Акушерство и гинекология

Акушерские и перинатальные исходы у беременных с железодефицитной анемией в сочетании с бактериально-вирусной инфекцией

Железодефицитная анемия у беременных. Анализ архивного материала муници­пальной женской консультации №2 Махачкалы за полных 3 года 2002-2004 гг. (рис. 1, 2) для выявления частоты, факторов риска, особен­ностей течения беременности, родов и послеродо­вого периода, состояния плода и новорожденного у пациенток с ЖДА на фоне бактериальной и/или ви­русной инфекции в современных условиях.

И.Г.Сулейманова, Н.В.Орджоникидзе, М.Ю.Соколова
ГУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии (дир. акад. РАМН, проф. В.И.Кулаков) РАМН, Москва

Железодефицитная анемия (ЖДА) является заклю­чительным этапом железодефицитных состояний (ЖДС) и возникает при снижении гемоглобинового фонда железа (Аркадьева, 1999). ЖДА проявляется симптомами анемии и гипосидероза. От 15 до 80% беременных и 20-40% родильниц страдают ЖДА [1-4].

Дефицит железа характерен для всех групп насе­ления, занимая ведущее место в структуре экстрагенитальной патологии, оказывающей неблагопри­ятное влияние на течение беременности и родов, послеродового периода, состояние плода и ново­рожденного. Однако наиболее уязвимыми в отно­шении риска развития ЖДА являются дети, осо­бенно раннего возраста, в связи с чем именно в этот период жизни должен осуществляться наибо­лее строгий контроль за обеспеченностью их орга­низма железом [1, 5-7].

К развитию анемии у беременных предрасполагают следующие факторы: снижение поступления в ор­ганизм железа с пищей, нарушение всасывания железа в кишечнике, кровотечения из желудочно­кишечного тракта (при геморрое, язвенной болезни желудка или кишечника), рвота беременных, крово­течения во время беременности (например, при предлежании плаценты), часто повторяющиеся бе­ременности, многоплодие, длительное кормление ребенка грудью, сезонность (анемия чаще возника­ет зимой и весной, когда мало витаминов в пище), некоторые хронические заболевания (гепатит, пие­лонефрит и др.) [2-4, 8, 9].

Для выявления частоты, факторов риска, особен­ностей течения беременности, родов и послеродо­вого периода, состояния плода и новорожденного у пациенток с ЖДА на фоне бактериальной и/или ви­русной инфекции в современных условиях был проведен анализ архивного материала муници­пальной женской консультации №2 Махачкалы за полных 3 года 2002-2004 гг. (рис. 1, 2).

Следует отметить, что Махачкала является столи­цей Дагестана, который характеризуется относи­тельно высоким уровнем рождаемости. Об этом свидетельствуют следующие коэффициенты рож­даемости: 2002 г. 16,5; 2003 г. 19,6; 2004 г. — 18,4  (в РФ 9,8; 10,3 и 10,1 соответственно).

Ретроспективно, методом выборки из 3524 индиви­дуальных карт беременных, находившихся на дис­пансерном учете в муниципальной женской кон­сультации №2, были отобраны 1856 пациенток с ЖДА разной степени тяжести, что составило 52,6% от общего числа изученных. Из них был проведен отбор и анализ 617 (33,2%) карт беременных с ЖДА в сочетании с бактериальной и/или вирусной инфекцией, подтвержденной лабораторными дан­ными до наступления или в период беременности. Основная I группа (617 женщин) была разделена на две подгруппы: 1А 320 беременных с ЖДА на фоне острой или обострения хронической бактери­альной и/или вирусной инфекции; 1Б 297 пациен­ток с ЖДА на фоне хронической бактериальной и/или вирусной инфекции в стадии устойчивой ре­миссии.

Группу сравнения II составили 189 беременных с ЖДА без инфекции.

Частота ЖДА в течение 3 лет среди общего числа беременных по годам находилась в пределах 51,9­52,6%, из них в сочетании с бактериально-вирусной инфекцией 17,5-33,2%.

