Акушерство и гинекология Эндокринология

Аутоиммунный тиреоидит и репродуктивная функция женщины

Аутоиммунный  тиреоидит и его классификация. Течение тиреоидита. Планирование беременности.

Демина Т.Н., Алипова Н.Ф.,

Донецкий региональный центр охраны материнства и детства, Кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии ФПО Донецкого государственного медицинского университета

Аутоиммунный  тиреоидит  (АИТ)  —  гетерогенная группа   воспалительных   заболеваний   щитовидной железы аутоиммунной этиологии, в основе патогенеза которых лежит различной выраженности деструкция фолликулов и фолликулярных клеток щитовидной железы.

Распространенность АИТ колеблется от 0,1 до 1,2 % у  детей  и  до  6–11 %  у  женщин  старше  60  лет (Matsuura  и  соавт.,  1990).  По  данным  Weetman (1992), частота клинически выраженных форм АИТ составляет 1 %. Субклинический тиреоидит и циркулирующие          антитела   обнаруживаются    у   10–15 % практически здоровых лиц, находящихся в эутиреоидном состоянии.

Выделяется несколько видов аутоиммунных тиреоидитов:  хронический  аутоиммунный  тиреоидит,  послеродовой,  безболевой и цитокининдуцированный тиреоидит, подострый тиреоидит, редкие тиреоидиты,  к  которым относят острый гнойный тиреоидит, фиброзирующий тиреоидит Риделя, а также специфические тиреоидиты.

 Хронический аутоиммунный тиреоидит (тиреоидит Хашимото, лимфоцитарный тиреоидит) — хроническое воспалительное заболевание щитовидной железы  аутоиммунного  генеза,  при  котором  в  результате хронически прогрессирующей лимфоидной инфильтрации  происходит  постепенная  деструкция паренхимы щитовидной железы с возможным исходом в первичный гипотиреоз. Впервые заболевание было  описано  японским  хирургом  Н.  Hashimoto  в 1912 г. АИТ развивается на фоне генетически детерминированного дефекта иммунного ответа, приводящего к Тлимфоцитарной агрессии против собственных  тиреоцитов,  заканчивающейся  их  разрушением.  Гистологически  при  этом  определяются лимфоцитарная  и  плазмоцитарная  инфильтрация, онкоцитарная  трансформация  тиреоцитов  (образование  клеток  Гюртле  —  Ашкенази),  разрушение фолликулов.  Аутоиммунный  тиреоидит  имеет  тенденцию проявляться в виде семейных форм. У пациентов с повышенной частотой антител к тиреопероксидазе  (АТТПО)  обнаруживаются  гаплотипы  HLA DR3, DR5, В8. В 50 % случаев у родственников пациентов с аутоиммунным тиреоидитом обнаруживаются циркулирующие антитела к щитовидной железе. Кроме того, наблюдается сочетание аутоиммунного тиреоидита у одного и того же пациента или в пределах  одной  семьи  с  другими  аутоиммунными заболеваниями  —  пернициозной  анемией,  аутоиммунным  первичным  гипокортицизмом,  хроническим аутоиммунным гепатитом, сахарным диабетом 1го типа, витилиго, ревматоидным артритом и др.

Патологическое значение для организма аутоиммунного тиреоидита практически исчерпывается тем, что он является фактором риска развития гипотиреоза. Факт  носительства  антител  к  щитовидной  железе, которые являются маркерами аутоиммунного тиреоидита, в популяции многократно превышает распространенность гипотиреоза и свидетельствует о том, что в большинстве случаев заболевание не приводит к развитию гипотиреоза.

Течение тиреоидита носит фазовый характер. Эутиреоидная  фаза  может  продолжаться  многие годы,  или  десятилетия,  или  даже  на  протяжении всей жизни. Далее в случае прогрессирования процесса,  а именно постепенного  усиления  лимфоцитарной инфильтрации щитовидной железы и деструкции ее фолликулярного эпителия, число клеток, продуцирующих тиреоидные гормоны, уменьшается. В этих условиях, для того чтобы обеспечить организм достаточным количеством тиреоидных гормонов, повышается продукция тиреотропного гормона (ТТГ), который гиперстимулирует щитовидную железу. За счет этой гиперстимуляции на протяжении неопределенного времени (иногда десятков лет) удается  сохранять  продукцию  тироксина  (Т4)  на  нормальном  уровне.  Это  фаза  субклинического  гипотиреоза (повышенные значения ТТГ при нормальном уровне Т4). При дальнейшем разрушении щитовидной железы число функционирующих тиреоцитов падает ниже критического уровня, концентрация Т4 в крови снижается и манифестирует гипотиреоз (фаза манифестного гипотиреоза).

