: Полученные данные свидетельствуют о неоспоримых преимуществах комбинированной антигипертензивной терапии экватор + тессирон при неспецифическом аортоартериите. Комбинированная терапия антагонистами кальция, иАПФ и антиагрегантами позволяет сразу воздействовать на боль­шое количество самых различных звеньев патогенеза неспецифического аортоартериита активность иммунного воспаления, нарушение функции эндотелия, гипертрофию миокарда и сосудистой стенки, по­этому именно комбинированная терапия решает проблему мультифакториальности неспецифического аортоартериита с гипертензионным синдромом.

Ключевые слова: неспецифический аортоартериит, иммунный статус.

Неспецифический аортоартериит (НАА) относится к числу редких сосудистых заболеваний, для ко­торых характерно нарушение кровообращения в различных артериальных бассейнах, что обуслов­ливает многообразие клинических проявлений данной патологии [6, 8]. Ведущим клиническим синдромом данного заболевания является арте­риальная гипертензия (АГ), наблюдающаяся при­мерно у 70% больных. АГ у больных неспецифи­ческим аортоартериитом является следствием иммунного воспаления артерий крупного и сред­него калибра, обусловливает ремоделирование сердца и сосудов. Исследованиями последних лет установлено, что поражение эндотелиального слоя сосудистой стенки при формировании сер­дечно-сосудистых заболеваний происходит на самых ранних этапах патогенеза НАА [2, 7, 9]. Ан­тагонисты кальция и ингибиторы АПФ обладают вазопротективным действием, вызывают регресс сосудистого ремоделирования [2, 3, 5], способ­ствуют коррекции эндотелиальной дисфункции, посредством снижения образования ангиотензина II уменьшают активность моноцитов-макрофагов, подавляют активацию молекул адгезии и медиа­торов воспаления, миграцию гладкомышечных клеток в очаг воспалительного поражения, рост гладкомышечных клеток сосудистой стенки [10­12]. Эти процессы лежат в основе противовоспа­лительных и ангиопротективных эффектов эква­тора, который представляет фиксированную комбинацию ингибитора ангиотензин-превращающего фермента лизиноприла с антагонистом кальция амлодипином. Наличие сульфгидрильной группы в структуре молекулы экватора обусловливает способность средства противодействовать окис­лительному стрессу, элиминации активных форм кислорода и других свободных радикалов, иници­ирующих развитие в сосудистой стенке иммуновоспалительных процессов, формирование эндо­телиальной дисфункции. Такая комбинация пато­физиологически и клинически оправдана, высоко­эффективна, имеет самостоятельные доказатель­ства благоприятного влияния на сердечно­сосудистый прогноз. Фиксированная комбинация лизиноприла с амлодипином появилась в клини­ческой практике Узбекистана первой из указанной комбинации и всего за несколько лет заняла до­статочно прочное место среди современных тера­певтических подходов при АГ. Оба компонента относятся к препаратам первой линии лечения АГ с хорошим уровнем доказательной базы в отно­шении позитивных эффектов на сердечно­сосудистый прогноз [1, 4]. Тессирон (клопидогрель) антитромбоцитарный препарат, предста­витель класса тиенопиридинов. Блокируя рецеп­торы тромбоцитов к аденозиндифосфату, он сни­жает их активность и способность к агрегации, а в конечном итоге уменьшает риск серьезных тром­ботических осложнений при различных проявлениях стенозирующих заболеваний аорты и арте­рий.

Цель исследования изучение динамики пока­зателей иммунного статуса у больных неспеци­фическим аортоартериитом на фоне комбиниро­ванной терапии экватором и тессироном.