Возраст беременных колебался от 16 до 42 лет и составил в среднем 28,1±5,3 года в 1А, 27,9±3,6 года в 1Б и 27,4±4,8 года во II группах, без до­стоверных различий (табл. 1).

Как видно из табл. 1, достаточно высокой была ча­стота ЖДА у пациенток от 20 до 35 лет, т.е. в наиболее активном репродуктивном возрасте.

В табл. 2 отражены данные о беременных с ЖДА по уровню их образования.

Согласно данным табл. 2 только в I группе встре­чались пациентки с начальным уровнем образова­ния (в 1А 19, или 5,9%, в 1Б 11, или 3,7%) и до­стоверно чаще встречались пациентки со средним общим уровнем образования в 1А и IБ (134, или 41,9%, и 136, или 45,8%, соответственно), чем во II группе (67, или 35,4%). Число пациенток с ЖДА в I и II группах со средним специальным (195, или 31,6%, и 66, или 35%, соответственно) и высшим (122, или 19,8%, и 56, или 29,6%, соответственно) достоверно между собой не различалось.

В табл. 3 приведены сведения о социальном уровне этих пациенток.

Как следует из табл. 3, большинство беременных I группы были домохозяйками, в то время как в груп­пе сравнения служащими (32,3%). Во II группе служащихся было больше в 2,4 раза (р<0,05), чем в IА и IБ.

Средний возраст начала половой жизни составил 18,1±1,5; 19,9±1,2 и 22,6±1,5 года в IА;IБ и II груп­пах соответственно. Начало половой жизни у большинства пациенток I группы (в IА 35,6%, IБ 34%) приходилось на возраст 18-19 лет, чаще встречались пациентки 15-17 лет в I группе (в IА 32,2%, IБ 30%), чем во II (11,6%) группе (р<0,05). Пациентки старше 30 лет встречались во II группе в 2,4  раза чаще, чем в IА, и в 1,4 раза чаще, чем в IБ.

Анализируя частоту медицинских и мини-абортов, следует отметить их более высокий уровень в I группе (в IА 69,7%, IБ 66,6%), чем во II (44,9%), из них 2 аборта и более в I группе было у 320, или 51,9%, женщин, во II у 56, или 29,6%. Приведен­ные данные о количестве абортов в анамнезе в ис­следуемых группах свидетельствуют об отсутствии использования средств контрацепции.

В структуре экстрагенитальных заболеваний у дан­ных пациенток преобладали инфекционно­воспалительные заболевания (острые респиратор­ные вирусные инфекции ОРВИ, пиелонефрит, тонзиллит, отит, бронхит и др.). Среднее число их на 1 беременную в группе IА составило 3,5, IБ 3, II —  1,4. Так, например, в I группе достоверно чаще встречались ОРВИ (в подгруппе IА 66,9%, в IБ 49,5% случаев), заболевания ЛОР-органов (IА 48,1%, IБ 41,4%) и детские инфекции (IА 63,4%, IБ 59,9%), чем во II (17,9; 9,5; 12,1% соответ­ственно; р<0,05). Воспалительные заболевания мочевыделительной системы встречались только в I группе (IА 20,9%, IБ 16,5%; р<0,05).

У большинства беременных как в I (149+145, или 46,6+48,8%), так и во II (87, или 46%) группах отме­чены заболевания щитовидной железы, что, повидимому, связано с дефицитом йода в данном ре­гионе. Также обращало внимание сочетание ЖДА с аутоиммунными заболеваниями. Так, например, аутоиммунный тиреоидит был у 79 (12,8%) женщин в IА, у 31 (16,4%) в IБ и у 9 (4,7%) во II группах соответственно. Интерес представлял факт частого выявления у пациенток основной группы пороков развития различных органов. Так, врожденный по­рок сердца отмечен у 47 (5,8%), аномалия развития мочевыделительной системы у 36 (4,4%), пороки развития матки у 33 (4,1%) женщин (из них двуро­гая матка была у 19 женщин, или в 57,5% случаях, неполная внутриматочная перегородка у 14, или 42,5%). Однако причинная связь пороков развития различных органов у пациенток с аналогичными аномалиями у их плодов и новорожденных отсут­ствовала. Оперативные вмешательства (аденоидэктомия, тонзиллэктомия, аппендэктомия и др.) ча­ще отмечены в I группе (у 67, или 20,9%, в IА, у 46, или 15,4%, в IБ), чем в группе сравнения (11, или 5,8%; р<0,05).