Распространенность   аутоиммунного              тиреоидита оценить трудно, поскольку в эутиреоидной фазе он практически не имеет точных диагностических критериев.  Распространенность  как  носительства  АТТПО, так и гипотиреоза в исходе аутоиммунного тиреоидита  примерно  в  10  раз  выше  у  женщин  по сравнению с мужчинами. Аутоиммунный тиреоидит является причиной примерно 70–80 % всех случаев первичного  гипотиреоза,  распространенность  которого составляет порядка 2 % в общей популяции и достигает 10–12 % среди женщин пожилого возраста.

Клинические симптомы в эутиреоидной фазе и фазе субклинического гипотиреоза отсутствуют. В отдельных, относительно редких случаях на первый план еще  в  эутиреоидной  фазе  выступает  увеличение объема  щитовидной  железы  (зоб),  которое  достаточно редко достигает значительных степеней.

К критериям, сочетание которых позволяет установить  диагноз  аутоиммунного  тиреоидита,  относят: повышение уровня циркулирующих антител к щитовидной железе (более информативно определение АТТПО);     обнаружение                типичных           ультразвуковых признаков  аутоиммунного  тиреоидита  (гипоэхогенность щитовидной железы); наличие первичного гипотиреоза (субклинического или манифестного).

При  отсутствии  хотя  бы  одного  из  перечисленных критериев диагноз аутоиммунного тиреоидита носит вероятностный характер, поскольку само по себе повышение уровня АТТПО или гипоэхогенность щитовидной железы по данным УЗИ еще не свидетельствуют об аутоиммунном тиреоидите и не позволяют установить этот диагноз. Таким образом, диагностика аутоиммунного тиреоидита в эутиреоидной фазе (до манифестации гипотиреоза) достаточно сложна. При этом реальной практической необходимости в установлении диагноза аутоиммунного тиреоидита в фазе эутиреоза, как правило, нет, поскольку лечение (заместительная   терапия   Lтироксином)   показано пациентам только в гипотиреоидной фазе. Специфическое лечение не разработано, и на сегодняшний день отсутствуют эффективные и безопасные методы  воздействия  на  аутоиммунный  процесс,  развивающийся в щитовидной железе, которые могли бы предотвратить прогрессирование аутоиммунного тиреоидита до гипотиреоза. Аутоиммунный тиреоидит и носительство АТТПО следует рассматривать как факторы  риска  развития  гипотиреоза  в  будущем.

Вероятность развития гипотиреоза у женщины с повышенным уровнем АТТПО и нормальным уровнем ТТГ составляет около 2 % в год, вероятность развития явного гипотиреоза у женщины с субклиническим гипотиреозом  (повышение  значений  ТТГ  при  нормальном уровне Т4) и повышенным уровнем АТТПО составляет 4,5 % в год. У женщин, которые являются носительницами  АТТПО  без  нарушения  функции щитовидной железы, при наступлении беременности повышается  риск  развития  гипотиреоза  и  относительной гестационной гипотироксинемии. В связи с этим у таких женщин необходим контроль функции щитовидной железы как на ранних сроках беременности, так и на более поздних сроках.

 Послеродовой, безболевой и цитокининдуцированный тиреоидиты — это варианты аутоиммунного тиреоидита, которые объединяет фазность изменений, происходящих в щитовидной железе, связанных с аутоиммунной агрессией: при наиболее типичном течении фаза деструктивного тиреотоксикоза сменяется фазой транзиторного гипотиреоза, после чего в большинстве случаев происходит восстановление функции щитовидной железы.