Материалы и методы

С учетом роли иммунных нарушений в прогресси­ровании эндотелиальной дисфункции у больных НАА проводилось контрольное исследование по­казателей иммунного статуса после монотерапии экватором и при сочетании экватора с тессироном. Были обследованы 37 больных НАА. Группа контроля включала 30 здоровых доноров: 12 муж­чин и 18 женщин в возрасте от 22 до 38 лет, сред­ний возраст составил 24,2±6,3 года. Все пациенты методом случайной выборки были рандомизиро­ваны на две группы. Первую группу составили 19 больных НАА, принимавших экватор в дозе: лизиноприл 10 мг в сутки + амлодипин 5 мг в сутки и тессирон (клопидогрел) 75 мг в сутки. Во вторую группу вошли 18 пациентов, терапия которых включала прием экватора в дозе: лизиноприл 10 мг в сутки + амлодипин 5 мг в сутки. Продолжи­тельность терапии составила 6 месяцев. Все об­следованные больные с НАА получали патогене­тическую терапию преднизолоном в дозе 40 мг в сутки соответственно со степенью активности за­болевания.

Результаты и обсуждение

Оценка эффективности влияния экватора и антиагреганта тессирона на показатели иммунного ста­туса, эндотелиальную функцию (ЭД), тромборезистентность сосудистой стенки и центральную ге­модинамику больных НАА с ЭД II показали сле­дующие результаты. После 6 месяцев терапии с включением экватора у больных НАА с ЭД II от­мечено достоверное снижение провоспалительной цитокинемии: (уровень ФНОальфа составил 103,1±10,2 пг/мл; ИЛ-1бета 111,4±12,2 пг/мл, ИЛ6 44,8±5,1 пг/мл). Использование комбинации экватор + тессирон сопровождалось потенциро­ванием противовоспалительной активности, что проявлялось уменьшением примерно в 2 раза сы­вороточной концентрации изучаемых цитокинов (табл. 1).

16

У больных НАА с III—IV степенью ЭД применение только экватора на фоне базисной терапии преднизолоном существенно уменьшало гиперпродукцию цитокинов провоспалительного действия, содержа­ние ФНОальфа снизилось на 39,5%, ИЛ-1бета на 36,7%, ИЛ-6 на 44,1%. Более значимые изменения уровня провоспалительной цитокинемии были до­стигнуты в группе больных, получавших терапию экватор+тессирон, содержание ФНОальфа уменьши­лось на 61,1%, ИЛ-1бета на 68%, ИЛ-6 на 71,2% в сравнении с показателями до лечения. При оценке влияния комплексной терапии с включением эквато­ра и тессирона на концентрацию цитокинов провоспалительного действия у больных с различной дли­тельностью заболевания установлено, что экватор обладает меньшей активностью влияния на иссле­дуемые цитокины у больных НАА с анамнезом бо­лезни менее одного года в сравнении с комбинацией экватора и тессирона. Терапия экватор+тессирон у больных этой группы приводила к снижению провоспалительной цитокинемии до уровня контроля. Ис­пользование только экватора сопровождалось до­стоверным снижением содержания ФНОальфа, ИЛ1бета, ИЛ-6. При длительности анамнеза НАА от 1 до 3 лет только комплексная терапия (эква­тор+тессирон) обладала достоверным корригирую­щим действием на провоспалительную цитокинемию, при этом нормализации уровня провоспалительных цитокинов у больных этой группы достигну­то не было. Отмечено достоверное корригирующее влияние экватора и базисной терапии на гиперпро­дукцию цитокинов противовоспалительного действия у больных НАА со II степенью ЭД, характеризовав­шееся достоверным уменьшением концентрации ИЛ-4, ИЛ-10 и ТФРбета1 (до 48,1±4,8; 26,5±1,8 и 68,6±4,2 пг/мл соответственно). Применение экватор+тессирон сопровождалось достоверным увеличеним терапевтической активности, достижением более низкой концентрации цитокинов противовос­палительного действия (ИЛ-4 37,2±3,9 пг/мл, ИЛ-10 — 18,1±2,1 пг/мл, ТФР-бета1 60,8±4,1 пг/мл). У больных с III—IV степенью тяжести ЭД назначение как экватора, так и комбинации экватор+тессирон сопровождалось менее существенной динамикой данных показателей. Так, после 6 месяцев комбини­рованной терапии (экватор + тессирон + преднизолон) содержание ИЛ-4, ИЛ-10 и ТФР-бета1 соответ­ственно составляло 62,1±3,8 (р<0,05), 27,2±2,1 (р<0,05) и 76,9±3,8 пг/мл (р<0,05) (табл. 2). Лечение только экватором на фоне приема преднизолона об­ладало достоверно меньшим корригирующим дей­ствием на уровень исследуемых цитокинов.