Средний возраст наступления менархе в подгруппе IА составлял 12,1±1,3 года, IБ 12,5±1,5 года, во II группе 14,9±1,5 года.

Акушерско-гинекологический анамнез был отяго­щен у подавляющего большинства пациенток в I группе 504 (81,7%) и во II 88 (46,5%). Структура гинекологических заболеваний представлена в табл. 4.

По данным табл. 4, среди перенесенных гинеколо­гических заболеваний достоверно чаще в I группе, чем во II, встречались эктопия шейки матки, острый и хронический рецидивирующий сальпингоофорит, острый и хронический рецидивирующий эндомет­рит, привычное невынашивание, кисты яичников (в IА), миома матки (в IА). Среднее число гинекологи­ческих заболеваний на 1 женщину составило в IА группе 2,8, в IБ 1,8 и во II группе 0,9, т.е. в IА было достоверно больше, чем в группе сравнения. По поводу кист яичников были прооперированы 36 (5,8%) пациенток I группы, 2 (1%) II. Из-за наруж­ного и внутреннего эндометриоза 23 (3,7%) женщи­нам I группы и 5 (2,6%) II группы проведено хирур­гическое лечение лапароскопия, коагуляция оча­гов эндометриоза. Ввиду первичного и вторичного бесплодия, для уточнения диагноза и разработки дальнейшей лечебной тактики, 29 (4,7%) пациент­кам основной группы была произведена диагности­ческая лапароскопия. При дисфункциональном ма­точном кровотечении у 19 (3,1%) женщин I группы было проведено диагностическое выскабливание эндометрия. Анамнез был отягощен: медицинскими абортами у 207 (64,7%) женщин IAгруппы, у 142 (47,8%) IБ и у 65 (34,4%) II группы (p<0,05); са­мопроизвольными выкидышами у 183 (57,1%), 78 (26,2%) и 25 (13,2%) соответственно (p<0,05), неразвивающимися беременностями у 97 (30,3%), 71 (23,9%) и 22 (11,6%) повторноберемен­ных (p<0,05).

У пациенток I группы был проанализирован спектр бактериальных и/или вирусных инфекций, выяв­ленных при проведении микроили молекулярно­биологического обследования мочеполовых орга­нов. Чаще определяли следующие микроорганиз­мы: бактерии условно-патогенной флоры (183, или 57,2%), дрожжевые грибы рода Candida(147, или 45,9%), вирус простого герпеса (116, или 36,3%), цитомегаловирус (111, или 34,7%) и хламидии (96, или 30,0%). При этом частота моноинфекции рав­нялась 27 (8,4%) случаям, смешанной 293 (91,6%).

Из всех обследованных женщин первобеременных было 304 (37,7%), из них в подгруппе IA51 (15,9%), IБ 115 (38,7%) и во II группе 138 (73,0%) женщин; повторнобеременных 502 (62,3%) жен­щины, из них: в IA269 (84,1%) женщин, IБ 182 (61,3%) и II 51(26,9%) женщина. Первородящих в подгруппе IAбыло 44 (13,8%) женщины, IБ 112 (37,7%) и во II группе 137 (72,5%); повторнородя­щих в подгруппе IAбыло 276 (86,2%) женщин, IБ 185 (62,3%) и во II группе 52 (27,5%).