Наиболее изучен и чаще всего встречается послеродовой тиреоидит. В качестве причины послеродового  тиреоидита  рассматривается  избыточная реактивация иммунной системы после естественной гестационной  иммуносупрессии  (феномен  рикошета), которая у предрасположенных лиц (носительницы АТТПО) приводит к деструктивному аутоиммунному тиреоидиту. Данный вид АИТ развивается в послеродовом периоде у 5–9 % всех женщин, при этом он  строго  ассоциирован  с  носительством  АТТПО.

Он  развивается  у  50 %  носительниц  АТТПО,  при этом        распространенность   носительства   АТТПО среди женщин достигает 10 %. Послеродовой тиреоидит, как правило, манифестирует легким тиреотоксикозом примерно на 14й неделе после родов, к 19й неделе переходя в гипотиреоидную фазу. В ряде случаев гипотиреоидная фаза послеродового тиреоидита ассоциирована с послеродовой депрессией. У женщин с послеродовым тиреоидитом вероятность его повторения после следующей беременности составляет 70 %. Примерно у 25–30 % женщин, перенесших   послеродовой   тиреоидит,   в   дальнейшем развивается   хронический   вариант   аутоиммунного тиреоидита с исходом в стойкий гипотиреоз.

Провоцирующие факторы для безболевого («молчащего»)  тиреоидита  неизвестны;  этот  вариант деструктивного аутоиммунного тиреоидита является полным  аналогом  послеродового,  но  развивается вне связи с беременностью.

Причиной          развития            цитокининдуцированного тиреоидита  является  назначение  пациентке  по поводу различных заболеваний (гепатит С, заболевания  крови)  препаратов  интерферона,  при  этом четкой временной связи между развитием тиреоиди та и продолжительностью терапии интерферонами не прослеживается: тиреоидит может развиться как в начале лечения, так и спустя месяцы.

Подострый  тиреоидит  (тиреоидит  де  Кервена, гранулематозный тиреоидит) — воспалительное заболевание щитовидной железы, предположительно вирусной этиологии, при котором деструктивный тиреотоксикоз сочетается с болевым синдромом в области шеи и симптоматикой острого инфекционного заболевания.

К  редким тиреоидитам  относят острый гнойный тиреоидит,  фиброзирующий  тиреоидит  Риделя,  а также  специфические  тиреоидиты  (туберкулезный, сифилитический, грибковый и прочие).

Причиной острого гнойного тиреоидита является  гематогенное или лимфогенное инфицирование из  других очагов  инфекции  (челюстнолицевая  область, легкие) или инфицирование послеоперационной раны.

Причина  фиброзирующего  тиреоидита  Риделя неизвестна,  ранее  его  рассматривали  как  вариант аутоиммунного тиреоидита или фиброзирующей болезни  (синдром  Ормонда),  поскольку  описаны  его сочетания с медиастинальным и ретроперитонеальным фиброзом.

В настоящее время не существует единой точки зрения  на  роль  антител  к  ткани  щитовидной  железы (АТЩЖ) в генезе нарушения репродуктивной функции женщин.

Частота нарушений менструального цикла при АИТ и вызванном им гипотиреозе в 3 раза выше, чем в общей популяции женщин репродуктивного возраста, и составляет,   по   данным   разных   исследователей,

23,4–70 %. Наиболее распространенные нарушения менструального цикла — олигоменорея, гиперменорея, меноррагия, стойкая аменорея. Следует учитывать, что бесплодие на фоне гипотиреоза наблюдают и при регулярном менструальном цикле изза недостаточности  лютеиновой  фазы.  Длительный  не компенсированный первичный гипотиреоз часто приводит к хронической ановуляции и дисфункциональным  маточным  кровотечениям,  возможно  развитие гипогонадотропной  аменореи.  При  длительном  дефиците тиреоидных гормонов закономерно развивается вторичная гиперпролактинемия, которая может сопровождаться всем спектром симптомов (галакторея, аменорея), характерных для гиперпролактинемического гипогонадизма. Кроме того, дефицит трийодтиронина  (Т3)  нарушает  образование  дофамина, необходимого для нормального пульсового выделения лютеинизирующего гормона (ЛГ).