Результативность действия изучаемых препаратов на уровень ИЛ-4, ИЛ-10 и ТФР-бета1 зависела также от длительности течения НАА. При длительности НАА менее одного года терапия экватором вызыва­ла достоверное уменьшение уровня данных цитокинов, комплексная терапия экватор+тессирон приво­дила к нормализации сывороточного спектра цитокинов противовоспалительного действия. При про­должительности заболевания от 1 до 3 лет только комплексная терапия (экватор+тессирон) достоверно снижала гиперпродукцию иЛ-4, ИЛ-10 и ТФР-бета1 (на 34,2, 18,3 и 44,6% соответственно).

Полученные нами данные свидетельствуют о не­оспоримых преимушествах комбинированной антигипертензивной терапии экватор+тессирон, что обу­словлено потенцированием их действия. Это связа­но с тем, что различные по классам препараты дей­ствуют на различные звенья патогенеза НАА, тем самым дополняя друг друга. Комбинированная тера­пия антагонистами кальция, иАПФ и антиагрегантами позволяет сразу воздействовать на большое ко­личество самых различных звеньев патогенеза НАА — активность иммунного воспаления, нарушение функции эндотелия, гипертрофию миокарда и сосу­дистой стенки, поэтому именно комбинированная терапия решает проблему мультифакториальности НАА с гипертензионным синдромом.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аляви А.Л., Сабиржанова З.Т. Диагностика, ле­чение и профилактика артериальной гипертен­зии. Рекомендации для терапевтов, кардиологов и врачей общей практики. Ташкент, 2008. С. 42.
  2. Беленков Ю.Н. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента в лечении сердечно­сосудистых заболеваний (Квинаприл и эндоте­лиальная дисфункция) / Ю.Н. Беленков, В.Ю. Мареев, Ф.Т. Агеев. Москва, 2001. 86 с.
  3. Белоусов Ю.Б. // Кардиология. 2001. № 4. С. 87-93.
  4. Курбанов Р.Д., Елисеева М.Р., Хамидуллаева Г.А. Современные принципы диагностики и ле­чения артериальной гипертонии: пособие для врачей. Ташкент, 2007. 40 с.
  5. Машарипов Ш.М., Елисеева М.Р., Хамидуллаева Г.А., Зияева А.В. // Журн. теорет. и клинич. ме­дицины (Ташкент). 2007. №4. С. 67-71.
  6. Покровский А.В., Кунцевич Г.И., Зотиков А.Е. // Ангиология и сосудистая хирургия. 2009. №1. С. 37-45.
  7. Покровский А.В., Кунцевич Г.И., Зотиков А.Е., Бурцева Е.А. // Ангиология и сосудистая хирур­гия. 2009. №1. С. 148-151.
  8. Покровский А.В., Зотиков А.Е., Бурцева Е.А., Кульбак В.А. // Врач скорой мед. помощи. 2009. №1.
  9. Кунцевич Г.И., Покровский А.В., Бурцева Е.А. // М-лы I нац. конгр. «Кардионеврология». М.,
  10. С. 105-107.
  11. Усманов Р.И., Нуритдинова Н.Б., Зуева Е.Б. // Рос. кардиол. журн. 2002. №2. С. 38-53.
  12. Хамидуллаева Г.А., Машарипов Ш.М., Елисее-ва М.Р. // М-лы Всерос. конгр. кардиологов «Кар­диология: реалии и перспективы», 6-8 окт.
  13. Москва, 2009. С. 377.
  14. Koffler S., Nickel T, Weis M.//Clin. Sci. 2005. Vol. 108, N 3. P. 205-213.

Статья опубликована в журнале «Медицинские но­вости», 2012, №8. Источник: http://www.mednovosti.by/

Комментировать

Нажмите для комментария

Здравствуйте,
Выйти

Мы на Facebook