При анализе родов в анамнезе установлено, что процент своевременных родов был достоверно выше у женщин II группы 85,7%, чем в IA62,8% и IБ 50,8% (p<0,05). При этом частота прежде­временных родов у пациенток подгрупп IAи IБ вы­ше в 4,4 и 3 раза (p<0,05) соответственно, чем в группе сравнения. В то же время при сравнитель­ном анализе запоздалые роды встречались в IБ и во II группах в 4,5 и 3 раза чаще (р<0,05) соответ­ственно, чем в 1А.

Родоразрешение через естественные родовые пути было в анамнезе у 266 (72,7%) повторнородящих I группы и у 138 (93,9%) II, путем операции кесаре­ва сечения у 86 (23,5%) и 9 (6,1%) соответствен­но. У 11 (3%) женщин I группы по поводу врожден­ных аномалий развития плода при сроке 23-24 нед беременности было проведено ее искусственное прерывание по медицинским показаниям, у 3 (0,8%) женщин ввиду нарастания тяжести гестоза во II пе­риоде родов были наложены акушерские щипцы.

С резус-отрицательной принадлежностью крови в I группе было 367 (59,5%) и во II 75 (39,7%) бере­менных. У 296 (47,9%) женщин I группы и у 43 (22,7%) женщин II группы в период предыдущих бе­ременностей выявляли наличие Rh-антител в кро­ви. В связи с этим курсы комплексной терапии были проведены 311 (50,4%) пациенткам I группы и 67 (35,4%) II.

Интерес представляли результаты данных аллер­гоанамнеза. Было установлено, что он был отяго­щен у 77 (12,5%) женщин с ЖДА инфекционного генеза (I группа).

У большинства беременных I группы (IА 31,9%, IБ — 33,0%) сроки взятия их на диспансерный учет со­ставляли 13-14 нед гестации, тогда как во II 38,1%. По-видимому, это явилось причиной позд­ней диагностики анемии и бактериально-вирусной инфекции у беременных и как следствие отсутствия профилактики как этих, так и других осложнений в процессе гестации.

Рождение детей с пороками развития различных органов отмечено у 26 (5,1%) женщин, из них ано­малии развития в I группе встречались достоверно чаще (в IА у 17, или 5,3%, и IБ у 7, или 2,3%), чем во II (2, или 1,0%). Также в анамнезе отмечено наличие детей-инвалидов у 13 (2,5%) женщин (из них ДЦП 8, мукополисахаридоз 2, муковисцидоз — 1, целиакия 2 случая).

Внутриутробное инфицирование плода наблюдали в 56,4% случаев, и перинатальные потери состави­ли 32,2% у пациенток Iа подгруппы.

У большинства (51,9%) беременных с анемией в период гестации отмечена острая или обострение хронической вирусной и/или бактериальной инфекции. Обращает внимание высокая частота острых доза (177, или 55,3%), кольпита не уточненной вирусных и/или бактериальных инфекций (209, или этиологии (129, или 40,3%), пиелонефрита и цисти65,3%), а также их рецидивов: вагинального кандита (118, или 36,8%).

Рис. 1,2. Частота ЖДА, по данным муниципальной женской консультации №2 Махачкалы.
4

5

Таблица 1. Распределение беременных с ЖДА по возрасту

6

Таблица 2. Распределение беременных с ЖДА по уровню образования

7

Таблица 3. Распределение беременных с ЖДА по социальному положению

8

Таблица 4. Частота и структура заболеваний женских половых органов в анамнезе

9

Таблица 5. Структура и частота ЖДА у беременных основной группы на фоне бактериальной и/или вирусной инфекции в зависимости от сроков гестации (n=617)

10

Таблица 6. Структура и частота ЖДА у беременных группы сравнения без инфекции в зависимо-сти от сроков гестации (n=189)

11

 Рис. 3. Исходы предыдущих родов.

12

Рис. 4. Родоразрешение пациенток.

13

Частота ЖДА инфекционного генеза в период бе­ременности в зависимости от степени ее тяжести и сроков возникновения представлена в табл. 5, 6.