Установлено,  что  почти  у  трети  (27 %)  женщин  с преждевременной      яичниковой      недостаточностью присутствует аутоиммунная патология ЩЖ. Недавнее  проспективное  исследование  продемонстрировало в 3 раза более высокую частоту АИТ у пациенток с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ), и было показано, что своевременная коррекция гипотиреоза в исходе АИТ является неотъемлемым условием восстановления репродуктивной функции у женщин с СПКЯ.

Проблема нарушений функции ЩЖ у женщин, страдающих  бесплодием,  в  последние  годы  вызывает большой интерес ученых и  клиницистов.  Согласно результатам  последних  исследований,  гипотиреоз (как манифестный, так и субклинический) в исходе АИТ  —  довольно  значимый  фактор  женского  бесплодия. Чаще всего манифестный гипотиреоз связан с овуляторной дисфункцией, в то время как при субклиническом гипотиреозе овуляция и оплодотворение могут быть не нарушены, однако повышен риск невынашивания беременности, особенно у женщин с антитиреоидными        антителами.     Важное               значение имеет своевременное выявление и лечение субклинического гипотиреоза у женщин с бесплодием неясного генеза.

Существует точка зрения, что аутоиммунные тиреопатии могут способствовать формированию аутоиммунных поражений других эндокринных желез, в том числе  аутоиммунной  патологии  в  репродуктивной системе.  Отмечено,  что  наиболее  часто  высокий уровень АТЩЖ (29 %) выявляют у женщин с бесплодием и эндометриозом.

Известно,  что  в  генезе  бесплодия  определенную роль отводят аутоиммунным процессам в яичниках, приводящим  к  появлению  аутоантител  к  клеткам гранулезы   и   текаклеткам,   препятствующим   нормальному фолликулогенезу, овуляции и адекватному функционированию желтого тела. Именно аутоиммунными механизмами объясняют патогенез бесплодия при эндометриозе, когда, помимо аутоантител к ткани яичников, определяют отложения иммунных комплексов в эндометрии, что ведет к нарушению  имплантации.  Принимая  во  внимание  часто встречающееся сочетание аутоиммунной патологии ЩЖ у женщин с бесплодием и общность формирования аутоиммунных процессов в организме, можно предположить  наличие  аутоиммунного  генеза  бесплодия у инфертильных женщин — носительниц антитиреоидных антител. В пользу этой гипотезы свидетельствует частое сочетание аутоиммунных тиреопатий с бесплодием неясного генеза.

В последнее время в литературе активно обсуждается значение адекватной функции ЩЖ для повышения  эффективности  лечения  бесплодия  в  программе экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона в полость матки (ЭКО и ПЭ). Отмечена высокая частота носительства АТЩЖ у женщин с неудачными попытками ЭКО и ПЭ.

A. Geva и соавт. установили, что АТЩЖ присутствовали у 20 % женщин с бесплодием, которые нуждались  в  проведении  ЭКО  и  ПЭ  по  поводу  трубноперитонеального  фактора  бесплодия  и  бесплодия неясного генеза, при этом у 12 % обнаружены антиовариальные антитела. Примечателен тот факт, что у всех женщин в данном исследовании нарушения функции ЩЖ к моменту обследования и в анамнезе не выявлено. Эти результаты позволяют предположить, что антитиреоидные антитела могут быть независимым фактором бесплодия. С.Kim и соавт. также показали, что носительство АТЩЖ без нарушения ее функции у женщин с трубным бесплодием и бесплодием неясного генеза сочетается с неблагоприятным  исходом  беременности  после  ЭКО.  Эти данные свидетельствуют в пользу проведения скрининга на АТЩЖ в качестве раннего маркера риска неудач при имплантации и прогноза беременности после  ЭКО.  Предпринимались  попытки  введения иммуноглобулина  G  пациенткам  с  АТЩЖ  в  программе ЭКО и ПЭ, и показано улучшение исходов программы на фоне проведенной терапии.