Как видно из табл. 5 и 6, в основной группе (IА и IБ) ЖДА значительно чаще выявляли в I тримест­ре (легкой степени в 22,2 и 19,9% случаев, сред­нетяжелой в 17,8 и 15,8% случаев и тяжелой в 9,7 и 9,4% случаев соответственно), чем в группе сравнения (легкой степени в 9,5%, среднетяжелой в 7,4% и тяжелой в 1,6% случаев). Анемия у бе­ременных без сопутствующей инфекции чаще всего развивалась во II и III триместрах. Таким образом, в основной группе ЖДА имела раннее начало и более тяжелое течение по сравнению с группой сравнения.

Ретроспективный анализ показал, что у большин­ства (356, или 44,1%, беременных в I группе и 261, или 32,3%, беременная во II группе) анемия была диагностирована поздно. Лечение данной патоло­гии проведено всего у 547 (67,8%) пациенток, их них курс антианемической и антибактериальной терапии прошли 547 (67,8%), метаболической 402 (49,8%), дезинтоксикационной 295 (36,6%) и иммуноглобулинотерапии 187 (23,2%) женщин. Комплексное лечение проведено 169 (20,9%) бе­ременным. Положительный эффект от проведен­ной терапии отмечен лишь у 68 (8,4%) пациенток.

При анализе осложнений данной беременности установлено, что у женщин обеих групп течение гестационного процесса часто осложнялось ран­ним токсикозом, угрозой прерывания беременно­сти, плацентарной недостаточностью, хрониче­ской гипоксией плода. При этом выявлено, что в группе беременных, страдающих анемией в соче­тании с инфекцией (IА и IБ подгруппы), данные осложнения наблюдались чаще, чем у пациенток с изолированной формой анемии (II группа): ран­ний токсикоз в 2,7 раза (р<0,05), угроза преры­вания в 2,3 раза, плацентарная недостаточность —  в 5,5 раза. Предлежание плаценты и врожден­ные аномалии развития плода отмечены у паци­енток основной группы.

Частота внутриутробной инфекции (ВУИ) в IА под­группе составила 209 (65,3%) и IВ 132 (44,4%) случая. Гестоз встречался у 97 (30,3%), 81 (27,2%) и 14 (7,4%) беременных IА, IВ и II групп соответ­ственно.

Все 806 пациенток были родоразрешены в I и II отделениях родильных домов Махачкалы. Часто­та преждевременных родов составила 18,2% (147 женщин). Прерывание беременности по медицин­ским показаниям (ввиду наличия пороков разви­тия плода) произведено 3 пациенткам при сроках гестации 22-23, 24-25, 27-28 нед. У 1 (0,2%) пациентки роды закончились путем наложения по­лостных акушерских щипцов.

Анализ осложнений родов показал, что в боль­шинстве наблюдений течение родового акта ха­рактеризовалось различными осложнениями. У пациенток IА и IБ подгрупп в 5,4 и 2,8 раза чаще, чем у беременных II группы, родовой акт ослож­нялся несвоевременным излитием околоплодных вод; в 5,4 и 3,1 раза аномалиями родовой дея­тельности. Острая гипоксия плода отмечена у па­циенток I группы в 6 раз, хориоамнионит в родах в 6,3 раза чаще, чем у пациенток II группы. Пол­ное или частичное плотное прикрепление плацен­ты было диагностировано у 63 (19,6%), 45 (15,1%) и 12 (6,3%) пациенток IА, IБ и II групп соответ­ственно, кровотечение в последовом или раннем послеродовом периодах у 53 (16,5%), 28 (9,4%) и 9 (4,7%) пациенток.

Через естественные родовые пути было родораз­решено 662 (82,1%) пациентки, путем операции кесарево сечения 144 (17,9%) (рис. 4).