Как известно, стимуляция суперовуляции, проводимая в программах ЭКО и ПЭ с целью получения максимального   количества   ооцитов,   сопровождается высокими уровнями эстрогенов в крови. Гиперэстрогения за счет ряда компенсаторных механизмов (повышение  уровня  тироксинсвязывающего  глобулина (ТСГ) в печени, связывание дополнительного количества свободных тиреоидных гормонов и как следствие — снижение уровня Т3, Т4) приводит к повышению уровня ТТГ. Это способствует повышенной стимуляции ЩЖ, которая вынуждена задействовать свои резервные возможности. Поэтому у женщин с АТЩЖ даже без исходного нарушения тиреоидной функции имеется риск развития гипотироксинемии в ранние  сроки  индуцированной  беременности  (ИБ). Таким образом, как стимуляция суперовуляции, так и носительство АТЩЖ — факторы, снижающие нормальный функциональный ответ ЩЖ, необходимый для адекватного развития ИБ. Женщины со стимулированными   беременностями   представляют   собой группу риска по развитию осложнений: высокой частоты  ранних репродуктивных потерь,  многоплодия,раннего гестоза, тяжелего синдрома гиперстимуляции  яичников,  фетоплацентарной  недостаточности, угрозы преждевременных родов. В связи с этим ведение  стимулированного  цикла  и  I  триместра  ИБ требует тщательного динамического наблюдения и гормонального  контроля.  Высокая  стероидная  нагрузка вследствие гиперстимуляции яичников, а также прием большого числа гормональных препаратов влияют на метаболизм тиреоидных гормонов, приводят к гиперстимуляции ЩЖ, что, в свою очередь, может усугубить неблагоприятное течение беременности и негативно отразиться на развитии плода.

Все авторы едины во мнении, что риск спонтанного прерывания беременности на ранних сроках у женщин с АТЩЖ превышает таковой у женщин без них в 2–4 раза, поэтому носительницы АТТПО составляют  группу  риска  ранних репродуктивных потерь, что требует специального наблюдения этой категории женщин акушерамигинекологами еще на этапе планирования  беременности.  Наиболее велик этот риск в I триместре беременности. В дальнейшем у женщин,  имеющих в  анамнезе привычное невынашивание (2 самопроизвольных выкидыша и более), этот  риск  повышается  с  увеличением  срока  беременности.

Таким образом, АИТ во время беременности несет риск развития гипотиреоза и относительной гипотироксинемии  у  плода.  Вот  почему  скрининг  на  АТТПО, маркер АИТ, должен проводиться у всех женщин на этапе планирования беременности и в ранние  сроки  наступившей  беременности.  Вследствие иммуносупрессивного  действия  беременности  возможна ремиссия аутоиммунного тиреоидита в этот период и рецидив в послеродовом периоде.

Некомпенсированный гипотиреоз в период беременности оказывает следующие отрицательные воздействия на организм матери и плода:

— развиваются такие осложнения беременности, как угроза прерывания, преэклампсия, отслойка плаценты, задержка внутриутробного развития плода, послеродовые кровотечения, нарушения функций сердечнососудистой системы, анемия;

— блокирующие антитела к рецепторам тиреотропного гормона проходят через плаценту к плоду и вызывают развитие фетального и неонатального гипотиреоза.

Фетальный гипотиреоз проявляется внутриутробным замедлением роста, брадикардией, запоздалым появлением ядер окостенения, нарушением процессов развития центральной нервной системы.

Неонатальный гипотиреоз продолжается в течение 1–4  месяцев  (период  полувыведения  материнских антител к щитовидной железе — около 3 недель).

Признаками  неонатального  гипотиреоза  являются переношенная   беременность   (более   42   недель), большая масса тела при рождении (более 4 кг), макроглоссия, периферический цианоз, отеки, затруднение дыхания, низкий, грубый тембр голоса при плаче и крике, сонливость, пониженная активность, гипотермия, сухость кожи, снижение содержания тиреоидных гормонов в крови новорожденного.

Следовательно,             важнейшая       задача  акушеровгинекологов и эндокринологов состоит в выявлении нарушений функции ЩЖ у женщин репродуктивного возраста еще на этапе планирования беременности. Особое внимание следует уделять женщинам, которым с целью достижения беременности планируется проведение индукции овуляции или программы ЭКО и ПЭ.

Комментировать

Нажмите для комментария

Мы на Facebook