Следует отметить, что оперативное родоразрешение имело место в 23,7% наблюдений в IА под­группе, в 16,8% в IБ подгруппе и в 9,5% во II группе. Среди показаний к операции кесарева се­чения самыми частыми являлись острая гипоксия плода (5,9% случаев в IА, 4,7% в IБ и 2,6% во II), аномалии родовой деятельности (4,0% слу­чаев в IА, 2,3% в IБ и 1,0% во II). Среди осложнений послеродового периода эндометрит встречался чаще у родильниц IА, IВ и II групп (12, или 3,7%; 6, или 2,0%, и 2, или 1,0%, соответ­ственно). Раневая инфекция была у 15 (4,6%), 9 (3,0%) и 2 (1,0%), лохиои гематометра у 12 (3,7%), 9 (3,0%) и 6 (3,1%) соответственно, парез кишечника у 2 (0,6%) в IА подгруппе.

Исход родов для плода и течение раннего неона­тального периода были проанализированы у 319 новорожденных подгруппы IА, 297 IБ и 189 но­ворожденных II группы.

Антенатальная гибель плода была зарегистриро­вана в 4 случаях в основной группе при сроке бе­ременности 28-32 нед. Из них в 2 случаях были диагностированы множественные пороки разви­тия плода (при ЖДА среднетяжелой степени в со­четании с острой цитомегаловирусной инфекци­ей), в 1 вследствие ВУИ бактериально-вирусной этиологии на фоне ЖДА тяжелой степени.

Родились всего 805 живых детей, из них 251 (31,2%) ребенок был недоношенным (148, или 46,2%; 84, или 28,3%, и 19, или 10,1%, детей IА,IБ и II групп соответственно), в 6 случаях (2 в IБ и 1 — во II) была двойня, в 1 (II группа) тройня. В 2 случаях (IА) имела место интранатальная, в 3 ранняя неонатальная смерть, причиной которой была ВУИ смешанного генеза. Во всех данных случаях отмечена тяжелая степень анемии.

Родился 251 недоношенный ребенок (148, или 46,2%; 84, или 28,3%, и 19, или 10,1%, детей в IА, IБ и II группах соответственно), масса которых ко­лебалась от 990 до 2900 г и составила в среднем 1790±650 г, 2100±420 г и 2340±535 г в IА,IБ и II группах соответственно. Масса доношенных но­ворожденных колебалась от 2130 до 4620 г и со­ставила в среднем 2670±350 г, 3100±282 г и 3443±416 г в IА,IБ и II группах соответственно. Клинические признаки задержки внутриутробного развития новорожденного наблюдались в 224 (27,7%) случаях, из них у 78, или 24,3%, детей IА подгруппы, 24, или 8,1%, IБ и 15, или 7,9%, II.

Асфиксия легкой степени отмечена в 11,2 раза больше (р<0,05) у новорожденных IА и 9,2 раза IБ подгрупп, чем в группе сравнения; средней тя­жести в 40 раз и 21,4 раза больше в основной группе, чем во II; тяжелой степени в 5,6 и 2,3 ра­за больше в IА и IБ, чем во II.

Осложненное течение адаптации у новорожден­ных основной группы было достоверно выше (р<0,05),чем в группе сравнения.

Диагноз ВУИ был подтвержден у 287 (46,5%) де­тей основной группы. Частота врожденной пнев­монии составила 48,8%, трахеобронхита 13,1%, конъюнктивита 18,9%, врожденного везикулеза — 28,9%, омфалита 6,0%, микроцефалии 2,5%, глухоты 0,6%, пороков развития 3,8%. Перина­тальная смертность составила 14,5%.

Таким образом, общая частота ЖДА среди всех беременных, наблюдавшихся в муниципальной женской консультации №2 Махачкалы, составляла в 2002 г. 51,9%, в 2003 г. 52,2% и 2004 г. 52,6%, т.е. в течение этих лет фактически не изменилась. Однако отмечен рост ЖДА среди беременных с высоким инфекционным риском почти в 2 раза с 17,5% в 2002 г. до 33,2% в 2004 г. Очевидно, это связано с увеличением в последние годы численности пациенток с острой или рецидивом хрони­ческой бактериальной и/или вирусной инфекции. Средняя частота ЖДА у беременных с инфекци­онным риском в 2002-2004 гг. составила: (17,5%+24,9%+33,2%):3=25,2%

Углубленное изучение данных анамнеза, особен­ностей течения беременности, родов и послеро­дового периода, состояния плода и новорожден­ного показало, что пациенток с ЖДА в сочетании с инфекционной патологией необходимо относить к группе высокого риска по развитию акушерских и перинатальных осложнений.

На основании проведенного нами анализа аку­шерских и перинатальных исходов у пациенток с острой или рецидивом бактериальной и/или ви­русной инфекций были выявлены следующие значимые факторы риска развития ЖДА:
1) острые вирусные инфекции в период геста­ции;
2) частые и длительные рецидивы хронической бактериальной и/или вирусной инфекции в период беременности;
3) наличие смешанной вирусно-вирусной или вирусно-бактериальной инфекции;
4) отягощенный инфекционный акушерскогинекологический и соматический анамнез (вирусоносительство, хронические воспали­тельные заболевания матки и придатков, хронические заболевания внутренних орга­нов, бесплодие, преждевременные роды, перинатальные потери, рождение детей с пороками развития и др.);
5) отсутствие предгравидарной подготовки и планирования беременности;
6) поздняя диагностика ЖДА у беременных и как следствие отсутствие должного ком­плексного лечения.

Поздняя диагностика анемии, отсутствие лечения, позднее его начало или применение монотерапии у беременных с хронической инфекцией сопро­вождается высокой частотой неблагоприятного исхода беременности для матери, плода и ново­рожденного. Все это, как показал анализ архивно­го материала женской консультации №2 Махачка­лы (617 карт беременных с анемией на фоне острой и хронической бактериальной и/или вирус­ной инфекцией), неизбежно приводит к высокой перинатальной заболеваемости и смертности (46,5 и 14,5% соответственно).

Результаты данного ретроспективного анализа позволили выделить значимые факторы риска развития ЖДА у пациенток с бактериально­вирусной инфекцией, сформировать когорту бе­ременных с риском возникновения анемии, свое­временно проводить раннюю диагностику заболе­вания, профилактику и лечение, что способствует улучшению акушерских и перинатальных исходов.

Литература

  1. Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Мурашко Л.Е. и др. Клиническое значение депонированно­го железа у беременных с анемией на фоне лечения эритропоэтином. Пробл. репродук­ции. 2001; 7 (1): 41-6.
  2. Вахрамеева С.Н., Денисова С.Н., Хотимченко С.А., Алексеева И.А. Латентная форма железодефицитной анемии у женщин и со­стояние здоровья их детей. Рос. вестн. перинатол. и педиатр. 1996; 41 (3): 26-30.
  3. Соколова М.Ю., Никонов А.П. Железодефи­цитная анемия у беременных и ее лечение гино-тардифероном. Тер. арх. 2003; 7: 87-8.
  4. Шехтман М.М. Руководство по экстрагенитальной патологии у беременных. М., 1999; с. 815.
  5. Бугланов А.А., Сулейманова Д.Н., Тураев А.Т. Показатели статуса молока и их значе­ние. Новое в гемат. и трансфузиол. Тезисы докл.Ш Съезда гематол. и трансфузиол. Уз­бекистана, посвященного 50-летию институ­та. 26-28 апреля 1990 г. Ташкент. Ч. 1, с. 96­8.
  6. Генкин М.Б. Влияние осложненной гестозом и анемией беременности на гемодинамику новорожденных в периоде адаптации: Автореф. дис. канд. мед. наук. Ташкент, 1990.
  7. Жаров Е.В., Ковальчук Я.Н. Оценка эффек­тивности препарата «Фенюльс” в акушерскогинекологической практике. Вестн. Советы врачу. 1999; 1: 110.
  8. Галицкая С.А. Диагностика и коррекция же­лезодефицитных состояний у женщин в тре­тьем триместре беременности: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Иваново, 2004.
  9. Горячев В.В. Метаболизм железа при бере­менности. Астрахань, 1994; с. 100.

Комментировать

Нажмите для комментария

Медична виставка ГалМЕД

Мы на Facebook